КАРАЧАЙ В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

В первой трети XIX в., как уже указывалось выше, проти-
воборство между Османской и Российской империями за кон-
троль над Северным Кавказом разгорелось с новой силой. В
1824 г.,вышедший из Анапы отряд Гасан-паши совершил рейд
в Закубанье, которое, согласно Бухарестскому трактату 1812г.,
входило в орбиту влияния Стамбула (граница между двумя
империями определялась по Кубани), Карачай, находившийся
в самых верховьях Кубани, представлял собой спорную терри-
торию, на которую претендовали обе державы. В начале 1820
г. анапский паша, являвшийся наместником султана на Северо-
Западном Кавказе, признал за князем Исламом Крымшамхало-
вым (Ачахмат улу) титул "вали Карачая", т.е. губернатора.

В то же время русское командование также держало Кара-
чай под пристальным вниманием. И это было вполне объяснимо,
ибо через его территорию проходили стратегические пути, пере-
254

валы, соединяющие Закавказье с Северным Кавказом. В 1812 г.
основные сведения о карачаевцах были внесены в "Военно-
топографическое и статистическое описание" горских областей,
которое составил полковник А.М. Буцковский. В описании ука-
зывались данные о военном потенциале Карачая: "В обитаемых
ими горах находится свинцовая и железная руда, из коих выделы-
вают пули и плавят железо, серной золы также много находится,
кою и употребляют для делания пороха .... Ныне их считается до
600 дворов, кои около 1000 воинов вооружить могут". И далее го-
ворится: "В больших им принадлежащих лесах находится отлич-
ный строевой сосновый лес, который они охотно к Баталпашин-
скому карантину за умеренные цены доставлять берутся". Из этих
описаний следует, что в начале века карачаевцы поддерживали
весьма добрососедские отношения с русскими.

Как отмечалось выше, 25 июня 1826 г. командующий
войсками Кавказской линии кн. Горчаков подписал с карача-
евцами договор о нейтралитете (см. выше). Обе стороны брали
взаимные обязательства, "чтобы ни с русской стороны Кара-
чаю, ни со стороны Карачая не было делаемо никогда ничего
неприязненного". У.Д. Алиев, в этой связи писал, что
"карачаевцам было положено не пропускать через свои владе-
ния "недоброжелательных" российскому царизму людей и за
то им великодушно разрешали выход из карачаевской котло-
вины в плоскогорье для пастьбы скота на "русских" якобы па-
стбищах и приобретать себе продукты первой необходимости
...". Несмотря на то, что этим договором российская сторона
де-факто признала политическую самостоятельность Карачая,
договор со стороны карачаевцев, в известной мере, носил вы-
нужденный характер. Царские войска блокировали выходы из
ущелий на северные плоскогорья, т.е. фактически держали Ка-
рачай в состоянии экономической блокады. Это обстоятельст-
во вызывало понятное раздражение среди горского населения.
Недовольство проявлялось и в среде княжеской верхушки Ка-
рачая. Вали Ислам Крымшамхалов держался протурецкой ори-

255

ентации и видел в Османской империи единственную силу,
способную помочь сохранению самостоятельного политиче-
ского бытия Карачая. На единоверную Турцию ориентирова-
лась и часть мусульманского населения края. С другой стороны
- ряд биев справедливо опасалась похода русских войск. У всех
на памяти был свежий пример Кабарды, которая подверглась до
этого опустошительному походу генерала А.И. Ермолова. Турция
давно переживала упадок, ее позиции с каждой новой войной сла-
бели почти повсеместно - в Египте, на Балканах, на Кавказе. Объ-
ективно - Стамбул не имел возможности ничем существенным
помочь своим единоверцам на Кубани, по крайней мере, вплоть до

середины XIX в.

Новый командующий войсками на Кавказской линии
генерал Г.А. Емануель обвинил анапского пашу в нарушении
заключенных соглашений, заявил о праве России на Карачай.
Генерал потребовал от карачаевцев выдачи аманатов
(заложников), на что те ответили, что "будучи единоверцами
турок, они уже присягнули султану и изменить клятве не мо-
гут". Естественно, такое положение дел совершенно не устраи-
вало царское командование. Емануел обвинил карачаевцев в
том, что они совершают набеги, укрывают у себя беглых рус-
ских и т.п. "В последнее время не было набега, в котором не
участвовали бы карачаевцы, не было партий непокорных, рус-
ских, которые бы не находили приюта в их владениях. Пока су-
ществовал этот приток закубанских абреков, имевших для них
значение стратегической цитадели, до тех пор от наших военных
операций нельзя было ожидать сколько-нибудь удовлетворитель-
ного результата", - писал генерал.

