"БИЙНЁГЕР"   (русская версия )  

 СОСТАВИТЕЛЬ ПРОФЕССОР ХАБИЧЕВ МАГОМЕТ АХИЯЕВИЧ

ДРЕВНЕАЛАНСКАЯ (КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКАСКАЯ) 

НАРОДНАЯ ОХОТНИЧЬЯ ПОЭМА.  Первоначальная версиия от XII-XIV ВЕКов.

СТАВРОПОЛЬ КИТАБ БАСМАНЫ КЪАРАЧАЙ-ЧЕРКЕС БЁЛЮМЮ ЧЕРКЕССК  1984

Оригинальный карачайбалкарский текст здесь

Есть все основания полагать, что карачаевская народ-
но-эпическая поэма «Бийнёгер» сложена в конце XII
—•
начале XIV вв. в крепости Басият-кале, расположенной в
верховьях Баксанского ущелья.

Изданная часть поэмы в свое время была названа на-
родной песней «Бийнёгер». По опубликованной части
«Бийнёгера» трудно догадаться о сюжете, композиционном
построении поэмы,строки песни не согласуются с мелодией.

Часть текста и мелодию поэмы еще в детстве я воспри-
нял из уст народного поэта Карачая Касбота Багировича
Кочкарова и Хаджирет-Науруза Крымгериевича Лепшо-
кова. Варианты поэмы собираю с 1949 года.

Хорошо знали содержание, текст поэмы и прекрасно ис-
полняли «Бийнёгера» Бостанов Кокай Хаджимурзаевич (а.
Красный Октябрь), Хубиев Мухаммат Томаевич, Семенов
Далин Гыккаевич (а. Сарытюз), Батчаев Добай Бийнёге-
рович (а. Маруха), Байчоров Мусса Капручевич (а. Верхняя
Теберда), Хабичев.Ахия Темирчиевич (г. Карачаевок), Орта-
баев Мухаджир Тууганович (а. Каменномост) и другие.
Среди нынешних исполнителей следует назвать Узденова
Абугалия Адурхаевича (а. Сарытюз), Хубиева Касыма Дё-
бошевича (а. Джингирик), Бостанова Батдала Хаджш-
мурзаевича (г, Карачаевск). В поэму включено несколько
строк из материалов доцента Хубиева М, А., ранее никем
не отмеченных. Работа над собранным материалом и
ее систематизация позволили восстановить сюжет-
ную линию, композиционное построение, характерные чер-
ты поэмы, привести в соответствие размеры строк с мелодией.

Главная тема поэмы борьба трудового народа за
свое светлое будущее. Поэма через образы Бийнёгера, род-
ственников, возлюбленной, Кубадиевых, трудового народа ут-
верждает гуманизм, патриотизм, дружбу между народами,
готовность к самопожертвованию ради добра и высоких
идеалов.

Язык поэмы богат, сочен, доступен. Нами осуществлен
и подстрочный перевод поэмы на русский язык, соответст-
вующий размерам оригинала.
Составитель Хабичев М.А.

28

rus-1.jpg

О, славный Бийнёгер*, Гезоха сын отважный!
Трусость презирал ты, богатырь бесстрашный!

Ойра о, бесстрашный!

Ты в воде не тонул и в огне не горел, превозмогал,
К людям зла не имел, честным был и не лгал.

Ойра о, и не лгал!

Старший брат твой Умар тяжело заболел,
Нет исцеления, созвать к себе близких он повелел.
Ойра о, повелел!

Говорят, умирает, в страшный жар его бросает,
Перед смертью повидать своих друзей он желает.

Ойра о, он желает!

О, если болеет, что нам придумать, как нам помочь?
Чем же лечить и как эту страшную хворь превозмочь?

Ойра о, превозмочь!

Друзья и близкие собрались, больного друга повидали
И за лекарством на конях помчались в горы, в дали.

Ойра о, в горы, в дали!

Не думая о сне, покое, мы ищем способы лечения,
Но ни в горах, ни в степях не знают исцеления.

