На главную сайта                  др. номера газеты

БАЛКАРИЯ
Независимая общественно-политическая газета Российской Федерации
Учредитель: Джаппуев Р.С.
Газета набрана и сверстана в ГУП Изд-во "Кавказская здравница",
г. Минеральные Воды, ул. 50 лет Октября, 67. Тираж 2000.

Январь 1999 года №1 (3)
1.Телеграмма президенту Республики Казахстан Назарбаеву Н.А.
2. Кто станет у штурвала? 25 апреля 1999 года Карачаево-Черкесия избирает своего первого Президента…
3. От редакции. Примите нашу благодарность!
4. Новости из Берлина.
5. "Утка с юга".
6. Мысли вслух. …Тюркская академия.
7. От редакции.
8. "Зачем нас тянут в бермудский треугольник?" К. Чомаев.
9. Оперативное задание для проведения командно-штабного учения на картах с офицерами Оперативного штаба МВД Кабардино-Балкарской Республики.
10. "Криминальная" нация?! Или "охота на ведьм" возобновляется.

Телеграмма

Республика Казахстан,
г. Астана.
Президенту Республики
Казахстан Назарбаеву Н. А.

Многоуважаемый Нурсултан Абишевич!

От имени всего балкарского народа сердечно поздравляем Вас с очередным избранием на должность Президента Республики Казахстан.

Как и все репрессированные народы, балкарцы всегда помнят и высоко оценивают тепло и дружбу братского Казахстана, превратившегося из места нашей ссылки в часть нашей Родины.

Об этом свидетельствует и открытый в Астане памятник жертвам политических репрессий, за что искренне Вам благодарны все жертвы сталинского геноцида .

Еще раз примите наши пожелания мира и процветания древней земле Казахстана и его народу. Крепкого здоровья, счастья и многолетнего созидательного труда лично Вам на благо Вашей Родины, многоуважаемый Нурсултан Абишевич!

Государственный Совет Балкарии
21 января 1999 г.

Кто станет у штурвала?
25 апреля 1999 года Карачаево-Черкесия избирает своего первого Президента…

Если сравнить с кораблем нынешнюю Карачаево-Черкесию, то она уже осела далеко за ватерлинию и находится в состоянии опасного дрейфа.

Вместе с тем и справедливости ради стоит отметить, что еще в начале 90-х годов эта республика была одной из наиболее передовых российских субъектов, активно вписавшихся в ее новостроящуюся рыночную экономику.

За сравнительно короткое время здесь были созданы тысячи реально действующих малых предприятий на десятки тысяч рабочих мест.

Даже совершенно постороннему человеку резко бросалось в глаза, что народ этой республики, поверив в перестройку и свободный рынок, в буквальном смысле кинулся строить и создавать.

Но увы! Закончилась вся эта эйфория обычной номенклатурной "прихватизацией", а вера народная в свободный рынок, похоже, иссякла...

Сегодня КЧР - один из неблагополучных субъектов России и почти наполовину дотируется из федерального бюджета, а ее социально-политическая атмосфера оставляет желать лучшего. Поэтому для народов этой республики сегодня крайне важно, кто станет ее первым Президентом.

Впрочем, следует отметить, что выбор у народа не столь велик, как может показаться на первый взгляд, имея в виду возможное число кандидатов...

Дело в том, что если каждый аул и каждая станица многонациональной Карачаево-Черкесии выдвинет по собственному кандидату в Президенты (естественно, из самых лучших побуждений), то Президентом республики вполне может оказаться либо очередной, и далеко не лучший, ставленник аппарата, либо представитель преступного мира. Оба варианта, учитывая социальную атмосферу в республике, равнозначно нежелательны и более того крайне опасны.

Поэтому, во-первых, избиратели республики должны четко сориентироваться, кто стоит за каждым конкретным кандидатом. Во-вторых, сегодня крайне необходимо объединиться всем политическим партиям и народным движениям этой республики, для которых важны не собственные амбиции, а общепризнанные всем цивилизованным миром основные демократические ценности, и выдвинуть своего единого, ничем и никем не повязанного, т. е. совершенно независимого кандидата, способного противостоять как насквозь коррумпированному аппарату, так и теневым структурам.

Только в таком случае может выиграть каждый народ и каждый гражданин этой республики.