Военная экспедиция в Карачай была осуществлена осе-
нью 1828 г. Отряд генерала Антропова двинулся вверх по Ку-
бани к Каменному Мосту (близ совр. Карачаевска). Известие
об этом заставило карачаевцев направить навстречу наступав-
шим значительную часть своих сил, которая могла в условиях
теснин Аман-Ныхыта не только задержать, но и остановить

256

противника. Однако это был отвлекающий маневр русского
командующего. При помощи князя Тенгизбия (Амантиша) Ду-
дова и полковника князя Атажуко Атажукина Емануел пошел
в Карачай окружным путем - к Худесскому ущелью. Здесь со-
единились две колонны - одна под начальством самого Ема-
нуеля, шедшая из Бургустана и другая - генерала Турчанинова,
шедшая из Кабарды. 20 октября 1828 г. у горы Хасаука про-
изошло 12-часовое сражение, окончившееся поражением кара-
чаевского ополчения. В народных песнях "Хасаука" и "Умар"
описываются драматические сцены этого сражения, решивше-
го судьбу небольшого (около 700 дворов) народа. Судьбу Ка-
рачая решили несколько факторов: малочисленность, военно-
техническая отсталость, предательство ....

21 октября войска Емануеля двинулись беспрепятственно
к аулу Карт-Джурт. Вышедшая навстречу делегация карачаев-
ских верхов во главе с олием встретила командующего и имела
с ним беседу. Здесь же было подписано прошение о принятии
карачаевцев в подданство российскому престолу. В нём отме-
чалось "... обязуемся отныне и впредь ни в чём не провиниться
против России, и виновных людей, как-то кабардинцев и про-
чих, - к себе отнюдь не принимать и к ним не приобщаться,
быть всегда Российскому пристолу верноподданным ... ."

Однако процесс действительного присоединения Карачая
к России был многолетним и не ограничивался подписанием
прошения и принятием присяги. Некоторые представители ду-
ховенства вообще считали присягу, данную "неверным" неза-
конной. Вскоре после ухода царских войск, особенно в начале
1830-х годов, карачаевцы посчитали себя не обязанными вы-
полнять данную под принуждением присягу. Как отмечал ко-
мандующий Отдельным Кавказским корпусом генерал барон
Г.В. Розен, карачаевцы "продолжали пропускать хищников"
(так царский генерал называет закубанских горцев, адыгов, бо-
ровшихся за свою независимость, - прим. ред.) через свои зем-
ли и некоторые из них лично участвовали в хищничествах". В

257

ответ на это, аманаты, взятые у карачаевцев Емануелем в каче-
стве гарантии соблюдения присяги (среди них был и сын валия)
были отправлены в начале 1833 г. в Дмитровский полубатальон
военных кантонистов. Тем не менее, встревоженное событиями
в Карачае, царское командование направило туда для перегово-
ров штабс-капитана Генштаба кн. И.В. Шаховского, перед кото-
рым стояла цель добиться возобновления присяги на вернопод-
данство России. Князья, чьи сыновья находились в аманатах,
особо не возражали и в 1834 г. вновь дали присягу. По новому
соглашению, царское командование назначало приставом Кара-
чая "одного из преданных нам (России - ред.) кабардинских кня-
зей". (Одним из таковых был соратник предателя А. Дулова
полковник Атажукин, родственник некоторых карачаевских
биев). В связи с возобновлением присяги русское командова-
ние вернуло прежних аманатов на родину, но взамен их кара-
чаевцы должны были "давать по одному аманату от старшин
и вольного народа".

Это соглашение привносило принципиально новые эле-
менты в систему управления Карачаем. Если до 1834 г. карача-
евцы продолжали управляться своими биями во главе с олием,
который в качестве верховного правителя считался высшим ад-
министративным лицом, то отныне вводился институт приста-
ва. Карачаевский народ, таким образом, отныне образовывал
особое приставство, управляемое лицом, назначаемым русским
командованием. Как отмечала В.П. Невская, часто во главе при-
ставств назначались российские офицеры, нередко и из горцев,
но другой национальности и "только в виде исключения за осо-
бые заслуги перед самодержавием, тот или иной феодал назна-
чался приставом своего народа" (например, в 1850-е годы при-
ставами карачаевского народа назначались осетины - войсковой
старшина Тургиев, есаул Мистулов и др.).

В 1848 г. к Карачаевскому приставству были присоедине-
ны некоторые абазинские аулы. В 1856-57 гг. существовало на
территории Карачая еще одно приставство - Тебердинское, ко-

258

торое позже было присоединено к Карачаевскому приставству.
Наконец, в 1861 г. Карачаевское приставство было объединено с
приставством тохтамышских аулов в одно - Верхне-Кубанское.
Таким образом, система приставств ("военно-народных управ-
лений") просуществовала в течение всей Кавказской войны.

Вплоть до середины XIX в. ситуация в Карачае не отлича-
лась стабильностью. Глава местного духовенства - кадий Кара-
чая Магомет Хубиев (Кадох улу) в 1840-50-х гг. поддерживал
тесные связи с закубанскими черкесами и владетельным князем
Абхазии Михаилом Шервашидзе, отстаивавшим идею само-
стоятельности своей земли. Один из лидеров адыгского газавата
князь Сефер-бей Зан в 1837 г. посылал в Карачай в качестве сво-
его эмиссара Андрея Хоя, по происхождению карачаевца, кото-
рый мальчиком был взят в аманаты, обучался в России, побывал
в Германии и Англии, владел рядом европейских языков. В 1845
г. второй наиб Шамиля в Черкесии Сулейман-Эфенди двинулся
к верховьям Кубани, с целью соединиться с абазинами и карача-
евцами, а оттуда двинуться в Кабарду. Однако войска наиба не
смогли преодолеть сопротивления сильного русского отряда, за-
блокировавшего вход в верховья Кубани, т.е. в Карачай, и вы-
нуждены были повернуть обратно. В 1854 г. кадию удалось ув-
лечь за собой часть карачаевцев, изъявивших готовность высту-
пить против царских войск. По просьбе Хубиева к верховьям
Кубани на соединение двинулся третий наиб Шамиля - Маго-
мет-Амин. Однако русским стало известно об этом; к воротам
Карачая - Каменному Мосту был направлен из Кисловодской
крепости отряд барона Унгерн-Штернберга, Хумаринский отряд
был приведен в боевую готовность, а часть царских войск, во
главе с генералом Евдокимовым, двинулась к Марухе. Как отме-
чал У.Д. Алиев, "предвиделись приготовления больших сил, мо-
гущих отрезать и запереть вождя горцев Магомет-Амина в гор-
ном треугольнике в верховьях Зеленчуков. Прибывшие из Кара-
чая разведчики раскрыли Магомет-Амину опасность и большое
войско Магомет-Амина принуждено было отступить". Лишив-