Ойра о, исцеления!

29

В поисках лекарства, аланы, мы побывали везде.
Снадобий так много, а какое пригодно и где?

Ойра о, пригодно и где?!

Бийнёгер отправился тогда к гадалке за советом.
Та погадала на камнях, строго следя за ответом.

Ойра о, за ответом?

Колдунья, гадая на камнях, ответила тревожно:
— Лекарство найти брату не легко и будет сложно.

Ойра о, будет сложно!

Исцелить его может молоко белой лани,
Поймает ту лань только гончая твоего дяди.

Ойра о, твоего дяди!

Оставь поиски, батыр, тогда в живых останешься,
Брат пойдет искать тебя, коль ты в путь отправишься.

Ойра о, отправишься!

Но Бийнёгер просить собаку явился к дяде с дали.
Умар узнал всё, жаждет так молоко белой лани.

Ойра о, белой лани!

Он прибыл в гости к дяде, знайте, на свою беду,
О нем сложат в горных аулах печальную легенду.
Ойра о, легенду!.

Бийнёгеру приснилось: будто точит свой кинжал,
А утром у дяди просил, чтоб гончую на время дал.

Ойра о, на время дал!

Дядя не отнесся к нему как к своему человеку,
Племяннику родному не одолжил собаку, ч

Ойра о, собаку!
30

Кто не дал тебе собаку, да превратится сам в эгера1,
И покинет мир земной, повторив смерть Бийнёгера!

Ойра о, смерть Бийнёгера!

— Напрасно я надеялся на помощь, благородство.
Отныне отвергаю я с этим очагом родство.

Ойра о, родство!

Ушел от них, гнев, вражда во мне играла.
Тейри2! Буду жив, вернусь, подоив Акмарала3!

Ойра о, Акмарала!

Печальный он шел и сына Кубадия встретил,
Тот выслушал Бийнёгера и так ему ответил:

Ойра о, ответил!

— У нас, друг мой, есть самки джемегейского рода,
От них мы имеем борзых каспаровской породы.

Ойра о, породы!

Кубадиевы не из близких Бийнёгеру родов,
Но резвятся борзые каспары у них во дворе.

Ойра о, во дворе!

Бийнёгер явился к Кубадиевым за каспарами
И застал их за работой на кожемялке парами.

Ойра о, парами!

Его приняли Кубадиевы и воздали честь,
Дали на выбор двух каспаров, да на добрую весть.

Ойра о, на добрую весть!

С каспарами вернулся Бийнёгер в свой отчий дом,
Каспары привыкли ко двору, усвоили язык его.

Ойра о, язык его!

31

Ой, белизна его, как молоко свежедойное,
Походил я за ней, как собака бездомная,

Ойра о, бездомная.,

Как только увидел его, выстрелил, взяв на прицел,
Пулю нашел вошедшей в землю, хотя стрелял я в цель:

Ойра о, стрелял я в цель!

Тут, аланы!, он стал перемещаться, да на скалу,
Перемещаясь, он взобрался на отвесную скалу.

Ойра о, на отвесную скалу?

Я стал преследовать марала, лез на высоту,
Ах, друзья мои, я зарядил алтынлы5 свой на ходу.

Ойра о, на ходу!

Следуя за ней, я оказался на скале отвесной,
Никогда в жизни я не видел создания прелестней!

Ойра о, прелестней!

Она ускользнула от мишени, все шла без привала,
Из вымени в мой котелок подоить не давала.

Ойра о, не давала!

Преследуя эту лань, взошел на скалу высокую,
Одного каспара привязал к поясу бечевкою!

Ойра о, бечёвкою!

Я гнался за ней, она снова удалялась, и там,
Поднимаясь все выше, она взошла на скалу Гезам.

Ойра о, на скалу Гезам!

Я обессилел и в раздумье сел отдохнуть на миг,
Наполнил снежными комками охотничий башлык.

