глава "КАРАЧАЕВЦЫ" из книги  "Народы Карачаево-Черкессии: история и культура"

ВОЗРОЖДЕНИЕ НАЦИИ
В 1956 г, высшее руководство страны, но главе с П.С. Хру-
щевым, осудило "культ личности" Сталина и предприняло ряд
мер '"к преодолению его последствии". В числе их было и реше-
ние о возвращении депортированных народов Северного Кавказа
на родные места

4kar-6.jpgМ.К Черкесов4kar-7.jpgКубанова Н Началось возрождение народа. В 60-70-е годы происходило интенсивное развитие экономики и социальной сферы в местах  компактно го проживания карачаевского населении. Советское
правительство выделило крупные ассигнования на развитие промьпиленности, сельского
хозяйства, культуры науки и просвещении.
.4kar-3.jpgШидакова П Карачаевское население внесло естественный вклад в экономическое развитие области.
Известность получили передовые люди сельского хозяйства, удостоенные высокого звания
Героя Социалистического Трула:
Д.Х. Узденов (1966)  М.К. Черкесов (1966). З.Х Байрамкулова (1971); кавалер ордена Ленина
Р,Л. Чотчаева и многие другие.
4kar-4.jpg Байрамкулова З.Х .4kar-5.jpgУзденов Д.Х. Возрождались традиционные карачаевские отрасли животно-
водства - овцеводство и коневодство. Благодаря усилиям лучших специалистов-карачаевцев Ю.А. Айсандырова, К.М. Урусова и В.А. Парфёнова были восстановлены карачаевская порода черных овец (широко известная даже за пределами России вкусовыми качествами своего мяса) и карачаевская порода лошадей, незаменимая в горных условиях (до депортации Карачай поставлял лошадей практически во все погранзаставы страны), которая подтвердила свои достоинства, впервые в исории поднявшись на вершину Эльбруса (5633 м).
 299

 


4kar-12.jpgС.К. Магомедов  4kar-13.jpgВ.М. Семёнов 

Многие получили генеральские и адмиральские звания,
среди них - Солтан Магамедов, Владимир Семёнов, Зиаутдин
Абдурахманов, Руслан Хачиров, Билял Салпагаров, Зулъфа Бо-
ташева и др. С. Магомедов - участник Великой Отечественной
войны, генерал-полковник, командовал военными округами,
неоднократно выполнял особые задания Советского прави-
тельства в Афганистане. Сирии и Египте. В. Семенов - генерал
армии, командовал военными
округами, стал главнокоман-
дующим сухопутными вой-
сками Российской Федера-
ции, первым заместителем
Министра обороны. Ныне -
советник министра обороны в
ранге заместителя министра.


4kar-14.jpg Эбзеев Б.С. Член Конституционного суда РФ.

Имя члена Конститу-
ционного суда Российской
Федерации Бориса Эбзеева
известна ныне всей стране.

Далеко за пределами
Карачаево-Черкесии были известны своей виртуозной
техникой сложнейших операций профессора М.О. Джау-
баев, Б.М. Коркмазов, А.Х. Шаманов. Широко известны имена докторов наук-хирургов Н. Го-
гуева, С. Чаушева, М. Джаттоева, А. 3. Хасанова, тысячи жиз-
ней спасли врачи М. Канаматов, С. Батчаев, Р. Салпагаров, И. Бо-
ташев, М. Хубиев и многие другие.

С конца 1950-х годов началось интенсивное научное ис-
следование истории и этнографии карачаевцев. В основном с
этого периода началось создание современного историко-
этнографического карачаеведения. Большая роль в этом при-
надлежит В.П. Невской, Е.П. Алексеевой, К.Т. Лайпанову,
И.М.Шаманову, Х.Х. Биджиеву, К.М. Текееву, Р.С. Тебуеву
др., работы которых получили признание далеко за пределами
Карачаево-Черкесии.
С именами У.Д. Алиева, У.Б. Алиева, М.А. Хабичева,
И. Х.-М Урусбиева, Х.-М.И. Хаджилаева, Х.И. Суюнчева и др.
связано зарождение и развитие современной карачаево-
балкарской филологической школы. С 1960-х годов ведутся

301
систематические исследования в области новой, для Карачае-
во-Черкесии, научной дисциплины - эпиграфики (Л.И. Лав-
ров, М.А. Хабичев, С.Я. Байчоров).
Значительный вклад в развитие национальной фолькло-
ристики внесли М.А. Хабичев, М.А. Хубиев, Р.А.-К. Ортабае-
ва, Ф. Урусбиева и многие другие. Благодаря их трудам были
спасены от забвения богатейшие материалы из творческого
наследия карачаевского народа.
Фундаментальные работы в области современного кара-
чаевского литературоведения принадлежит А. Караевой, Н. Ка-
гиевой, Н. Байрамуковой, Ф. Урусбиевой, 3. Караевой, К. Тотор-
кулову и др. Их труды стали настольными как для исследова-
телей национальной прозы и поэзии, так и для педагогов, студентов и учащихся.

4kar-15.jpg

Исмаил Семёнов (Джырчы Смаил)

В отличие от научных направлений (хотя и не
всех), национальная литература карачаевцев берет свое
начало с эпохи средневековья. Но XIX век принято
считать периодом становления литературной школы
карачаевцев благодаря именам таких выдающихся по-
этов Карачая, как Калтур Семенов, Ислам Крымшам-
халов, Каспот Кочкаров, Аппа Джанибеков и др. На-
чав свое творчество в конце XIX века, вошел в XX век,
громко заявив о себе, Исмаил Семенов - самая яркая,
вероятно, звезда на поэтическом небосклоне Кара-
чая на сегодня. Он - автор ставшей общекавказской песни
"Эльбрус".