259

Поход в 1828 г в Большой Карачай
_Условные обозначения:
Движение русских войск-- пунктирная стрелка
Место сражения-- перекрещённаые мечи
Населенные пункты- чёрные прямоугьники
Перевалы- кресты
Позиции ополченцев- геометрический ромб.

Покорение Карачая: сражение на Хасауке в 1828г

щясь надежды на поддержку выступления, кадий Хубиев ушел в
Абхазию, где, по некоторым данным, проживал около 10 лет.
Позднее он был амнистирован, вернулся на родину на короткое
время, вновь занял должность народного кадия.

В 1855 г., во время Крымской войны, часть карачаевцев
пришла на помощь экспедиции Магомет-Амина в Абхазию, где
М. Шервашидзе поднял восстание абхазцев за независимость.

Имея целью не допустить разрастания антиколониально-
го движения царская администрация старалась путем поощре-
ний и различного рода дарований привлечь на свою сторону
руководящую элиту горских обществ. Эта же политика при-
менялась и в отношении карачаевских верхов. Представители
местной аристократии - князья Бадра Крымшамхалов, Батоко
Карамурзин и его брат Кючюк получили воинские звания офи-
церов русской армии (подпоручиков). Двое последних, еще при
графе Евдокимове, были пожалованы 670 десятинами земли,
впоследствии земельные наделы в частную собственность полу-
чили штабс-ротмистр Х.М. Крымшамхалов (1500 дес.), прапор-
щик Асланбек Крымшамхалов (600 дес.), упомянутый поручик
Бадра (500 дес.), поручик Абдрузак, Таусолтан Крымшамхаловы,
а также поручик кн. Пшемахо и Ачахмат Дудовы (по 200 дес.) и
др. Чин поручика и земельный надел в 500 дес. получил уздень
Керти Салпагаров, чин юнкера и столько же земли - уздень
Ожай Байчоров. Подобными методами царским властям удалось
вскоре стабилизировать обстановку в Карачае, который надолго
стал одним из самых спокойных регионов Северного Кавказа,

Таким образом, окончательное присоединение Карачая к
Российской империи приходится на середину 1850-х годов.

КАРАЧАЙ В ЭПОХУ РЕФОРМ (60-70 гг. XIX В.)

Это были годы, когда Карачай, как и вся империя в це-
лом, переживала целый ряд социальных, административных,
судебных и пр. реформ. Здесь мы рассмотрим как бы два уров-

261
ня реформ: общероссийские реформы, как они протекали в Ка-
рачае и реформы регионального, местного характера.

В 1860 г. правое крыло Кавказской линии было преобразо-
вано в Кубанскую область, а левое - в Терскую область. При этом
часть земельных владений карачаевцев оказалось в одной облас-
ти, а другая часть в другой. Примерно 33 % карачаевцев прожива-
ли в это время в районе так называемых Эшкаконских пастбищ,
между реками Кумой и Эшкаконом. Административный раздел
привел к тому, что жившие на этом участке карачаевцы были по
национальному признаку отнесены к жителям Кубанской области,
а их земельные доли оказались в Терской области и, таким обра-
зом, эта часть карачаевцев лишилась тамошних владений.
Лишь в 1868 г., взамен этого, карачаевцам отвели небольшие уча-
стки между рр. Кумой и Кубанью (26 тыс. дес.) и на левом берегу
р. Теберды (14 тыс. дес.). Именно на этих участках впоследствии
возникли новые карачаевские селенья: Тебердинское (1868), Сен-
тинское (1870), Каменномостское (1870), Марийское (1875), Дже-
гутинское (1883). Волевое, без учета интересов проживающего
там населения, проведение границы между Карачаем и Кабардой
впоследствии приведет к серьезным территориальным спорам и
земельному конфликту между этими народами (1920 г.).

В 1864 г. система приставств была упразднена и вместо нее
введено окружное правление. Одним из округов Кубанской об-
ласти стал Верхне-Кубанский округ, состоявший из 3-х участков:
карачаевского, абазинского и армянского. Однако, как отмечает
В.П. Невская, "перемена названия с расширением границ округов
мало изменили сущность управления. Округа, как и приставства,
не вносили никакой организации в жизнь горских народов и,
главное, не освобождали их от режима военной оккупации".