Ойра о, охотничий башлык!
34

Прибивая снежки о скалу, прокладывал свой путь,
Когда взошел я на вершину, башлык охотничий был пуст,

Ойра о, был пуст!

Прибивая снежинки о скалу, свой путь прокладывал,
К божеству Тейри я обратился, о помощи взывал.

Ойра о, о помощи взывал!

Цепко хватаясь за камни, взошел на скалу Гезам:
Смелому сыну Гезоха печаль кралась к глазам.

Ойра о, к глазам!

Вторая гончая в смятенье, ей не взобраться на скалу.
Она, почуяв недоброе, пустилась в Басият калу6.

Ойра о, в Басият калу!

Я огляделся, нет марала, давался диву,
И не пришлось метнуть стрелу, натянув тетиву.
Ойра о, натянув тетиву!

Еды и воды не осталось, от стужи я зевал,
О горе, на вершине скалы стоял мой Акмарал!

Ойра о, Акмарал!

И снова в туман и мрак превратилось все вокруг,
И Акмарал исчез пред взором, словно призрак, вдруг.
Ойра о, словно призрак вдруг!

Я растерялся, невольно многое вообразил,
Но, придя в себя, умоляя гуждара, так спросил:

Ойра о, так спросил!

«Скажи бога ради: что ты за диво, что ты за джан7?
Может, ты и есть в горах пасущаяся дойная лань?

Ойра о, дойная лань!
35

Отправляясь на охоту, я поклонился старикам,
Мой путь — к маралам, к высокогорным лугам и родникам.,

Ойра о, к родникам!:

Старики, приветствуя, долго молились за меня,
Пожелали мне удачи и до скорого свидания.

Ойра о, свидания!;

В пути я приветствовал справа поляны,
Взглянул вверх по оврагу, где пасутся олени.

Ойра о, пасутся олени!

Отпустил гончих и стал охотиться на марала,
Ой, да поднялся на горы Большого Баксана!

Ойра о, Большого Баксана.

Ой, устал я, шагая по вершинам гор и скал,
И, когда обессилел, встретил ту, что искал.

Ойра о, как кара!

Но не марала, а встретил я тура-гуждара4,
Да явится он моему врагу как кара.

Ойра , как кара!

Тут же все вокруг меня объял туман и мрак,
И гуждар исчез передо мной, словно некий призрак.

Ойра о, некий призрак!

Гуждар свел меня с оленью плоскоголовой,
Я за ней, она — на высоту, и не достать стрелой.

Ойра о, не достать стрелой!

32
Ускорив шаг, я неотступно следовал за нею
И на крутой скале свалил ее, пронзив стрелою.
Ойра о, пронзив стрелою!

Я исходил вершины гор, и душа замирала,
Когда вдали я увидел трехногого марала.

Ойра о, марала!

Вновь предо мной появился гуждар с тремя ногами,
Пусть такое случается с нашими врагами!

Ойра о, с нашими врагами!

О гуждаре, друзья, я расскажу вам такое:
Он не долго шел, оглянулся гордо, спокойно.

Ойра о, спокойно!

Словно лед на Эльбрусе, темя его искрилось,
Имел стройность горянки, что в танце плавно кружилась.

Ойра о, плавно кружилась!

Будто девушка в корсете, так красив был он,
Словно соль свежую рану, жег его проклятий тон.

Ойра о, проклятий тон!

 

Челка его сверкала, как алмаз под солнцем,
Копыта так остры, будто копьеносцы.

Ойра о, копьеносцы!

Рога его, как вертела, острые и тонкие,
И несся в горы он, словно могучий орел гонкий.
Ойра о, орел гонкий!

Рога его, как вертела, острые и гладкие,
Эти дни мои проходят, словно сны, да сладкие.
Ойра о, сны да сладкие!
33

Говори мне, не скрывая, ты шайтан или джинн?
Иль, отверзнув землю, появился ада дух и властелин?

Ойра о, ада дух и властелин!

Не уходи, дай выстрелить в тебя, о если ты олень!
Иль дай подоить себя, о если ты дойная лань!