 В послереволюционный период карачаевская литера-
тура дала народу не менее известные имена: И. Тамбиев, И. Ху-
биев. X. Аппаев, И. Каракетов, Т. Борлаков, М Урусов, А. Ур-
тенов, А. Биджиев, А. Боташева, X. Байрамукова и многие
другие. Большинство из них были или репрессированы в 30-е
годы, или погибли на фронтах Великой Отечественной войны.
Остальные, вместе с народом, были депортированы в Среднюю
Азию. После возвращения с мест высылки в активную дея-
тельность по возрождению национальной литературы включи-
лись Х.Б, Байрамукова, О.А. Хубиев, А. Боташева и другие. 60-
70 годы дали имена таких известных поэтов, как Азрет Семенов,
Назифа Кагиева, Мусса Батчаев, Азамат Суюнчев, Назир Хуби-
ев, Ахмат Кубанов, Альберт Турклиев, Махмуд Кубанов и мно-
гие другие. В прозу этих лет внесли свой достойный вклад та-
кие писатели, как К. Коркмазов, Д. Кубанов, Н. Кагиева, М. Бат-
чаев, X. Дотдуев и др. В 70-80- гг. признание получили молодые
талантливые литераторы: Дина Мамчуева, Юсуф Созаруков,
Альберт Узденов, Сафар Узденов и многие другие.

Не погибла в годы депортации и возродилась сцениче-
ская культура карачаевцев, в т.ч. театральный жанр, который
уходит своими корнями в языческую эпоху. Одним из извест-
ных пропагандистов театрального искусства по праву считает-
ся Аппа Джанибеков, начавший пропаганду национального ку-
кольного театра еще в конце XIX века. Знаменательно то, что
этот талантливый поэт сам являлся и драматургом и изготови-
телем кукол, и режиссером, и актером.

После Октябрьской революции 1917 года, он же и был
вдохновителем творческой молодежи. В 20-30 гг. в Карачае
был бум самодеятельных народных театров. Эти же годы и да-
ли предпосылки для возникновения профессионального драма-
тического театра. Активными пропагандистами этого жанра
стали Гемма Гебенов - организатор и участник первых само-
деятельных коллективов в Карачае, и Шахарби Эбзеев - автор

303
знаменитой комедии "Огурлу", удостоившейся 1 места на Все-
союзной Олимпиаде искусств народов Северного Кавказа
(Ростов-на-Дону, 1931 г.). К 1940 году все было готово к созда-
нию карачаевского профессионального театра, но война и де-
портация народа на много лет отодвинула это важное событие
В 1962 году выпускники Ленинградского института
театра, музыки и кино составили основное ядро карачаевской
труппы при Карачаево-Черкесском драмтеатре и, только в 1990
году родился самостоятельный карачаевский профессиональ-
ный драматический театр. Но за это короткое время было по-
ставлено около 100 спектаклей.

В народе стали широко известны и популярны: режиссе-
ры - Борис Тохчуков, Шахарбий Алиев, Асхат Хабичев, Ахмат
Байрамкулов, Хасан Биджиев; актеры - Чотай Алиев, Роза
Хапчаева, Амбий Аджиев, Борис Уртенов, Любовь Гочияева,
Азрет Акбаев, Махар Узденов, Руслан Гочияев, Гульнара Тем-
резова, Тамара Батчаева, Руслан Темрезов, Софья Семенова и
многие другие. Появились свои профессиональные театроведы

- Зинхара Боташева и Борис Борлаков, драматурги - X. Байра-
мукова, М. Батчаев, Б. Аппаев, Ш. Алиев, М. Чотчаев. Режис-
сером X. Эркеновым снят замечательный фильм "Холод",
высоко оцененный российской кинокритикой. Актер театра
X. Биджиев попробовал себя в кино и снял несколько художе-
ственных фильмов. Актеры карачаевского театра успешно де-
бютировали, снявшись в кинофильмах - Л. Гочияева (в фильме
"Ермак"), М. Узденов, Г. Темрезова (в фильмах "Холод",
"Большой капкан ..."). Многие актеры и режиссеры, за достиг-
нутые творческие успехи в театре, удостоены высоких званий
КЧР и РФ.
Изобразительное и прикладное искусство карачаевцев
также берет свое начало из глубины веков. Свидетельством
этому является идентичность рисунков, узоров, растительного,
животного и геометрического орнамента, найденных учеными
исследователями во время раскопок в местах традиционного

304
проживания народа, и ныне, или в недавнем прошлом, бытую-
щими у карачаевцев.
Основоположником современного профессионального
изобразительного искусства считается И.П. Крымшамхалов
(1864-1910 гг.) - доверенный Карачая, выдающийся общест-
венный деятель и просветитель Северного Кавказа, поэт, ху-
дожник и публицист, друг и сподвижник Коста Хетагурова и
художника-подвижника Николая Ярошенко. В годы совет-
ской власти эстафету подхватил его племянник Х.Б. Крым-
шамхалов (1917-1985 гг.) - известный далеко за пределами Ка-
рачая скульптор, член Союза художников СССР, в последние
годы жизни - Народный художник КБ ССР, председатель Прав-
ления Союза художников КБ ССР. В последепортационный
период широкую известность получили работы художников
М. Чомаева, П. Узденова, В. Узденова, М. Абайханова, М. Ку-
банова, М. Хабичева, М. Борлакова, X. Атаева, Д. Блимгото-
ва, К. Хачирова, М. Абазалиева, X. Абазалиева и многих дру-
гих, подавляющее большинство которых являются членами
Союза художников СССР и РФ. Их работы не раз удостаива-
лись высоких оценок на Всероссийских, Всесоюзных и Меж-
дународных выставках. Основоположником жанра "наивного
искусства" в карачаевском изобразительном искусстве является
Исхак Акбаев (1911-1973 гг.), работы которого специалисты
оценивают никак не ниже работ всемирно известного худож-
ника-примитивиста Нико Пиросмани. Не зря его имя попало в
международную "Энциклопедию наивного искусства", а одна
из его работ хранится в Третьяковской галерее. Среди при-
кладников хорошо известны имена карачаевских мастериц На-
зифы Текеевой и Назифы Хубиевой (золотое шитье), Любови
Борлаковой (войлочные изделия) и др.