В 1866 г. было утверждено "Положение об управлении
горцами Кубанской области". Все горские народы области бы-
ли распределены по 5 округам, все карачаевские и абазинские
аулы по р. Куме и ее притокам вошли в Эльборусский округ.

С 1 января 1866 г. для горцев вводилась новая система
обложения повинностями; устанавливались 3 их вида:

- государственные платежи: подымная подать и сбор на
содержание полицейской милиции (податное население в Ка-
рачае было разделено на две категории: 1-я категория включа-
ла семьи с большим и средним достатком и платила от 15 до 30
руб. подати; 2-я состояла из обеспеченных и совершенно не-
имущих и уплачивала от 75 коп. до 4-х руб);

- общественные повинности (шли на содержание аульных
правлений, народное образование, медицину);

- натуральные повинности (работа по постройке дорог,
мостов, общественных сооружений).

С 1887 г. карачаевцы начали платить еще одну разновид-
ность государственных платежей - воинский налог (1 руб. 33
коп.), которую они, как и другие горцы, вносили в казну вме-
сто воинской повинности, от которой они на некоторое время
были освобождены.

Эта система просуществовала вплоть до 1900 г., когда
была проведена очередная реформа податного обложения,
заменившая подымную подать государственной оброчной по-
датью.

Положение 1868 г. определяло порядок местного управ-
ления на уровне аульских общин.

Старшина, по положению, назначался начальником об-
ласти по представлению окружного начальника (в исключи-
тельных случаях разрешалось избирать аульного старшину).
Остальные должностные лица аульного правления избирались
аульным сходом (сроком на 3 года), который контролировал их
деятельность, решал вопросы общественных земельных уго-
дий, выносил санкции в отношении провинившихся (например
об изгнании из аула), принимал решения по вопросам опекун-
ства и т.д. Членами аульного схода могли быть главы семей,
являющиеся домохозяевами, т.е. наемные работники исключа-
лись и лица, признанные не коренными гражданами аула. В

263

целом полномочия аульного схода были весьма обширны.
Именно на нем решались такие немаловажные вопросы, как
выдача ссуд из аульной казны и запасных магазинов, раскладка
податей и повинностей, сбор средств на общественные расхо-
ды и т.д.

В 1871 г. произошла очередная административная реор-
ганизация. Военно-народные округа были ликвидированы.
Кубанская область была разделена повсеместно на уезды. Ка-
рачаевцы, абазины, черкесы и ногайцы, входившие до этого в
разные округа - Эльборусский, Зеленчукский и Урупский,бы-
ли объединены вместе с соседними казачьими станицами в
Баталпашинский уезд.

Своеобразно проходила судебная реформа. В соответст-
вии с положением 1866 г. были упразднены сословный княже-
ский и духовный суды, вместо которых вводился бессловный
гласный суд. В связи с этим, учреждались "окружные словес-
ные суды" из 6 членов: председателя, 3-х депутатов - предста-
вителей от сословий и 2-х кадиев. Поскольку председателем
этого суда являлся окружной начальник - не могло быть и речи
о разделении властей и независимости суда. Депутаты и кадии
избирались тайным голосованием гражданами аулов. Источни-
ком судебных решений являлись адаты (прежде всего имуще-
ственные споры, кражи; умыкание женщин, увечья и т.д.) и
шариат (брачно-семейное право, наследованные вопросы и
др.). Судопроизводство велось на русском языке (для чего име-
лись специальные переводчики) по принципу гласности и сло-
весности. Для разбора мелких дел (споров и тяжб между жите-
лями, ценою до 50 руб., оскорблений, нарушения мер и весов,
кражи вещей, стоимостью до 30 руб., преднамеренная запашка
или потрава чужого поля, порча изгороди и т.п.) в 1868 г. были
созданы аульные суды.

Позже, вместо окружных судов, были введены "горские
словесные суды". Карачаевцы обращались в Баталпашинский
горский словесный суд. Он состоял из председателя (уездный

начальник), его помощника, депутатов от населения и кадиев.
На первом этапе выборов аульные общества избирали дове-
ренных лиц, из числа которых уездный начальник (а позже -
атаман отдела) назначал депутатов и кадиев. В 1870-1890 гг.
должности кадиев занимали Байрамуков Магомет, Кочкаров
Исмаил, Акбаев Токмак, Хачиров Джагафар. Известны имена и
других депутатов - Джашарбека Байрамукова и Бостанова
Алия. Ряд вышедших в отставку членов горского словесного
суда получили земельные наделы от администрации.

Наиболее значительной из реформ 60-70-х гг. была, без-
условно, крестьянская реформа - отмена крепостного строя.
Это событие произошло на Кавказе гораздо позже, чем в ос-
тальных регионах России. Лишь 30 апреля 1868 г. Александр
И одобрил "Правила по освобождению зависимых сословий в
горских племенах Кавказа".
Датой обязательного осво-
бождения крепостных кре-
стьян было определено 1 но-
ября 1868 г. До этого осво-
бождение совершалось на
основании добровольных
сделок между владельцами
и крепостными. Всего в Ка-
рачае было освобождено
2462 человек. Причем, в те-
чение ноября, когда должны
были заключаться обяза-
тельные сделки по освобо-
ждению, полную свободу
обрели 945 человек (менее
50 человек оставались неос-
вобожденными по причине

Нахождения их на отда-  
лённых кошах), большая

Хачиров Джагафар-кадий Карачая в нач.  ХХ века

Хачиров Джагафар -кадий Карачая нач. XX в.