Ойра о, дойная лань!

Тут олень со мной разговор такой завел,
Густые волосы свои по обе стороны развел.

Ойра о, по обе стороны развел!

Гуждар стал говорить со мной языком людского рода,
И в это чудо внимала только сама природа.

Ойра о, сама природа!

— Ты уже в моих сетях, теперь вернусь в свои покои,
Вот благословлю тебя, и ты останешься в покое!

Ойра о, останешься в покое!

Негодный сын Гезоха праведного и доброго!
Вот где возвышается крепость тура горного!

Ойра о, тура горного!

Я не шайтан, о ком ты спрашиваешь, и не джинн,
И не разверзлась земля, я не ада дух и властелин.
Ойра о, не ада дух и властелин!

Я не олень, чтоб можно было выстрелить в меня,
Я не дойная лань, чтобы тянуть мое вымя.

Ойра о, мое вымя!

Я не олень, а Фатима — дочь богини Апсаты,
Тебе не быть со мною рядом, эту мечту оставь ты.

Ойра о, оставь ты!
36

Отстань! Вернись, не мучай себя, я неуловима,
Я хромая дочь богини Апсаты — Фатима!

Ойра о, Фатима!

Поймать меня тебе не удастся, не тешь себя мечтою,
Пожалеешь, не заставляй, ты будешь проклят мною!

Ойра о, проклят мною!

Я сел и, глядя на нее, думал о беде моей,
Снежками наполнил снова поля черкески своей.

Ойра о, черкески своей!

Я поднялся ближе к ней, снежками прокладывал путь,
Она страшным проклятиям предала меня тут.

Ойра о, предала меня тут!

— Я красавица Фатима — дочь богини Апсаты,
Коль не даешь покоя мне, прими здесь смерть за это ты!

Ойра о, за это ты!

Гы преследовал нас, не давал ни минуты покоя,
Жаждал нашей крови, пил ее и лил рекою!

Ойра о, лил рекою!

Ел, ненасытный, наше мясо, ты пожирал нас,
Жить не давал в теснинах, сбивал со скальных террас!

Ойра о, со скальных террас!

Да избавимся мы, пусть постигнет тебя божья кара!
Пусть над трупом твоим ненасытные вороны, кружат!

Ойра о, вороны кружат!

Внимай, несчастный, мое «благословение» — клятие!
Перед рассветом тебе я шлю страшное проклятие!

Ойра о, страшное проклятие!

37

Пусть в теснине, как в могиле, дни твои скользят!
Да будет снизу такая пропасть, что выпрыгнуть нельзя!
Ойра о, выпрыгнуть нельзя!*

Пусть низ превратится так скоро в глубокое море!
А верх — в непролазную кручу, да небо — на горе!

Ойра о, на горе!

Да не услышишь ты голос снизу зовущий, родной!
Пусть сверху не достигнет тебя ремень народа связной!

Ойра о, ремень связной!

Обе стороны твои — неприступны для шайтана!
Да продлится твоя жизнь в древней пещере Гуртая8!

Ойра о, в пещере Гуртая!

Пусть никто тебя не спасет за наши страдания!
Да помянет тебя стар и млад лишь в преданиях!

Ойра о, в преданиях!

Сражен проклятием, иду в гости к пещере Гуртай,
Обо мне споют в песнях стар и млад, о дыдай9!

Ойра о, о дыдай!'

Я встретил оленя, был шайтану подобен он,
Зачем я за ним взошел на отвесный скальный склон!
Ойра о, на скальный склон!.

Моя гончая завыла, взывала о помощи,
И она поняла, что я оказался немощным.

Ойра о, немощным!

Мгновенно снизу появилась пропасть глубокая,
А сверху — небо да скала такая высокая.

Ойра о, высокая!

38

Стороны стали неприступны даже для шайтана,
Много дней провел без сна я в пещере Гуртая.

Ойра о, в пещере Гуртая!