Третьего пути попросту нет. Видимо, подобные соображения и побудили целый ряд общественных организаций КЧР еще год назад обратиться с неоднократными просьбами к своему известному земляку генералу

Армии В. Семенову - выдвинуться кандидатом в Президенты Республики...

Вместе с тем, как сообщают источники, сегодня уже против реального кандидата в Президенты - Семенова активно "заиграл" не только весь перепуганный аппарат Карачаево-Черкесии, но и кое-кто из ее высокопоставленных соседей, понявшие, что в отличие от покладистого В. Хубиева, с которым "всегда можно было договориться", вряд ли удастся вертеть жестким российским державником - генералом Семеновым, который, как утверждают, став Президентом, несомненно предпримет все, чтобы заставить уважать эту республику и обеспечить ей достойное место среди субъектов Российской Федерации.

Наш кор.

От редакции
Примите нашу благодарность!

Дорогие читатели! В течение полугода нам уже в третий раз оказывают помощь в издании нашей газеты.

Если в первом, сентябрьском номере, мы благодарили А. Исламова, то последующие два спонсора, оплатившие расходы по изданию второго и третьего номеров "Балкарии", даже не назвали своих имен.

Ну что ж, уважаемые спонсоры! Исходя из ваших поступков, мы вполне обоснованно полагаем, что вам небезразлична судьба вашего народа, а потому, читая очередной номер "Балкарии", вы искренне радуетесь тому, что в первую очередь, благодаря именно вам, он вышел в свет. К тому же можем добавить, что пусть и в ограниченном количестве нашу газету читают уже не только в большинстве северокавказских республик, но и в Москве.

Поэтому, не спрашивая Ваших имен, мы искренне благодарны вам за оказанную помощь и уверены в том, что, благодаря явной неотвратимости больших демократических преобразований в России, мы все-таки будем жить в государстве, где не надо будет скрывать того, чем следовало бы гордиться, т.е. собственной доброты и естественного желания оказать помощь своему народу, оказавшемуся по вине наших политиков на грани национально катастрофы.

Новости из Берлина

Читатели, наверное, помнят информацию, опубликованную в первом номере нашей газеты, "Научная экспедиция по Карачаю и Балкарии"...

20-го ноября 1998 года с обобщенными материалами по итогам этой экспедиции в Институте тюркологии Берлинского Свободного Университета выступила ведущий научный сотрудник Института этнологии Российской Академии наук доктор искусствоведения - профессор Светлана Червонная. Тема доклада: "Забытые тюрки Северного Кавказа: карачаевцы и балкарцы в поисках пути"…

(Материалы будут опубликованы в следующем номере)

 

"Утка с юга"

"Утка" действительно была. Но залетела она не со стороны теплых морей, а со страниц "Газеты Юга" №1 (253) за 1 января 1999 года.

Возможно, что, готовя свою, в основном, великолепную статью "Отечество" славлю, которое есть. Но трижды - которое будет!", Зарема Хадарцева то и не смогла перепроверить всю полученную информацию, то ли слишком доверилась высокопоставленным заявлениям, в т. ч. и словам генерала Беппаева, которому иногда свойственно делать не лучшим образом продуманные заявления. Но как бы то ни было, в газете появилась недостоверная информация.

Видимо, то, что не только процитированные в газете слова С. Беппаева: "...мы собрались, чтобы, наконец, создать народную организацию и работать в рамках закона", но даже и попытка руководства республики обычным командным методом и вместо "вдрызг изгаженных" (см. статью З. X.) создать одну, надо полагать, "не вдрызг изгаженную" организацию, к тому же работающую по особому "спецзаказу", не побудили ни бурной радости, ни всеобщей благодарности балкарского народа, и вызвало сожаление автора статьи о том, что: "скромно прошло объединение общественных балкарских организаций в одну - "Малкъар ауазы"...

Но как раз в этом-то и заключается "утка", по своим размерам скорее смахивающая на рождественского гуся.