Музыкальное искусство карачаевцев известно издревле и
славится по всему Кавказу. Среди исполнителей на народных
инструментах, особо ценимых в народе, можно назвать Аппу
Джанибекова и Ислама Крымшамхалова (Х1Х-ХХ вв.), играв-

305
ших на различных инструментах, Аубекира Кулова, Апалистан
Алакаеву, игравших на национальной гармошке, Бориса Хали-
лова, Исмаила Канаматова, Руслана Боташева - на "сыбызгьы"
(типа продольной флейты). Ларису Алиеву - на "джаякъ къобу-
зе" (типа национальной скрипки) и многих других. Из изгото-
вителей народных музыкальных инструментов последнего
времени, достигших определенных успехов и популярности в
народе можно назвать Хачирова, скрипки которого пользуются
большим спросом даже в зарубежных странах, а также Руслана
Боташева - обладателя серебряной медали Международной вы-
ставки мастеров-изготовителей народных музыкальных инст-
рументов (Париж, Лувр 1983 г.) и Большой золотой медали
Международного фестиваля фольклора (Москва, 1988 г.)- Сре-
ди композиторов в народе популярны: Аппа Джанибеков, Кас-
пот Кочкаров, Гемма Гебенов, Шахарби Эбзеев, Мустафа
Мамчуев, Алихан Хабичев, Ибрагим Джабаев, Азрет-Али Бай-
рамуков, Руслан Боташев, Марат Кочкаров, Маджит Ногайли-
ев, Альберт Узденов, Альберт Токов и другие.

Карачаевцы - один из танцующих народов Кавказа. Зна-
менитые танцовщики в народе были во все времена - достаточ-
но обратиться к народному эпосу и фольклору народа. В по-
следепортационный период появилась новая плеяда известных
танцоров: Джанду Чомаев, Заур Акбаев, Мурат Узденов, Рус-
лан Маршанкулов, Исмаил Байрамкулов, Алий Тоторкулов,
Роман Батчаев, Науруз Ортабаев, Магомет Бабоев и многие,
многие другие. Особую лепту в развитие карачаевской хорео-
графии внес украинец по роду - Николай Феофанович Шульга.
Широко известны в Карачае и за его пределами имена работ-
ников культурного фронта, беззаветно преданных своему делу
- Мустафы Мамчуева, Бориса Боташева. Халиса Динаева, Али-
хана Хабичева, Сони Кущетеровой, Руслана Маршанкулова,
Руслана Боташева, Тамерлана Алиева, братьев - Алия и Хусея
Хубиевых, супругов - Бориса и Ларисы Атаевых и многих дру-
гих. Особо популярны в настоящее время среди карачаевской

306
молодежи имена бардов-исполнителей Альберта Узденова, Зу-
рият Боташевой, Альберта Токова, Сафара Узденова, Касбота
Тамбиева, Хасана Хубиева и др. Настоящие аншлаги бывают
на концертах известных современных певцов: Барисби Узде-
нова, Хорлама Алиева, Лидии Батчаевой, Зурият Боташевой,
Альберта Узденова, Халита Хатуева и многих других.

Первый классический балет в Карачае был поставлен хо-
реографом Магомедом Бабоевым. Первая музыка на балет на-
писана композитором Маратом Кочкаровым.
В 60-90 гг. карачаевские спортсмены внесли достойный
вклад в развитие отечественного спорта. Абсолютным чемпио-
ном Мира, Европы и страны по парашютному спорту неодно-
кратно стал Мекер Балаев. Он впервые в мире осуществил
прыжки на вершину г. Эльбрус (1994 г.). Чемпионом Мира по
армрестлингу стал Р. Сарыев. Борцы П. Байчоров, Р. Узденов,
самбистка Ф. Аджиева, чемпион России К. Боташева достигли
выдающихся результатов.

В 1991 году статус Карачаево-Черкесии был повышен до
республиканского. Сейчас она получила самые широкие за более
чем полуторавековую историю пребывания в составе России
права экономического, политического и культурного характера.

ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР
РЕЛИГИОЗНЫЕ ВЕРОВАНИЯ

Древние верования карачаевцев и балкарцев, судя по об-
ширному материалу, собранному учеными, представляли собой
довольно сложную систему. Они вобрали в себя элементы ве-

307
рований тех народов, которые приняли участие в карачаево-
балкарском этногенезе.
Верховным божеством являлся Тейри (Тейри-Хан),
культ которого уходит корнями в древнетюркскую среду, где
он фигурировал под именами: Тенгри, Тэнгри, Дэнгри, Дэн-
гэрэ. Считается, что впервые на Кавказе тенгрианство появи-
лось с гуннами и древними болгарами. По верованиям кара-
чаевцев и балкарцев, Тейри являлся безличностным божест-
вом Неба (в древнетюркских рунических надписях понятия
"бог" и "небо" часто обозначаются одним и тем же словом -
"тенгри"), управляющим судьбами мироздания в целом и от-
дельных людей. Однако, как правило, Тейри не вмешивался
непосредственным образом в обыденную жизнь людей, где
действовали "заместители" верховного божества.

В качестве одного из таких "заместителей" или помощ-
ников главы пантеона выступало божество "Чоппа". Образ
этого божества "тесно связан с аграрным культом, с деторож-
дением, творением и плодородием. В то же время, в отличие
от покровителей жизнеобеспечения людей, он не творит, не
является покровительствующей субстанцией". Целый ряд об-
рядов и ритуалов были связаны именно с данным божеством.
Известны упоминания о "камнях Чоппы" (Чоппа - таш),
шкурке козленка Чоппы (Чоппа-тери), использовавшейся в
обрядах, связанных с рождением домашних животных. Боже-
ству Чоппа были посвящены некоторые праздники: фамиль-
ные, поквартальные, общесельские и общекарачаевские
(Чоппалада тукъум той, Тукъумлада болгъан Чоппа той, Чоп-
палада элни тою, Эльджурт Будиянны Чоппа-тою). Имелись
святилища Чоппы. Необходимо сказать, что это божество
имелось в пантеоне кабардинцев (Шопе и Шоппа) и осетин
(Цоппай), которые заимствовали его, судя по-всему, еще в
раннесредневековую эпоху у древних тюрков. На то, что это
божество было "привнесено" на Северный Кавказ указывает
тот факт, что его культ, до недавнего времени, бытовал имен-

308
но у тюркских народов-шорцев (Алтын-Шаппа), татар-
крящен (Чуппи, Чоп) и др.