Сбылись проклятия хромой Фатимы синеокой!
Бедный Бийнёгер застрял в пещере той скалы высокой!

Ойра о, высокой!

Остался без еды, друзья, и голод подоспел,
Сначала снял я и поел кожаный чехол моих стрел.

Ойра о, моих стрел!

Пятнадцать дней я жил в пещере скальной,
Ел всё, что можно есть в теснине печальной!

Ойра о, печальной!

Увидев муки и страдания в катакомбе этой,
Гончая, глядя на меня, выла, поднимая эхо.

Ойра о, поднимая эхо!

Я охотничьей собаке мясо ног кидал,
Пятнадцать дней ее мясом своим питал.

Ойра о, своим питал!

Его брата Умара разбудил страшный сон,
Приснилось: будто одинок и гол где-то блуждал он.

Ойра о, блуждал он!

Другая гончая твоя примчалась в крепость Басият,
К дому Умара, и тревожно завыла, говорят.

Ойра о, говорят!

39

Умар почувствовал недоброе, оседлал коня,
Долго искал, окликал Бийнёгера, судьбу кляня.

Ойра о, судьбу кляня!

Видите, друзья, Умара сон в руку, вот так сон!
Под скалой Гуртай на шестнадцатый день оказался он!
Ойра о, оказался он!

Умар в скале высокой увидел младшего брата,
Как ни старался, понял, не в силах к нему взобраться.

Ойра о, взобраться!

— Что случилось с тобой, сердце мое, храбрый Бийнёгер?
С печальной вестью примчался твой охотничий эгер!

Ойра о, охотничий эгер!

Спускайся! — просил Умар Бийнёгера еще и еще,
Но голос его угасал, не доходя до пещеры.

Ойра о, до пещеры!

Сказал: «Ты из-за меня нашел беду самому»,
Убедился, что Бийнёгеру не сойти одному.

Ойра о, не сойти одному.

Не видя выхода, он ускакал в Чегем и Холам,
Нужных людей там искал и тут же находил сам.

Ойра о, находил сам!

В Большом Безенги собирали все длинные мансы,10
В тот день там прекратили всякие игры и танцы.

Ойра о, игры и танцы!

Чегем, Баксан, Безенги, Холам пришли в горы,
И в скальной пещере узрели одного Бийнёгера.

Ойра о, одного Бийнёгера!"

40

Поднялись на крутую скалу в одной связке умельцы,
Пожелайте удачи выросшим в горах сынам горцев.

Ойра о, сынам горцев!

Бросают вниз, связав ремни, — они всё коротки,
Их удлиняют веревкой, — вновь не доходят броски.

Ойра о, не доходят броски!

Много способов спасения применяли гурьбой,
Не в силах помочь Бийнёгеру, люди тянулись домой.
Ойра о, тянулись домой!

Мать Бийнёгера Кябахан услышала весть печальную,
Поднялась к подошве горы, руки протянула в высь скальную.

Ойра о, в высь скальную!

Мать зарыдала, увидев сына, пещеру дальнюю,
С вознесенными руками повела речь страдальную.

Ойра о, речь страдальную!

— Кровинка, сердце мое Бийнёгер, мать пришла со слезами,
Твое горе я узрела собственными глазами.

Ойра о, собственными глазами!

Я бежала, сердце мое, ноги превратив в коня,
Рукава превратив в плети и избивая себя!

Ойра о, избивая себя!

Слёзы мои текли, как скальных водопадов брызги,
В дождь, дитя мое, волосы мои служили буркой!

Ойра о, служили буркой!

Молоком матери прошу, послушай, что скажу:
Наберись мужества, орел мой горный, прыгай со скалы!

Ойра о, прыгай со скалы!

41

— О мать, душа моя, напрасно себя не терзай,
О мать, душа моя, жизнь так сладка, не прыгну, знай!

Ойра о, не прыгну, знай!

Брат Умар глаз не сводит, стоит у него на виду,
Бийнёгер не внемлет просьбе, желая отвести беду.