Дело в том, что после публикации вышеупомянутой статьи наш корреспондент обратился за разъяснениями буквально ко всем руководителям до сих пор известных в республике балкарских общественных организаций - "Тере", Совет Старейшин, "Женщины Балкарии". И все они категорически опровергли не только факт, но и допустимость своего объединения под крышей "Малкъар ауазы". Более того, они откровенно заявили, что это попросту очередная ложь, т. к. после известных событий ноября 1996 года и ряда безответственных поступков и заявлений руководителей этой организации посчитали бы для себя крайне постыдным принимать какое-либо участие в ее деятельности, а возглавляемые ими общественные организации, при подобном "объединении", потеряли бы всякое уважение со стороны балкарского народа.

И, наконец, все они заявили, что являются членами Государственного Совета Балкарии и работают под его непосредственной и общей координацией, т. к. задача для всех едина. То есть, как и прежде, для всего истинно балкарского национального движения она заключается в полной и безусловной реализации конституционным путем законных решений полномочного съезда народа в части образования Республики Балкария в составе Российской Федерации…

Что касается несколько странного запоздалого желания Беппаева, отметили они, возникшего у него почему-то только на шестом году его политической деятельности - "работать в рамках закона", то им остается сожалеть, что подобная "гениальная" идея осенила людей, имеющих генеральские и академические звания, только сегодня.

В связи с этим, и справедливости ради, следует подчеркнуть, что, как это бесспорно известно, в т. ч. даже их политическим оппонентам, все без исключения общественные организации балкарского народа, а также и выборные органы его съезда, всегда, т. е. как задолго до появления Беппаева в республике, так и после выведения его из состава Государственного Совета Балкарии, действовали и действуют в полном соответствии с законодательством Российской Федерации и нормами международного права. И что именно этот факт дает им возможность реального существования, несмотря на более чем двухлетнее и жесткое на них давление (вплоть до откровенного преследования) со стороны органов государственной власти республики.

Мысли вслух
…Тюркская академия

Десятого декабря прошлого года кабардино-балкарское телевидение транслировало передачу "Международная тюркская академия".

Безусловно, создание подобной академии в России - это важное событие не только для ее тюркских народов, но по большому счету и в стратегическом плане и для самого государства российского, которое в течение длительного времени, рядом влиятельных международных сил, всегда ставилось против тюркского мира. Не секрет и то, что те же силы и столь же постоянно пытались противопоставить весь тюркский мир против России, прекрасно понимая, в т. ч. и тот факт, что на ее территории, с большим географическим разбросом, проживает значительное количество этнических тюрков.

В этом отношении надо отдать должное дальновидности бывшего министра иностранных дел, о ныне главы Правительства России - Евгения Примакова, еще года полтора - два назад откровенно заявившего, что было величайшей глупостью стремление игнорирования тюркского мира вместо взаимной интеграции и консолидации с ним. И, пожалуй, при правильной постановке дела именно Международная тюркская академия наук может стать одной из основных и самых серьезных объединительных структур этих двух огромных геополитических сил, т. к. вряд ли кто-то здравомыслящий сегодня может отрицать, что и для России и для всего тюркского мира намного выгоднее быть союзниками и друзьями, чем противоборствующими сторонами...

Не менее радостным событием для нас стало открытие карачаевского и балкарского отделений (филиалов) этой академии. От имени всех наших читателей мы сердечно и искренне поздравляем наших первых академиков Международной тюркской академии наук!

Вместе с тем, столь же искренне и небезосновательно, мы опасаемся будущей направленности в деятельности балкарского отделения этой академии, что, безусловно, зависит от двух наиболее важных факторов.

Во-первых - это социальный и качественный состав академиков этого отделения.

Во-вторых - это основной источник финансирования его дальнейшей деятельности... (Эти же два критерия будут определяющими в деятельности и карачаевского отделения МТА).

В части первой, не ставя под сомнение качественный состав наших академиков, т. к. все они, по объяснениям М. Улакова, имеют требуемый для этой роли статус, т. е. либо ученую степень доктора наук, либо звание заслуженного деятеля, остановимся на их социальном статусе.

В данном случае наши академики оказались довольно высокопоставленными государственными чиновниками, т. е. людьми, напрямую и полностью зависимыми от любого действующего здесь политического режима.