Еще с эпохи древних тюрок, на территории Карачая и
Балкарии имел распространение культ богини Умай, покрови-
тельницы детей и плодородия, материнства. В одной из обря-
довых песен, посвященных ей, есть такие слова:

Бийче Умай - дочь Тейри
Бийче Умай - удивительна, необыкновенна,
Она в облике маралихи
Ее облик удивителен.
Почитание этой богини также уходит корнями в древне-
тюркскую среду. Ареал культа Умай охватывал огромную
территорию Евразии. Упоминание о ней зафиксировано в ру-
нических памятниках УШ-1Х вв., где она выступает как суп-
руга главного бога - Тенгри, составляя с последним божест-
венную пару.

В прошлом распространен был культ покровителя охоты
и животного мира - бога Апсаты. На раннем этапе его пред-
ставляли в облике оленя или козла, позднее он обрел антропо-
морфные черты и выступал в образе седобородого, сурового
старца. Он мог наказывать людей, проявивших жестокость к
диким животным (такой случай описывается в старинной пес-
не "Бийнегер"), обрушивать удары стихии на провинившихся
(легенда "Певец гор"). К нему обращались охотники, направля-
ясь в путь за добычей. Судя по тому, что Апсаты присутство-
вал в фольклоре абхазов, сванов, осетин, культ данного боже-
ства уходит корнями к языческим верованиям древних племен,
населявших Центральный и Западный Кавказ.
В виде золоторогого барана и в человеческом облике
представлялся покровитель овец - Аймуш (срав. с адыг.
Емишь).

309
Исследователями зафиксировано в прошлом культ земле-
дельческого божества Эрирея.

Разнообразен был, по представлениям карачаевцев и бал-
карцев, мир демонических существ. Среди них можно называть
Обура. Это существо-оборотень, приносящее вред людям, не-
редко питающееся человеческим мясом. Судя по тому, что об-
раз этого злого духа имелся в представлениях некоторых других
тюркских родов (например, башкир), истоки его нужно видеть
именно в древнетюркскоЙ среде.

Демоническим женским существом представлялся Ал-
масты, представление о которой были в прошлом широко
распространены по всему тюркскому миру. Исследуя этимо-
логию имени этого существа, некоторые исследователи прово-
дят параллель с именем древнемесопотамской злой богини
"Алмасты".

Развито было поклонение различным неодушевленным
предметам (фетишизм). Таковыми были, например, "священ-
ные деревья". В Карачае большим почитанием пользовалось
"Одиновое дерево" (Джуртда Джангыз Терек), в Балкарии - де-
рево Раубазы. "Священные деревья" охранялись обычаем: их за-
прещалось трогать, возле них устраивались различные обряды,
под ними просили о даровании ребенка.

Почитали в прошлом и различных животных (ани-
мализм), среди которых особое место занимал волк. Согласно
представлениям древних тюрков, прародителем всего тюркско-
го племени являлся именно волк. В качестве тотемического жи-
вотного, волк почитался древними болгарами, что подтвер-
ждается частыми находками волчьих амулетов среди архео-
логических памятников. Волчьи зубы, в качестве талисманов и
оберегов, носились в прошлом карачаевцами, как взрослыми,
так и детьми. Для отпугивания злых духов, к детским люль-
кам подвешивались волчьи когти, "Культ волка отразился и в
различных приемах народной медицины, колдовстве карачаев-
цев и балкарцев", он нашел отражение и в нартском эпосе, где
310
вождь нартов Ёрюзмек, оставшись без родителей, оказывается
вскормленным волчицей. Необходимо сказать, что культ волка
имел место не только в тюркском мире. Он бытовал, например,
у кавказских народов, поэтому можно предположить, что по-
читание этого животного имело место еще у древнекавказских
предков карачаевцев и балкарцев, а приход тюрков усилил и
закрепил этот культ.

Этнографами зафиксирован целый ряд других персонажей
языческих верований карачаевцев: "хозяева воды и земли" (джер
Иеси, суу Иеси (суу анасы). покровители стихии (Горий и др.),
"лесной человек" (агъач киши), покровители бракосочетания
(Бинай или Бинакай), деторождения (Джоджу-Шатай) и пр.

ХРИСТИАНСТВО

В позднеаланский период карачаевцы и балкарцы испо-
ведовали христианскую религию (после официального раскола
церкви в XI в. - православного толка). Основными проводни-
ками этой религии здесь были византийцы и правители сосед-
них христианских государств - Грузии и Абхазии. Несмотря на
то, что христианство в Аланию начало проникать еще в УП в.,
успешнее деятельность миссионеров началась вестись лишь в X в.
Одним из наиболее энергичных организаторов христианизации
этого региона - константинопольский патриарх Николай Мистик
(901-925) писал своим миссионерам: "Довершите ваше блаженное
дело и всеми силами постарайтесь утвердить в вере новопросве-
щённых". Судя по всему, внедрение новой религии проходило с
трудностями. В 932 г. аланы "отвратились от христианства и из-
гнали бывших прежде епископов и священников, присланных
к ним византийским императором", - писал арабский летопи-
сец X века Масуди.

Местные правители, первыми принявшие новую рели-
гию, помогали миссионерам всеми силами. В Х-Х1 вв. были
возведены храмы, некоторые из которых сохранились по сей

311
день (Сентинский, Шаонинский, Архызский). В аланской сто-
лице Маасе располагалась кафедра главы местной церкви - ми-
трополита Аланского.