265
же часть зависимого населения получила освобождение пу-
тем добровольных сделок.

По условиям освобождения, все лица до 7 лет, женщины
старше 50 лет и мужчины старше 55 лет освобождались бес-
платно.
Условия освобождения патриархальных рабов были бо-
лее тяжелыми, нежели для крепостных. Значительная часть
крестьян вместо выкупа договаривалась об отработке, в ко-
нечном итоге полное освобождение растянулось на годы.

Освобождение крестьян имело весьма значительные
последствия для дальнейшего развития карачаевского об-
щества: значительная часть бывшего зависимого сословия
покинула селения Большого Карачая и перебралась в но-
вые аулы. Это нанесло ощутимый удар, прежде всего, по
крупным землевладельцам, которые, лишившись рабочих
рук, должны были изыскивать новые формы хозяйствова-
ния или разоряться. В таких условиях, крупные владельцы
земельных угодий вынуждены были, за невозможностью
самим использовать свои земли, сдавать их в аренду. Нату-
ральный характер арендной платы в данном случае не имел
особого значения, так как в условиях быстрого приобще-
ния национальной элиты к российскому уровню потребле-
ния (в т.ч. и стремление изыскания именно денежной мас-
сы). В таких условиях натуральная продукция, поступав-
шая к арендодателю в качестве арендной платы, за выче-
том необходимой для личного потребления части, оказы-
валась на рынке. Так, медленно, но все же уверенно, круп-
ные земельные собственники переходили к капиталистиче-
скому способу производства. Этим и объясняется тот факт,
что, лишившись крепостных работников в 1868 г., наибо-
лее крупные землевладельцы (Крымшамхаловы, Дудовы и
др.) оставались таковыми и через 40 лет, в начале XX в.
Более того, они приобрели значительные новые участки
земель в районе Джегуты.


ПРОСВЕЩЕНИЕ И ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВО
В КАРАЧАЕ (XIX - НАЧАЛО XX ВВ.)

Имеющиеся данные позволяют сделать вывод, что и до
Октябрьской революции 1917 г., и до присоединения Карачая к
Российской империи карачаевцы не были бесписьменным на-
родом. В начале уже отмечалось, что письменность у карачаев-
цев была зафиксирована еще в начале XV в. (И. де Галонифон-
тибус, 1404 г.). Обнаруженный недавно в Карт-Джурте эпигра-
фический памятник 1695 г. с текстом на арабском и старока-
рачаевском языке указывает на то, что по крайней мере, в XVII
в. карачаевцы имели письменность, созданную на основе араб-
ской графики. О повсеместном использовании карачаевцами
этого письма свидетельствуют памятники ХУШ-ХГХ вв. с ара-
бографическими текстами, обнаруженные в Карачае еще в до-
революционный период. Кроме того, с XVII века карачаевцы в
дипломатических сношениях использовали русский язык и
русскую письменность (с помощью местных и русских толма-
чей и писцов).

В начале XIX в. в Карачае имелась начальная духовная
школа (мезирте) для обучения детей. Преподавал в ней Саркит-
мулла. Трагическая гибель учителя и десятков его учеников,
ставших жертвами чумной эпидемии, сохранилась в памяти на-
рода, посвятившего этому событию песню-плач (кюу).

Карачаевские муллы, как правило, обучались в духовных
учебных заведениях Дагестана (Темирхан-Шура), а также в
Крыму и Турции. Обучение в аульных духовных школах
(мезирте, мектабы) ставило целью овладения основами му-
сульманского и светского образования (чтение Корана, Хади-
сов, арифметика, философия и т.д.).

Поскольку священнослужители были наиболее грамот-
ной частью населения, то нередко именно из их среды проис-
ходили видные деятели карачаевской культуры. Таким был,
например, Байрамуков Кючюк (1780-1850), с именем которого

266. 267

связывают зарождение национальной литературы. Он в тече-
ние ряда лет обучался на Востоке, получил образование в
Стамбуле, владел арабским и турецким языками. Кстати, за ру-
бежами Карачая получил духовное образование и знаменитый
кадий Магомет-эфенди Хубиев.

Присоединение к России, на первых порах, не внесло ника-
ких изменений в традиционную систему образования в Карачае,
где, по-прежнему, продолжали функционировать чисто духовные
учебные заведения начального типа. Лишь через полвека, после
официального вхождения в состав империи (1878 г.) царская ад-
министрация открыла здесь первое светское учебное заведение -
Учкуланское одноклассное училище, вначале с пятилетним обу-
чением, а с начала XX в. - двухлетнее училище с 7-летним обуче-
нием. Для обучения детей из других аулов, при училище был от-
крыт пансион, а позже, когда в других аулах были открыты по-
добные же училища, нужда в пансионах отпала и они были пре-
образованы в обычные горские школы. В Учкулане, Хурзуке и
Теберде возникли и женские отделения в светских школах.