Ойра о, отвести беду!

Умар крикнул: «Если не выпрыгнешь, сделаю вот что:
Старшую дочь твою продам на восток!

Ойра о, продам на восток!

На запад отправлю твою младшую дочь,
А жена твоя станет рабыней, день свой примет за ночь.

Ойра о, примет за ночь!

Обезглавлю я сына твоего малолетнего,
Имущество твое раздам до гвоздя последнего!

Ойра о, до гвоздя последнего!

— Я понимаю, от этих слов мне не будет пользы,
Ты так не говори напрасно, не проси уж больше!

Ойра о, не проси больше!

Мне нет пути спускаться вниз, как поднимался вверх,
Жизнь слишком дорога, чтоб я ее напрасно в пропасть вверг. .

Ойра о, в пропасть вверг!

В Бабугенте живет моя любовь-красавица,
Я б ей о многом рассказал, если б пришлось увидеться!
Ойра о, увидеться!

Если б передали ей, она б примчалась мигом,
Если есть способ спасения, то она нашла бы его.
Ойра о, нашла бы его!

42

Приведите ее, я сделаю то, что скажет она.
Если велит: бросайся, — выпрыгну, хоть пропасть и страшна,

Ойра о, пропасть и страшна!

Тут брат Умар принял условие Бийнёгера,
И помчался в Бабугент, взяв с собою нукеров.

Ойра о, нукеров!

Умар прибыл в Бабугент со своими нукерами,
Они рассказали там о случившемся с Бийнёгером.

Ойра о, с Бийнёгером!

Собирайся, сноха, из Кабарды в далекие горы!
Брата Бийнёгера ждет гибель, а нас с тобою — горе!

Ойра о, горе!

Возлюбленная Бийнёгера до утра готовила яства,
«Умру, где умрет Бийнёгер!» — такова ее клятва.

Ойра о, ее клятва!

Пустилась в путь она, словно конь неудержимый^
Волосы в жемчуге укрывали ее буркой в день дождливый,

Ойра о, в день дождливый!

Слезами полита вся грудь ее платья,
Нежные руки подгоняли ее, словно плети.

Ойра о, словно плети!

Тяготы жизни один принесет, другого коснутся,
О, Бийнёгер, красавица жена к тебе несется.

Ойра о, к тебе несется!
43

 

Она, рыдая, неслась к Бийнёгеру тропою горной,
Силы свои превозмогая, достигла скалы Черной.

Ойра о, скалы Черной?

Примчалась к Бийнёгеру до заката дня,
Узрев его, взмолилась, чтоб отверзлась западня.
Ойра о, западня!

Э-э, явилась красноречивая женщина-душа,
В тоске, взывая к Бийнёгеру, гласит, эхо вторит в ушах.
Ойра о, эхо вторит в ушах!

— Себя не помня, издалека к тебе ушла чуть свет,
Где ты умрешь, там умереть, — такой дала обет!

Ойра о, дала обет!

Князь князей, Гезоха храбрый сын, мой ненаглядный, милый!
Не оставляй себя там на радость недругам, любимый!

Ойра о, любимый!

Взошел ты, Бийнёгер, высоко на диво многим,
Как же ты встретился с оленем — шайтаном трехногим?!

Ойра о, трехногим!


О, если б я смогла достать тебя своей рукой!
Да исполнится нынче моя мольба о тебе, дорогой!
Ойра о, дорогой.

 

Ты что же сник, мужайся, иль овладел тобою страх?
Бросайся вниз, не оставляй в скальной теснине свой прах!

Ойра о, свой прах!

Если не выпрыгнешь, твой труп растерзают орлы,
А любимые друзья будут жить горем полны!

Ойра о, горем полный

44

Милый, понапрасну не давай гибнуть родным и друзьям!
Белой рубахой, сшитой мною, завяжи свои глаза!

Ойра о, свои глаза!

Свое ружье бери за ствол и кинь, очертив им круг,
Бросайся, милый, в объятую тобой мою белую грудь!