Принятие христианства было весьма прогрессивным яв-
лением. Развитие архитектуры, внедрение письменности, рас-
ширение контактов с цивилизованными государствами христи-
анского мира способствовало поднятию культурного уровня
населения.
Монгольское нашествие и, в особенности, поход войск
Тимура нанесли сокрушительный удар христианизации края.
Автор XV в. Иосафат Барбаро писал: "Народ сей (аланы), ис-
поведавший христианскую веру, был истреблен и выгнан из
жилищ своих". Население, оставшись без сословия духовенст-
ва, постепенно возвращалось к политеистическим верованиям.
Вскоре решением константинопольского патриархата аланская
митрополия была упразднена.

В общественном сознании карачаевцев, однако, христиан-
ский период не прошел бесследно. В их родном календаре и на-
званиях дней недели остались имена христианских святых: Элия
(св. Илья), Никол (св. Николай), Эндреюк (св. Андрей), абустол
(апостол), Геурге (св. Георгий), Барас (св. Параскева) и др.

В ХШ-ХIУ вв. в результате торговой экспансии генуэзцев
из Крыма к карачаевцам и балкарцам проникло католичество.
Священники из ордена кармелитов некоторое время вели мис-
сионерскую деятельность на территории бывшей Алании, от-
крывали свои храмы. В карачаево-балкарских преданиях оста-
лись упоминания о контактах с "франками", т.е. с генуэзцами.
Автор XV в. И. Шильтбергер отмечал, что "священники их
принадлежат к ордену кармелитов, которые не знают по ла-
тыни, но молятся и поют по-татарски, чтобы их прихожане
были тверды в вере. Притом многие язычники принимают
святое Крещение, так как они понимают то, что священники
читают и поют".
Однако и эта, вторая волна христианизации сошла на нет:

312
католичеству, как и православию, не удалось укрепиться в этом
регионе.

ИСЛАМ

  Обнаруженные археологами арабские надписи
1044 г. свидетельствуют, что мусульманская религия начала про-
никать на территорию Карачая уже в раннем средневековье. Од-
нако поначалу эта религия не получила распространения среди
местного населения. Исламизацию проводили некоторое время
ханы Золотой Орды, о чем свидетельствует мавзолей с мусуль-
манскими надписями XIV в. Возникновение Крымского ханства
(XV в.) и экспансия его на Северный Кавказ побуждали местных
феодалов и население в целом приобщаться к мусульманству.
Становясь "братьями по вере" они пытались обезопасить себя от
агрессии извне. Сказывалось и культурное влияние мусульман-
ского Дагестана и воздействие соседней Кабарды, чьи князья уже
некоторое время исповедовали ислам.

В XVII в. ускорился процесс исламизации Карачая и Бал-
карий. Картджуртское надгробье 1695 г. указывает на то, что
арабографическая письменность уже получила распространение
в Карачае в этот период. В XVIII в. погребальный обряд
(наиболее консервативный элемент культуры любого народа)
осуществляется чисто по-мусульмански: покойников перестают
хоронить в гробах-колодах, из могил исчезает инвентарь ....

Формирование прослойки духовенства проходило медлен-
но, поэтому процесс искоренения языческих верований растянул-
ся на долгие десятилетия. Имело место слияние некоторых эле-
ментов политеизма с мусульманскими представлениями (синкре-
тизм). В особенности устойчивыми оказались доисламские обря-
ды, связанные с хозяйственным и брачно-семейным циклом.

РОДСТВЕННЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ

Как и у ряда других народов, у карачаевцев сложилась
своеобразная система родственных отношений и родственных
объединений.

313
Наиболее крупным родственным объединением являлся
каум. В него входили роды, связанные кровным и искусствен-
ным родством. В Карачае таких каумов было семь: Адурхайла-
ры, Будиянлары, Наурузлары, Хустослары (Къустослары), Трамлары,  Шадибеклары, Чибишлары. 

Представители "белой кости" претендовали на свой особый каум Карчалары, ведущий
свое происхождение от самого Карчи.
Судя по всему, на определенной стадии существовала ка-
умная собственность, в частности, в виде каумной земли и ско-
та. На это указывает наличие каумных тамга (тавр). С течением
времени собственность начала сосредотачиваться в руках ту-
кумов - родов (фамилий), которые обособлялись от каума в хо-
зяйственном отношении. Тукумы, входившие в один и тот же
каум расселялись в разных аулах, тем самым окончательно об-
ретая экономическую самостоятельность. Однако идеологиче-
ская связь между членами каума сохранялась еще длительное
время. Вплоть до ХIХ в. включительно, тукумы, входившие
некогда в один каум, старались не допускать брачных отноше-
ний между своими представителями.

Тукумная собственность сохранялась в Карачае длитель-
ное время, вплоть до позднего средневековья (XVIII в.). Члены
одного тукума селились, как правило, на одной территории,
образуя особый квартал (тийре) в ауле. Иногда они возводили
свои квартальные мечети. Существовали тукумные кладбища.
Члены тукума пользовались одной и той же тамгой. Лица, при-
надлежащие к одному тукуму соблюдали строгую экзогамию:
запрещались браки внутри тукума. Осуществлялся принцип
родовой солидарности: члены одного тукума оказывали взаи-
мопомощь в хозяйственных работах (сенокос, пахота, уборка
урожая), в постройке и ремонте жилища. Члены рода первыми
приходили на помощь сородичу (однофамильцу) в случае бо-
лезни или смерти членов его семьи ... . Как правило, род-тукум
выплачивал штрафы за преступления, совершенные сороди-
чем, а также защищал последнего, в случае необходимости. В
314
древности каждый тукум обычно имел свое культовое святи-
лище (тукъум Чоппа Таш), которым скреплялось идеологиче-
ское единство рода.
("тукъум атауул" -магъанасы  А.С.'-дан)

Разрастание рода со временем привело к тому, что из не-
го начали выделяться более мелкие родственные объединения,
получившие название атаулов. Они включали в себя 5-6 поко-
лений, происходивших от одного предка, имя которого носили
в качестве атаульного наименования. (Иногда в качестве по-
следнего выступало прозвище родоначальника данной ветви).
Например, у Крымшамхаловых были атаулы Ачахматлары,
Мударлары, Сосранлары, Бийнегерлары, Гилястанлары, Кю-
чюклары. Бывало и так, что из атаулов выделялись новые атау-
лы с собственным атаульным наименованием (поздний атаул).
К примеру, из упомянутых Ачахматовых выделился поздний
атаул Бадралары, получивший свое название по имени подпору-
чика Бадра Крымшамхалова (ХIХ в.). Как правило, поздние атау-
лы уже не являлись хозяйственными общностями, представляя
собой кровнородственную группу, связанную идеологическим
осознанием близкого родства.