Учкуланское училище было наиболее крупным из гор-
ских школьных заведений Баталпашинского отдела. В ней
обучались также дети из Балкарии и Черкесии. Для обучения
мальчиков столярному делу при ней открыто было ремеслен-
ное отделение.

На содержание Учкуланской школы (училища) взимался
особый сбор со всех аулов Карачая в размере 1 руб. 50 коп. с
каждого "дыма". В училище обучалось 60 детей, большая часть
которых были жители трех аулов Большого Карачая
(Картджурт, Учкулан, Хурзук). Учебный персонал состоял, как
правило, из трех лиц: заведующего училищем (он же - старший
учитель), младшего учителя и законоучителя. Последний обу-
чал основам мусульманского вероучения и, как правило, при-
надлежал к духовному сословию. Преподавателем училища в
первые годы его существования был кадий Байрамуков Маго-
мет. Впоследствии, там же работал учителем и директором

268

высшего начального училища его сын - Ильяс Байрамуков
(1869-1921), получивший образование в Ставропольской гимна-
зии. Кубанскую учительскую семинарию в конце ХIХ в. закон-
чил Хызыр Халилов (умер в 1943 г.), работавший впоследствии
в горских школах Карачая (Септы, Джегуте, Картджурте, Тебер-
де). Учительствовали в Карачае также Аслан-Мурза Боташев,
Иммолат Хубиев, Курман Курджиев, Тохтар Биджиев и другие
известные просветители.

К началу XX в. во всех 12 карачаевских аулах были от-
крыты начальные школы, в которых ежегодно обучалось около
500 учащихся. По образованию карачаевцы занимали на Се-
верном Кавказе 2-е место (после Осетии).

К концу ХIХ в. относится зарождение карачаевской на-
циональной интеллигенции. Этому способствовало и то, что
горцы получили доступ, хотя и ограниченный, в российские
светские учебные заведения, где система образования была по-
строена по европейским образцам. Ставропольскую гимназию
в 1875 г. с серебряной медалью окончил Ислам Дудов. Он же. в
1880 г., окончил Санкт-Петербургский институт путей сооб-
щения и стал первым карачаевцем, получившим высшее инже-
нерное образование. С медалью окончил Ставропольскую гим-
назию в 1906 году Саид Халилов. Появились первые светски
образованные медики, занимавшие должности аульских
фельдшеров (Халит Эркенов, Магомет Кочкаров в Учкулане,
Бекир Чеккуев и Таубий Хубиев в Картджурте и др.).

В 1889-1910 гг. в просвещение своего народа большой
вклад внес известный общественный деятель, просветитель,
художник и поэт Ислам Крымшамхалов (1864-1910). Будучи
общекарачаевским доверенным лицом, он содействовал откры-
тию в Карачае новых школ и фельдшерских пунктов. Им была
предпринята попытка организовать в Теберде образцовую жи-
вотноводческую ферму для улучшения породности скота, на-
лаживания современного молочного производства. Просвети-
тель находился в дружбе с передовыми деятелями российской

269

культуры - художником НА. Ярошенко, поэтом Л.К. Хетагуро-
вым и др.

К предреволюционным годам относится начало просвети-
тельской деятельности Умара Алиева (1895-1938), Наны Токова
(умер в 1925), Ислама Карачайлы - Хубиева (1896-1938).

Велика роль передовых русских учителей Моисея Алейни-
кова, Николая Кириченко, Владимира Витковского и др. в про-
свещении карачаевского народа.

МУХАДЖИРСТВО

Как и целый ряд других горских народов Кавказа во
второй половине ХIХ-начале XX вв. Карачай пережил траги-
ческий период своей истории - переселение большой части на-
селения в Турцию (мухаджирство). Имперско-шовинистическая
политика правительства Александра III и протурецкая агита-
ция духовенства способствовала тому, что в 1886-1887 гг. не-
которая часть карачаевцев целыми семьями вынуждена была
отправиться в далекий, полный опасностей путь - "на му-
сульманскую землю". По дороге многие, в особенности обес-
силенные трудным путешествием люди преклонного возрас-
та и дети, гибли или страдали от различного рода болезней.
Турецкое правительство проявило внимание к мигрантам и
дало указание оказать помощь в расселении и обеспечении
их жильем и питанием.

Вторая волна мухаджирства приходится на начало XX
в., в особенности на 1905 г. На этот раз представители цар-
ской администрации предпринимали попытку отговорить ка-
рачаевцев и даже пресечь мухаджирство. Власти обосновы-
вали эти акции опасением, что с уходом местного населения
прекратится всякая хозяйственная деятельность в высоко-
горьях, приносившая определенную экономическую выгоду
государственной казне (Карачай занимал первое место среди
народов Нагорной полосы по количеству скота (658 тыс.) и

производству продукции животноводства). К тому же, власти
сознавали, что русское население не пожелает обживать вы-
сокогорья и менять свой земледельческий хозяйственный ук-
лад. Однако, несмотря на это, часть карачаевцев переселилась
за пределы России. Второй поток переселенцев был более
сильным, нежели первый. Для мухаджиров, решивших оста-
вить родную землю, это переселение было не менее драма-
тичным, чем исход переселения в 1880-х годах. Материаль-
ные потери, болезни, умершие в пути - все это имело место и
на этот раз. Да и само по себе расставание с родиной, землей
предков, близкими людьми являли собой человеческую тра-
гедию. Не случайно тема мухаджирства заняла значительное
место в целом ряде народных песен, описывающих тяготы
людей, лишившихся родины.