Наиболее ярко о степени их реальной зависимости от действующей системы власти свидетельствует тот факт, что все они, несомненно, являясь людьми высокообразованными, тем не менее, и к сожалению, всегда оказывались в авангарде той части балкарской интеллигенции, которая неоднократно предавала публичной анафеме законные решения съезда балкарского народа. Т. е. по сути эти академики, вполне сознательно и в угоду местным властям, пытались проигнорировать общепризнанные всем цивилизованным миром основные принципы и нормы международного права и откровенно противостояли конституционно гарантированному праву собственного народа на его самоопределение и самоуправление в составе Российской Федерации?!

Что касается части второй, то она неразрывно связана с частью первой и, более того, именно она будет "заказывать музыку" всему нашему академическому "оркестру".

То есть, если отделение будет финансироваться из республиканского бюджета, то нетрудно представить себе, какую науку (и в первую очередь "историю") закажут для балкарского народа "финансисты", умудрившиеся в конце XX веко на глазах мировой общественности законодательно "упразднить" этот народ на его же исторической родине...

В случае целевого финансирования отделения непосредственно самой Тюркской академией наук и при попытке наших ученых проявить некоторую независимость и объективность в своей академической деятельности, то все они в мгновение ока окажутся под мощным административным давлением местных властей и будут "посажены на хлеб и воду" по основному месту своей роботы. И это будет продолжаться до тех пор, пока академики не примут к исполнению социальный заказ вышеупомянутых "финансистов", либо не окажутся безработными академиками...

Дорогие читатели! Уважаемые академики! Поверьте, эта статья не является ни мелким мещанским злопыхательством, ни критической демагогией по отношению к только что формирующемуся отделению Тюркской академии. Наоборот. Это попытка предварительного анализа реально возможных вариантов проблем, с которыми непременно придется столкнуться. И предпринята она с одной лишь только целью - оградить в будущем от подобного хода развития событий наше отделение академии, а главное нашу историю, от которой в немаловажной степени зависит и наше будущее...

Второй защитной оболочкой, обеспечивающей гласность, а потому более или менее полноценную и независимую научную деятельность отделения, его постоянно общедоступным отчетно-итоговым документом может и, наверное, должно стать некое научно-популярное издание (возможно, ежемесячный или пока скорее ежеквартальный журнал-альманах, состоящий из нескольких разделов, в т.ч. исторического, лингвистического, экономики, культуры и т. д.), в котором должны публиковаться все разрабатываемые материалы.

И, наконец. К работе отделения и его журнала максимально должны привлекаться как все этнические тюрки региона (кумыки, ногайцы и др.), так и представители других народов, ведущие свои научные разработки в этом направлении. Более того, в этом издании систематически должны публиковаться хотя бы отрывки из робот по данной тематике, ранее недоступных для широкого читателя, зарубежных и русских ученых-историков.

 

От редакции:

Похоже, что из самых лучших побуждений, нам в последнее время стали задавать один и тот же вопрос. Почему редакция публикует тот или иной материал, не всегда выгодный для нее, с точки зрения политической конъюнктуры?..

Во-первых. Мы сами изначально заявили о том, что готовы сотрудничать со всеми авторами, независимо от их политической, религиозной и национальной принадлежности, с одним только условием, что предлагаемые нам к публикации материалы не должны противоречить Закону РФ о СМИ.

Во-вторых. Избави нас бог, от повторных попыток установить монополию на мнение. Нельзя забывать, что мы уже перевернули одну весьма долгую и печальную страницу нашей истории, когда обычная и, казалось бы, ни к чему не обязывающая, серая фраза: "Есть мнение..." выливалась в исторические решения, в единый миг, катастрофически меняющие судьбы миллионов людей и, как известно, не только наших соотечественников. И сегодня уже ясно, что только истинно демократическая Россия может спасти нас всех от повторения подобного кошмара.

Именно поэтому мы пытаемся, чтобы в нашей газете отражалась не только наша собственная точка зрения, но и печатались бы материалы авторов со стороны. Естественно, что при этом мнения публикуемых нами авторов могут не только не совпадать, но и прямо противоречить нашему мнению по данной проблеме, с чем приходится мириться во имя принципов демократии. В таких случаях, без комментариев навязывающих наше мнение мы обычно выносим эти материалы на суд читателя.

Подобная форма диалога с читателем, когда ему преподносится несколько различных мнений по одной и той же проблеме, делает его равноправным партнером в дискуссии и предоставляет ему возможность собственного, и чаще всего правильного, выбора позиции. А это на наш взгляд - основная задача всех СМИ демократического характера.