Ойра о, белую грудь!

Взял Бийнёгер ружье за ствол, швырнул его друзьям,
Снял с себя рубаху и завязал ею глаза.

Ойра о, глаза!

Смерть не устрашила, не удержала скала крутая,
Бийнёгер, собрав силы, выпрыгнул со скалы Гуртая.

Ойра о, со скалы Гуртая!

Он выпрыгнул с крутой скалы, не боясь гибели ничуть,
И свое бесстрашие этим доказал сегодня тут!

Ойра о, доказал сегодня тут!

Упало к их ногам лишь Бийнёгера темя,
Этим кончилась охота Бийнёгера на оленей.

Ойра о, на оленей!

На скалу взбирался ты, словно крюк железный,
Со скалы летел ты, будто фарш пирожный.

Ойра о, пирожный!

— В Бабугенте остались мои родители-старики,
Рву с жемчугами волосы и бросаю в родники.

Ойра о, в родники!

44

Сын Гезоха Бийнёгер среди отважных был храбрец,
За что ж не любил твою душу всемогущий творец?!

Ойра о, творец!

Эх, только твое темя упало, и тогда жена,
Ножницы вынув, вонзила в себя, была сражена.

Ойра о, сражена!

Ты высоко поднял, Бийнёгер, черты человечности,
О том поют в горах старики в поэме вечности.

Ойра о, в поэме вечности!

Люди не уходят оттуда, пока не наступит ночь,
Смотрят вверх у могилы, где лежит кабардинская дочь.

Ойра о, кабардинская дочь!


Дворец дочери Апсаты высоко, не видит око,
Так аланы, повествуют о смелом сыне Гезоха.

Ойра, о сыне Гезоха!

rus-3.jpg

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Э r e p — по-карачаевски особая порода охотничьих собак.
2 Тейри — в период язычества — божество вселенной.
3 Акмарал — белая лань.
4 Гуждар — тур-вожак.
5 А л т ы н л ы — первоначально: лук, затем название старинной винтовки.
6Басият къала — древнее карачаево-балкарское городище в Баксанском ущелье, еще не обнаруженное.

7 Д ж а н — душа, существо.
8 Гуртай — языческое божество грома и молнии.
9 Д ы д а й — возглас плача и горя.
10 Манс — длинный кожаный ремень.


  rus-4.jpg  

 

БИЙНЁГЕР

Карачаевская народная поэма
на карачаевском и русском языках

Редактор А. И. К у б а н о в
Художник М. Р. X а х а н д у к о в.
Художественный редактор М. П. Б e p т н и к.
Технический редактор М. Г. К л и м о в с к а я.

Корректор К. А. С а л п а г а р о в а.

Сдано в набор 10.01.84. Подписано к печати 29.05.84. ВУ 61130. Фор-
мат 70x84Vıe- Бумага офсетная № 2. Гарнитура школьная. Печать вы-
сокая. Усл. п. л. 3,3. Уч-изд. л. 1,8. Тираж 1000 экз. Заказ № 307. Це-
на 15 коп. Карачаево-Черкесское отделение Ставропольского книжного*
издательства, 357100, Черкесск, пл. Кирова, 23, Дом печати. Карачаево-
Черкесская укрупненная типография, 357100, Черкесск, Первомайская, 47.

Бийнёгер. Ставропольское книжное издательство (Карачаево-Черкес-
ское отделение), 1984

48 с

Основная тема поэмы — борьба за счастье народа, за победу добра
и справедливости. Образы поэмы ярки, динамичны, сюжет стремителен,,
отражает языковое богатство устного поэтического творчества карачаев-
цев и балкарцев. (Поэма сопровождена подстрочным переводом.)


Прим. А.С.-в тюркских языках нет родов поэтому в переводе  на русский есть некоторые некоторые стилистический неточности,связанные с этим.
Интернет версию подготовил Ахмад Салпагаров май 2004г

 

Сайт управляется системой uCoz