Необходимо отметить, что и на этот раз, правительство
Турции, взявшее на себя роль защитника единоверцев, оказало
помощь мухаджирам. Они были расселены в основном в цен-
тральных районах Анатолийского полуострова. Впоследствии
часть мухаджиров поселилась в странах Арабского Востока, в
частности - в Сирии.

СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА
И СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ

Вплоть до отмены крепостного права (1868 г.) оставалось
неизменной прежнее деление карачаевского общества на со-
словия. Сословная иерархия в дореформенный период выгля-
дела следующим образом.

1. Аристократия (аксюек) - букв, "белая кость"):
а) бии или таубии (букв, "горские князья");
б) чанка - "младшая" разновидность биев.
К 1867 г. биев было 284 чел., чанка - 255 чел.; всего ари-
стократическое сословие насчитывало 539 чел. (3,7 % населе-
ния Карачая).

270/271

2. Свободные (уздени).
а) сырма-уздени (уллу-ёзден, сыйлы-ёзден), "первосте-
пенные" или "большие" уздени; это - полуфеодалы;

б) кара-уздени (тюз-ёзден), т.е. "простые" уздени;
в) азаты, тёбен-ёздени или арыгьан ёзден (давно освобо-
ждены от крепостной зависимости).

Абсолютное большинство узденского сословия составля-
ли кара-уздени, к сырма-узденям принадлежали лишь несколь-
ко фамилий. Уздени всех степеней составляли 80,6 % населе-
ния (31779 чел., из них азатов - 1801 чел.).

3. Зависимое население:
а) крепостные крестьяне (юлгюлю или джоллу къул);
б) патриархальные рабы (джолсуз или башсыз къул).

В 1867 г. крепостных насчитывалось 1825 чел. (12,4 %),
рабов - 582 чел. (3,3 %). Сословие лично зависимых составляло
в целом 2407 чел. (15,7 % населения). Всего численность кара-
чаевцев на то время составляла 14725 чел. Ко времени отмены
крепостничества фактически исчезла такая категория узден-
ского сословия как "сарайма-уздени" - служилое узденство,
несшее постоянную военную службу на границах и у князей,
на содержании которых оно находилось.

Права аристократов были чрезвычайно обширны. В руках
биев находилась административная, военная и судебная власть.
Согласно адатам, перед биями свободные крестьяне - кара-
киши и азаты обязаны были нести целый ряд обязанностей.
Они были обязаны:

- при выдаче дочери замуж отдавать своему князю 2 головы
скота (эмчеклик) и другому князю - 2 головы скота (пару быков);

- в период покоса отдавать бию одного барана для пропи-
тания косарей бия (если уздень имел не менее 60 овец);

- зимой каждый узденский двор должен был кормить од-
ну скотину бия, отвечая за ее жизнь;

- на время покоса каждый узденский двор должен был
выделить одного косаря на один день для бия (а также одного

272

человека с парой быков для перевозки бийского сена, одного
человека - для сбора сена и поставки копен);

- при постройке бийского дома узденский двор выделял
человека для перевозки заготовленного леса;

- в период пахоты каждая узденская семья выделяла одного
человека с парой быков и орудиями труда для работы по удобре-
нию 1 день), на пахоте (1 день), уборки на жатве (1 день) и др.

Таким образом, экономическое благополучие биев осно-
вывалось прежде всего на эксплуатации наиболее многочис-
ленной группы населения общинников, с которых взымалась
натуральная и отработочная рента.

Вместе с тем, уздени признавались юридически свобод-
ными и бии не имели права по адатам покушаться на личность
и собственность узденей. Адат предписывал биям защищать
покровительствуемых узденей. Последние, как правило, явля-
лись воспитателями (аталыками) многих бийских детей. Бии, в
отличие от узденей, не подлежали суду народного тёре, а дела
их рассматривались корпоративными органами самих аристо-
кратов (бий тёре, бий кенгеш). Адаты запрещали биям вступать
в браки с узденями, а тем более - зависимыми людьми.

Присоединение к России несколько ограничило власть
биев, но не уничтожило ее. Более того, комиссия для разбора
сословных прав горцев Кубанской и Терской областей предло-
жила утвердить в потомственном дворянстве сословие биев "с
видом его чанка", т.е. и биев, и чанка. Аристократы вплоть до
революции 1917 г. оставались самыми крупными землевла-
дельцами в Карачае.

Крепостные крестьяне юлгюлюкулы имели свое хозяй-
ство, земельный участок, орудия труда, скот, однако, признава-
лись лишь держателями их, в то время, как собственниками
считались их хозяева. Крепостные являлись зависимыми
людьми, но обладали определенными юридическими правами
в личном плане. Например, они выполняли свои обязанности
перед владельцами на основании заключенного между ними

273

словесного договора, при котором присутствовали свидетели.
Адаты требовали от владельца выполнения условий договора, а
в случае нарушения его, крепостной мог обращаться за помо-
щью к тёре и свидетелям. Крепостной мог, по своему усмотре-
нию, вступать в брак, выдавать дочерей замуж и женить сыно-
вей. Владелец не имел права, при продаже крепостных кресть-
ян, разъединять семью. Ничего подобного не было в централь-
ных районах Российской империи, где хозяева могли делать с
крепостными все, что угодно и никаких обязательств перед ни-
ми не несли. Таким образом, в Карачае крепостные находились в
несколько лучшем положении, чем в основной массе российских
губерний. Это обстоятельство способствовало тому, что некото-
рые крепостные крестьяне в Карачае смогли накопить опреде-
ленный капитал и даже приобрести рабов (къулну къулу). Одна-
ко положение крепостных в Карачае было нелегким. Они были
обязаны нести перед владельцами многочисленные повинности
натурального и отработочного характера.