Так мы решили поступить и на сей раз, прочитав несколько критических материалов в газете "Хасэ" №27 от 19 ноября 1998 года, посвященных статье Казбека Чомаева "Зачем нас тянут в Бермудский треугольник?", опубликованной в газете "Карачаево-Балкарский мир" №6 за сентябрь 1998 года.

Конечно, чтобы реально судить о профессиональном уровне и объективности критики, в коей профессор права К. Чомаев обвиняется от "патологической ненависти к черкесам" до "близорукости" и "беспамятства", и который к тому же, как полагают критики: "...тем самым приватизируя священную для адыгов гору, с которой связаны все события эпоса "Нарты" и не только ее, но и близлежащие земли..." ко всему прочему, по мнению критиков, еще и "... выдает действительно бредовую идею о том, что только карачаевцы и балкарцы являются аборигенами этого горного региона..." и т. д., читатель, наверное, должен ознакомиться с предметом столь болезненной критики, т. е. с вышеупомянутой статьей Чомаева...

Тем не менее, наверное, все же необходимо подчеркнуть некоторую пикантность создавшейся при этом ситуации. Дело в том, что, видимо, сгоряча и попутно вместе с Чомаевым обвинив в псевдонаучности К. Лайпанова, А. Байрамкулова и У. Байрамукова, а заодно и главу КЧР В. Хубиева, который обвиняется в том, что без санкции Межпарламентского Совета осмелился принять в руководимой им республике делегатов Совета лидеров Ассамблеи тюркских народов, сами же критики официально и подтвердили, что "идея МЧА ...образовать совместный объединенный центр..." была трансформирована, "...и был образован Межпарламентский Совет трех республик" и т. д.

То есть то, что Межпарламентский Совет, образованный высшими органами законодательной власти КВР, КЧР и РА, является не чем иным, как всего лишь реализацией национальной идеи международной черкесской ассоциации.

Так стоило ли "ломать копья", атакуя К. Чомаева, основной "грех" которого как раз и заключается в популярном изложении того, что подтверждают сами критики?! Но пусть рассудят сами читатели...

"Зачем нас тянут в бермудский треугольник?"
Казбек Чомаев, профессор кафедры правоведения КЧТИ,
заместитель председателя общества "Джамагъат"

Мы уже знали понаслышке, что три государственные машины – парламенты КБР, КЧР, и Республики Адыгея – собираются "парковаться в одном гараже", но значения этому не придали, думая, что это их внутренне дело: делятся опытом, учатся вожделению (государством), решают однотипные аппаратные и технические задачи, тем более, что молодые они еще и неопытные, нуждающиеся в том, чтобы и спросить друг у друга, и подглядеть, и перенять что-то. В общем, думалось, что дело это обычное и банальное, нас особо не затрагивающее. Но оказалось совсем иначе. Это выяснилось, когда газета "Карачаево-Балкарский мир" (2/22, октябрь 1997 г.) напечатала статью "Межпарламентский совет: благо или хомут", и мы увидели нечто другое, и это, "нечто другое", не только заинтересовало нас, но и встревожило. В связи с этим решили откликнуться на статью, призвать читателей продолжить дискуссию на данную тему и потребовать официальных разъяснений о сути и характере предпринятых за спинами народов решений. Тянули с этим, не желая ввязываться в полемику, но совсем отказаться не смогли, ибо проблема становилась все более актуальной,

Важно то, что газета не ограничилась статьей своего обозревателя, а опубликовала сам документ, а именно: "Договор об образовании Межпарламентского Совета Республики Адыгея, Кабардино-Балкарской Республики и Карачаево-Черкесской Республики", подписанный соответствующими руководителями, в том числе и председателем Народного Собрания КЧР И. В. Ивановым. После этого стало ясно, куда собираются эти машины вести нас, своих пассажиров - народы трех республик. Оказалось - не на прогулку, не на курорт и не в лучшую жизнь, а в какую-то туманную даль, ассоциирующуюся с Бермудским треугольником.