Судя по имеющимся документам, атаулъная форма собст-
венности сохранялась в Карачае вплоть до половины ХIХ в.
Атаулы крупных тукумов (фамилий), обычно заселяли одну тер-
риторию, образуя, таким образом, свой квартал-тийре. Нередко
атаулы создавали свои собственные кладбища по месту своего
расселения. Наряду с тукумными, появились атаульные тамги.
Атаулы были более сплоченными родственными группа-
ми, нежели тукумы. Идеологическая и хозяйственная связь бы-
ла здесь более тесной.

В XVIII-XIX вв. в качестве основной родственной груп-
пы, являющейся одновременно и хозяйственным объединени-
ем выступала семейная община. Большая патриархальная се-
мья объединяла несколько семейств, проживавших в одном
дворе и руководимых главой ее. После смерти главы, братья
продолжали вести общее хозяйство, выступая в качестве кол-

315
лективных собственников и распорядителей большесемейной
собственности (пахотные и пастбищные угодья, сенокосы и
т.п.)- Старший из братьев, заменяя отца в качестве "идеологи-
ческого" главы семьи, не имел, однако, права по своему усмот-
рению изменять долю младших в распределении семейного
дохода, наследовании имущества и т.п. Таким образом, в Кара-
чае сосуществовали две формы организации большесемейной
общины: патриархально-авторитарная (при жизни главы - отца
братьев) и патриархально-демократическая (после смерти гла-
вы). Большесемейная община, как правило, объединяла 3/4 по-
коления и состояла из нескольких десятков лиц: отца - главы
семьи, сыновей, внуков, их жен.

Разрастание семей приводило к тому, что от большой се-
мьи отпочковывались малые семьи (индивидуальные), которые
во второй половине XIX в. стали основными родственно-
хозяйственными единицами. Распорядителем собственности
здесь выступал мужчина - глава малой семьи, чьи права охра-
нялись адатами и шариатом.
Говоря о родственных объединениях, нельзя не упомя-
нуть о формах искусственного родства, тем более, что именно
с помощью последних пополнялись тукумы и каумы.

Одной из развитых форм искусственного родства было
"палочное побратимство" (таякъ къарнашлыкъ), осуществляемое
путем своеобразного обряда прохождения под палкой. Нередко
таким путем осуществлялся прием в каум или тукум лиц, желав-
ших получить покровительство сильного рода. Были не только
индивидуальные клятвенные братства, но и коллективные. Судя
по всему, именно таким образом сложился каум Шадибеклары,
объединивший тукумы, ведущие свое происхождение от разных
родоначальников, не являвшихся кровными родственниками.
Существовали и другие формы искусственного родства,
не предусматривавшие прием в члены рода. Таковым являлось,
например, аталычество - обязательная передача ребенка на
воспитание в другую семью. Обычай аталычества был распро-

316
странен, в первую очередь, среди представителей знати. Бии не-
редко отдавали своих детей на воспитание односельчанам из дру-
гих сословий. Например, аталыками Крымшамхаловых были Са-
рыевы (а. Картджурт). "Суть аталычества, как института породне-
ния, состояла в том, что между аталыком и воспитанником, а так-
же их семьями и всей родней устанавливалась теснейшая связь,
приравниваемая адатами к кровной или даже, по ряду сообщений,
считавшаяся еще более тесной. Механизмом ее установления бы-
ло молочное родство, так как жена аталыка или одна из его родст-
венниц, специально приглашавшаяся для этой цели, становилась
кормилицей воспитанника". Воспитатель-аталык и его жена-
кормилица - аталык для воспитанника были как бы вторыми от-
цом и матерью, а их дети назывались молочными братьями и се-
страми. Тесная связь между семьями сохранялась всю жизнь.

Породнение имело место и при обрядах брачного цикла.
Хозяева дома, в котором проживал жених в течение первых
дней свадьбы, считались родственниками его (болуш эта, бо-
луш ана, болуш джаш).
К искусственному родству прибегали иногда с целью
прекращения кровной вражды. Если семья убитого не согла-
шалась на примирение - брали из нее (зачастую путем похище-
ния) ребенка на воспитание. Такая форма родства получила на-
звание "къан эмчеклик". В этом случае вражда прекращалась.
Формы искусственного родства отражали условия своего
времени и были призваны регулировать общественные отно-
шения. Со временем они потеряли свое былое значение и
большая их часть ушла в прошлое.

МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА ЖИЛИЩЕ

Исследования ученых показали преемственность алано-
болгарской и карачаево-балкарской традиций постройки жи-
лищ. В то же время учеными отмечалось, что на территории

317
Большого Карачая в эпоху позднего средневековья население
использовало в качестве строительного материала древесину,
тогда как в Балкарии, как и в алано-болгарский период, разви-
валось каменное зодчество. В XIV-XVII вв. каменные резиден-
ции возводили для себя в основном аристократические роды.
Так, известны каменные башенные сооружения, принадлежав-
шие Крымшамхаловым в Эль-Джурте (Баксанское ущелье),
близ современного села Кызыл-Кала. Однако, в последующие
века и бийская верхушка возводила для себя жилища из дерева
(в основном - сосны).

"Господствующей формой жилого дома был прямоуголь-
ный, вытянутый в длину сруб из бревен. Концы бревен при по-
стройке иногда не подравнивались, а торчали на углах, были
различной длины ... . Постройки отличались большой монумен-
тальностью, впечатление от которой усиливалось толщиной
бревен. Нередко 5-6 бревен хватало на всю высоту сруба". Необ-
ходимо сказать, что для оборонительных целей карачаевцы
строили так называемые "крытые арбазы". Эти сооружения
представляли собой замкнутый многоугольник, внутри которого
располагался крытый двор (арбаз). Жилые помещения распола-
гались по периметру многоугольника и выходили дверьми во
двор. В случае нападения, члены семьи могли быстро собраться
во дворе для подготовки отпора. Вход в крытый арбаз с улицы
защищали ворота, изготовленные из особо прочных пород дере-
ва. Крытые арбазы были монументальными сооружениями и яв-
ляли собой деревянные замки или небольшие крепости. У биев
зависимые люди проживали вне пределов арбаза.