Патриархальные рабы являлись полностью бесправными.
Правда, царская администрация внесла некоторые ограничения
произвола по отношению к ним (убийство раба приравнива-
лось к уголовном преступлению, ограничивалась работоргов-
ля, запрещена продажа рабов из одного района в другой и т.п.).

Основными источниками пополнения зависимого населения
в Карачае были набеги на соседние народы и порабощение плен-
ных, покупка рабов, естественное воспроизводство. Имеются ма-
териалы, свидетельствующие, что в прошлом в крепостных кре-
стьян (но не в рабов) обращали некоторых из свободных общинни-
ков, совершивших преступления против имущества и особы биев.

Отмена крепостного права ускорила наметившийся про-
цесс классообразования. Развитие товарно-денежных отноше-
ний, включение в общероссийский рынок способствовали то-
му, что вместо прежних сословных групп возникают классы
нового типа. В качестве ведущей социальной группы, на смену
феодалам, приходила земле- и скотовладельческая олигархия.

274

Такие владельцы как Ожай и Тинибек Байчоровы, Алтыбармак
Гочияев, Кучук Блимготов, своим происхождением не связан-
ные с аристократией, по своему имущественному положению
оставили далеко позади себя многих выходцев из аксюеков. Из
ведущих в прошлом биев Крымшамхаловых, в новых услови-
ях, смогли упрочить свое положение только представители
атаула Ачахматовых. которые царским правительством были
наделены новыми земельными участками в районе Джегуты,
Эльтаркача. Но даже самые крупные бии не смогли по богат-
ству сравниться с крупнейшим собственником скота в Карачае
Джамбулатом Байчоровым (он с сыном владели свыше 1000
голов лошадей и отарой до 10000 овец, а также приобретенны-
ми обширными участками в Малом Карачае). Он снабжал мо-
локом и мясом все курорты Кавказских минеральных вод
(Кисловодск, Ессентуки, Пятигорск и др.). В развитии карача-
евского общества наступала новая эпоха, когда правящим
классом становились предпринимательские круги, сменившие
знать. Однако эти перемены не разрешали социальных противо-
речий, в основе которых продолжала лежать крайняя нехватка зе-
мель. Абрамовская аграрная комиссия 1906-1907 гг., специально
созданная для разрешения этого кризиса в Нагорной полосе Се-
верного Кавказа, лишь зафиксировала тяжелейшее положение,
связанное с малоземельем в Карачае. Единственным результатом
деятельности комиссии стало переселение группы жителей Боль-
шого Карачая. наиболее страдавших от земельного "голода", к
месту слияния Теберды и Кубани, где образовался в 1909 г. но-
вый аул Воронцова-Карачаевский (совр. Новый Карачай).

Неоднократно предпринимались попытки насильствен-
ного передела земель. С требованием справедливого решения
земельного вопроса выступали видные общественные деятели
Карачая, в особенности Солтан-хаджи Байчоров, занимавший
должность общекарачаевского доверенного лица и впоследст-
вии сосланный в Сибирь. За уравнение землепользованием вы-
ступал Ислам Крымшамхалов. Тем не менее никаких реальных275

шагов в этом направлении власти не предпринимали, результа-
том чего были аграрные волнения в Карачае в 1907-1908 гг.

Накал социальных противоречий способствовал извест-
ной политизации общественной жизни Карачая, проявлением
чего стало создание в 1909 г. первого политического кружка
либерального направления, созданного в Теберде под руково-
дством учителя Саида Халилова (1887-1921). Многие члены
этого кружка впоследствии получили известность в качестве
деятелей революционного и послереволюционного перио-
да. (М. Батчаев, М. Урусов, И. Байкулов и др.).

Помимо политического и экономического порабощения,
подобно некоторым другим колониальным державам (например.
Англии), Российская империя несла в завоеванные земли и про-
грессивные начала, выражавшиеся, прежде всего, в привнесении
передовых для того времени техники и технологий, элементов
светского образования, здравоохранения и т.д. Именно с присое-
динением к России связано зарождение промышленности в Кара-
чае, создание сети начальных школ, складывание национальной.
европейски образованной, интеллигенции. Российским же госу-
дарственным вмешательством здесь была разрушена средневеко-
вая система крепостничества и патриархального рабства. Извест-
ная национальная и религиозная терпимость правившего в России
класса способствовала тому, что представители колониальных ок-
раин получали доступ в органы государственного управления, в
ряды военной элиты империи (чего практически не наблюдалось
у других колониальных держав). Обо всем этом не следует забы-
вать при оценке значения присоединения Карачая к России.

Сайт управляется системой uCoz