С другой стороны, мы согласны с тем, что во взаимодействии и сотрудничестве парламентов ничего зазорного нет, наоборот, это хорошо, важно и нужно, ибо способствует совершенствованию их деятельности, профессиональному росту и развитию, сближению самих парламентов и представляемых ими народов. Не случайно необходимость и полезность такой деятельности общепризнана и широко распространена в мире. Никто и не думает ее осуждать, напротив, надеемся на изменение нашей горемычной жизни к лучшему. Мы все это хорошо понимаем и поводов для упреков в предвзятости и подозрительности не даем и все возможные претензии и нападки в необъективности, привередливости, придирчивости и т. д. заранее отвергаем, ибо единственно чего хотим, - познать истину и снять свое беспокойство. Кто же нас за это упрекнет? Пусть лучше прислушаются к нам и учтут мнение общественности.

I. АНАТОМИЯ ДОГОВОРА

Более того, мы не можем сказать, что в документе все предосудительно. Напротив, с удовлетворением отмечаем, что в нем имеются такие хорошие слова и милые фразы, как "придавая важное значение развитию и укреплению традиционных отношений дружбы", "в целях укрепления контактов и диалога между Парламентами", "осознавая историческую обеспокоенность за судьбу своих народов" и т.п. Кто бы усомнился в добрых намерениях инициаторов Договора, если бы весь его текст был выдержан в таком позитивном честном и открытом плане, каким, кстати, он и должен быть по существу своему.

Но, увы, дело обстоит далеко не так, как должно было быть или как хотелось бы нам видать. Доверие к Договору падает, а сомнения возрастают, как только попадаются фразы, прямого отношения к предмету Договора не имеющие, но пытающиеся что-то завуалировать, скрыть, украсить фасад, как говорится, "запудрить мозги читателям". Вот некоторые из этих фраз: "стремясь к укреплению единства Российской Федерации", "признав свою ответственность в становлении и развитии правового государства, демократии и российского федерализма" и др. Согласитесь, что эти фразы здесь ни к чему, что все, чего они касаются, это задачи общероссийского масштаба, а не регионального, тем более рекриационного, каковыми являются площади, занимаемые договаривающимися сторонами даже в масштабах одного только Северного Кавказа, не говоря о всей необъятной России, на компетенцию которой замахнулись. Это даже не регион, а некий участок в нем, не могущий инициировать и браться самостоятельно не только за решение, но и за постановку таких вопросов. Зачем же тогда вводить в заблуждение себя и свои народы? Договор - это же не школьное сочинение или эссе какое-нибудь, а сугубо юридический документ, в котором не должно быть ничего лишнего, сомнительного или двусмысленного.

Отсюда вытекает, что эти фразы - фасад, декорация, пустое место Договора. Раз так, то неизбежно возникает вопрос: зачем они здесь, что они пытаются приукрасить, затуманить или скрыть от нас? Возможно, это обидит составителей Договора, но другого смысла и назначения у них нет. Как тогда с ними быть, как разобраться в сути Договора, смысл которого нам не раскрывают?

Ясно, что надо самим тормошить Договор и искать ответ на возникший вопрос. Благо, он не скрыт за горами и не заставляет себя долго ждать. На него наталкиваешься буквально через две-три строчки. Вот он этот ответ и затаенная суть самого Договора: "Образовать Межпарламентский Совет в целях выработки согласованных подходов по осуществлению конституционных и экономических реформ…".

Как видим, берутся ни мало ни много, а за осуществление конституционных реформ! Как тут не задуматься и не встревожиться, если собираются реформировать, т.е. перекраивать основу основ: конституционный строй и государственное устройство нашей республики? Мы же вправе спросить у соседних республик: а зачем это делать и по какому праву? Еще строже должны спросить избиратели КЧР у своих парламентариев, и в первую очередь у спикера Иванова, подписавшего столь сомнительный и тревожный документ. Кроме прочего, очевидно, что КЧР останется в одиночестве и на нее будет оказываться с двух сторон давление, поскольку остальные две республики идентичны и адекватны в предмете своего Договора и никаких разногласий в вопросах интеграции КЧР в адыгское сообщество через Межпарламентский Совет у них возникать не будет. Так стоит ли нормальному парламенту ставить себя в такое неравное, даже унизительное положение, чреватое непредвиденными последствиями? Очевидно, не стоит. Тогда что же заставило наших руководителей пойти на это? Пусть объяснят своему народу и подтвердят суверенитет КЧР.