В крытом арбазе имелись и хозяйственные постройки -
хлев, амбары и т.п. Со второй половины XIX в. крытые арбазы
постепенно исчезают, что было связано с уменьшением угрозы
нападения извне.
Карачаевские жилища строились на каменном фундамен-
те. В условиях обилия осадков, характерных для данного ре-
гиона, крыши домов делались двускатными и покрывались

318
толстым земляным покровом (до 1 метра толщиной). Свет
внутрь помещения проникал через дымовое отверстие камина
или через небольшое окно. В средневековье очаг располагался
в середине дома, на земляном полу и представлял собой откры-
тый костер. Позже очаг располагали пристенно, дымовой про-
ход, плетеный из прутьев и обмазанный глиной, выходил на
крышу, возвышаясь над ней.
Карачаевский дом состоял из нескольких частей. В
"большом доме" (уллу юй, от юй), где располагался очаг, жили
глава большой семьи, его жена и неженатые дети всех возрас-
тов. Женатые сыновья имели свои помещения (отоу). Наиболее
почетную часть "большого дома" (тёр) занимало ложе главы
семьи и место для сидения гостей.
Постройка нового дома была весьма трудоемким делом и
потому осуществлялась коллективными усилиями. Большую
роль играл в таких случаях обычай родовой взаимопомощи
(маммат).

Русская строительная традиция, начавшая проникать в
Карачай в последней трети XIX в., оказала существенное влия-
ние на облик местных жилищ. Состоятельные семьи делали
для своих домов железную кровлю, устраивали деревянные
полы и потолки, окна русского типа, печи с железными плита-
ми и кирпичным дымоходом. Однако традиционный тип кара-
чаевских жилищ сохранялся вплоть до революции.

ОДЕЖДА
Женская одежда сохранила некоторые элементы костюма
аланского периода. К ним относится, например, наличие метал-
лических венчиков, украшенных штампованным, точечным,
геометрическим орнаментом, которые пришивались к головно-
му убору. Этот убор представлял собой высокую, остроуголь-
ную, тканую шапочку, на верхушку которой нашивались метал-
лические, покрытые узором, навершия (иногда с шариком на

319
макушке). "Следует отметить, что в Карачае, укра-
шавшие эти шапочки и, очевидно, одежду бронзо-
вые и серебряные пластины, а также навершия для шапо-
чек и венчики, покрывались штампованным пунсонным
узором, характерным для алан раннего средневековья".
Платье средневековой карачаевки украшалось
нагрудными серебряными пряжками пуговицами, при-
шивавшимися в два ряда к ткани.

Средневековые традиции сохранялись вплоть до
XIX в. В особенности, это Карачаевка касается головного убора
Праздничные платья девушек изготовлялись из бархата
или шелка темно-красного, реже - синего и зеленого цветов.
Они украшались золотым шитьем и галунами. Также богато
украшались шапочки (окъа бёрк). Неотъемлемой частью жен-
ского костюма был пояс (кямар), представлявший собой зачас-
тую подлинное произведение ювелирного искусства.

Полный комплект женской одежды выглядел следующим
образом:
1. Длинная рубаха (кёлек) с разрезом на груди и застеж-
кой у ворота, с длинными, до кисти, рукавами. Рубаха одева-
лась на тело, повседневные рубахи были неброскими по цвету,
праздничные - из тканей темно-синего, желтого, иногда синего
и белого цветов. Рукав у парадных рубах книзу расширялся,
часто обшивался галуном.

4kar-16.jpg
2. Штаны (кёнчек), по покрою совпадавшие с мужскими,
заправлялись внизу в сафьяновые носки (месси) или обувь.
3. Кафтанчик (кюбетюб) надевался поверх рубахи под
платье. В разрезе, распашного по талии (клину) платья были
видны полы кафтанчика. Длина его доходила до половины
бедра или несколько ниже. От ворота до талии грудь кафтан-
чика украшалась двумя рядами серебряных застежек (тюйме).
Полы кафтанчика и низ рукавов украшались золотым шитьем и
галуном. Нарядные кафтанчики шились из бархата или плот-
ного шелка темно-красного или черного цветов.
4. Платье (чепкен) было длинным, почти до земли, имело
(спереди до пола) разрез, открытую грудь, прилегающую та-
лию. К рукавам нарядного платья приделывали округлую ло-
пасть (дженг уч), украшенную узорным шитьем.

Замужние женщины носили къаптал - тип верхней одеж-
ды, изготовлявшийся из шелка, ситца или бумажной ткани и
стеганный на вате. Кроме того, замужние женщины носили
шубу (тон).
5. Конусообразная или цилиндрической формы шапочка,
украшенная золотым шитьем и галуном или высокая цилинд-
рической формы шапочка с плоским дном и кистью (окъа
бёрк), также богато украшенная.
В повседневной жизни женщины обычно носили платок.
6. Пояс (кямар), пластинчатый, из серебряных пластин,
нанизанных на ремень. Украшался гравировкой, чернью, фи-
лигранью, камнями.

Описанный выше тип женской одежды был характерен
для XIX века. Мужская одежда была более схожа с одеждой
других горских народов Северного Кавказа:

1. Туникообразная нательная рубашка.
2. Бешмет (къаптал) из ткани черного, белого, иногда
(праздничные) ярких цветов - ярко-синий, оранжевый, полоса-
тый. В повседневной жизни бешмет носили без черкески.
3. Черкеска (чепкен), как правило, была выходной и
321
праздничной одеждой. Шилась она в основном из черного, се-
рого, бурого и белого материалов. Длина черкески доходила
обычно до колен и ниже. Черкеска имела вырез на груди и на-
кладные газыри. Газыри  украшались серебряным чеканным
или литым навершием, часто с чернью.
4. Пояс (белибау) представлял собой узкий кожаный ре-
мень с серебряными бляшками и подвесками из кожи, с сереб-
ряными же наконечниками. Это был обязательный атрибут
мужского костюма. Он надевался на черкеску, если мужчина
был без нее - на бешмет.
5. Штаны (кёнчек) имели прямые, неширокие, слегка су-
женные книзу штанины, с большим ромбовидным клином (ау)
между ними. Ширина клина доходила иногда до 80-90 см.
6. Поверх штанов одевались ноговицы (ышым), дохо-
дившие до колен и выше. Под коленями ноговицы завязыва-
лись кожаными ремешками (ышым бау).
7. Чабыры - обувь из сыромятной кожи, изготовлявшиеся
из одного куска кожи со швом сзади. Доходили до лодыжек,
где закреплялись ремешком. Надевались на босу ногу, в них
подкладывали особую солому. Зимой носили войлочную обувь
(уюкъ).
Чабыры, как и уюкъ, носили и женщины.
8. Головной убор был схож с головным убором других
горцев. Карачаевцы носили меховые шапки-папахи (тери бёрк)
и войлочные шляпы (кийиз бёрк). Праздничным головным убо-
ром мужчин считалась высокая каракулевая шапка (бухар
бёрк), перешедшая к казакам под названием кубанка.

Элементом походной одежды были бурка и башлык.

ПИЩА

Хозяйственный уклад карачаевцев обуславливал и спе-
цифику традиционного питания, основу которых составляли
продукты животноводства. Наиболее распространенной и пре-

322
стижной пищей была баранина. В особенности - мясо овец ка-
рачаевской породы, получившей широкую известность за пре-
делами Карачая своими высокими вкусовыми качествами. Ре-
же употреблялась говядина. Все мясо животного, за исключе-
нием селезенки, желчного пузыря и половых органов употреб-
лялось в пищу. Туша делилась на 16 "обязательных" частей
(юлюш) - порций, которые в случаях праздничного застолья
распределялись строго по старшинству: наиболее "почетные"
порции для самых старших, менее "почетные" - для более мо-
лодых и т.д. Позвоночные кости с мясом и блюда из внутрен-
ностей представляли собой "добавочные" порции. Тамада по-
лучал в качестве основной порции лопатку, в виде добавочной
- рассеченную часть головы (баш джарты).
Можно упомянуть несколько традиционных блюд кара-
чаевской национальной кухни.

Сохта. Тонкая очищенная кишка (къара ичеги) барашки
или часть желудка начинялись фаршем из измельченной пе-
ченки с добавлением кусочков жира, соли, перца, риса, чесно-
ка. Сохта закалывалась деревянной шпилькой (сохта тиш) и
варилась в бульоне.
Джёрме. На нарезанные лентами очищенные куски же-
лудка клали разрезанные вдоль и очищенные кишки с жиром,
свертывали рулетом, обвязывали нитками или тесемками из
тонкой кишки. Джёрме варился, жарился и вялился.
Къыйма. Мелкорубленное говяжье мясо, жир с чесно-
ком, луком, солью, которым набивали кишку, приплющивали
и вялили.

Были популярны молочные продукты, в первую очередь,
айран и сыр. Из айрана готовили тузлук к мясу, применявший-
ся и в качестве заправки, приправы мясного бульона (шорпа).
Карачаевцы также употребляли крученку (булгъама), кефир
(гыпы айран), творог (къой сюзме), сливки (сютбаши, къай-
макъ), пенки с айрана (хамеши), простоквашу (мысты), масло
(джау).
323
Растительная пища была дополнительной к мясомолоч-
ной. Из кукурузы, ячменя, пшеницы (будай), ржи (къара будай)
и проса делали лепешки (гырджын). Карачаевцы делали мяс-
ные пироги (эт хычын), пирожки в форме полумесяца с начин-
кой из мяса или сыра (бёрек), печеные в масле коржи и др.
Приготовляли мамалыгу (как), которую употребляли с мас-
лом, айраном или сметаной, похлебки (билямукъ). Популяр-
ным было толокно из поджаренной муки (къуут), джырна -
вареные зерна кукурузы, пшеницы, ячменя. В качестве празд-
ничной пищи выступала халва.
Из напитков популярными были боза (из овсяной, пше-
ничной и кукурузной муки), пиво (сыра) из ячменя, технологии
приготовления которых вырабатывались веками (балсуу, суу-
сап).

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. А л и е в У.Д. Карачай. - Черкесск, 1991.
2. Алексеева Е.П. Карачаевцы и балкарцы - древний народ Кавказа. -М., 1993.
3. Алексеева Е.П. Древняя и средневековая история Карачаево-Черкесии. -М., 1971.
4. Биджиев Х.Х. Тюрки Северного Кавказа. - Черкесск, 1993.
5. История народов Северного Кавказа, т. 1. - М., 1988, т. 2. - М.,1988.
6. Карачаевцы. -Черкесск, 1978.
7. Крупное Е.И. Древняя история Северного Кавказа. - М.,1960.
8. Лайпанов К.Т. Октябрь в Карачаево-Черкесии. - Черкесск,1978.
9. М и з и е в И.М. Очерки истории и культуры Балкарии и Карачая ХШ-ХУШ вв. - Нальчик, 1991.
10. Н е в с к а я В.П. Социально-экономическое развитие Карачая в XIX в, - Черкесск, 1960.
11. Невская В.П. Карачай в пореформенный период. - Ставрополь, 1964.
12. Очерки истории Карачаево-Черкесии, т. 1. - Черкесск, 1967, т.2.-Ставрополь, 1967.
13. Караева А.И. Очерки истории карачаевской литературы. -М., 1966.
14. Т е к е е в К.М. Карачаевцы и балкарцы, - М., 1989.
15. Т е б у е в Р.С. Депортация карачаевцев, - Черкесск, 1998.

Сайт управляется системой uCoz