Фраза о конституционной реформе остается загадочной. Она никак не раскрывается и не просвечивается. Нет никакой конкретизации, никакого перечня мероприятий, направленных на осуществление конституционной реформы, нет даже ссылки на какой-то иной дополнительный документ: план, приложение или еще что-то. Поэтому никто не знает, какие меры будут приняты на столь высоком, ответственном и важнейшем для республик уровне. Все покрыто туманом. Это "черный ящик" Договора. Нам его не откроют и не расшифруют. Поэтому хотим того или нет, а придется прямехонько въезжать (вплывать) в Бермудский треугольник.

Правда, ниже приводится еще одна уточняющая и конкретизирующая якобы фраза, но она еще более туманна и загадочна. Судите сами: "...решению иных важнейших вопросов, представляющих общий интерес". Опять мы недоумеваем: что значит "важнейшие вопросы, представляющие общий интерес"? Какие именно это вопросы и что это за так называемый общий интерес помимо общероссийского или хотя бы общекавказского, общесеверокавказского, наконец? Почему мы их не знаем и почему нам о них не говорят в открытой и ясной форме, заставляют гадать на кофейной гуще, думать и беспокоиться, будто не знают, что, живя на Северном Кавказе, сидим на пороховой бочке.

II. АДЫГСКИЙ ВОПРОС

Итак, мы хотим знать что собираются делать с нашими республиками и с нами самими авторы Договора о Межпарламентском Совете, что за вопрос хотят решить с нашим участием?

Ответ прост: раз им занимаются адыгские республики, значит, это адыгский вопрос.

Вопрос так вопрос, нам не надо забираться в душу к адыгам, не следует мешать им решать свой вопрос, наоборот, надо помогать по-братски. Но дело в том, что эти республики состоят отнюдь не только из одних адыгов. В КБР их немногим более половины, в Адыгее - 22%, а в КЧР и того меньше, всего 9%. Так почему же все три республики должны объединяться на законодательной основе и решать только один адыгский вопрос? Разве у других народов, населяющих эти республики, нет "важнейших вопросов, представляющих общий интерес"? Есть, и немало. Возьмем хотя бы реабилитацию репрессированных народов. Значительная часть карачаевцев и балкарцев продолжает оставаться в местах бывшей ссылки, не подпадает под юрисдикцию РФ, а значит, и Закона РФ "О реабилитации репрессированных народов", не получает компенсации и возмещения ущерба, не в состоянии выехать на родину, ибо не хватает средств. Да и здесь, на своей водной земле, не очень-то их привечают. Это не просто "важнейший общий", а обязательный вопрос для двух из трех республик, КБР и КЧР, поскольку заложен отдельными статьями в Указах Президента РФ о реабилитации карачаевцев и балкарцев. Позволительно спросить у парламентов и правительств КЧР и КБР: что ими сделано для исполнения Указов Президента РФ в этом важнейшем и общем для них вопросе? Все знают, что не сделано ровным счетом ничего и значительная часть карачаевцев и балкарцев все еще остается депортированной и томящейся на чужбине.

Более того, отношение наших соседей к этой кровоточащей ране депортированных народов, к вопросам, связанным с реализацией Закона РФ "О реабилитации репрессированных народов", часто бывает не только недружелюбным, но прямо оппортунистическим и даже враждебным. Так, еще в 1990 г. в газете "Скиф", органе МВД КБР, на двух ее полосах была напечатана большая клеветническая и антиреабилитационная статья о поведении карачаевцев в период оккупации. Нам бы и в голову не пришло написать что-то подобное о кабардинцах или черкесах, но они о нас легко пишут.

Другой пример, совсем уже свежий: в марте 1998 г. состоялась защита докторской диссертации А. М. Гонова, преподавателя школы МВД в г. Нальчике, в автореферате которой он пишет, что народы депортировали потому, что они якобы:

- "участвовали в бандповстанческом движении и поддерживали внедрение нового немецкого режима;

- выступали против действующих сил Красной Армии; - помогали немецким захватчикам". Такую галиматью люди не позволяли себе писать даже при жизни Берии, а этот словно проснулся от летаргического сна или только что вышел, как тот японец, из леса и пишет то, что давным-давно разоблачено и выброшено в помойку истории как гнилой хлам. Спрашивается, какие чувства надо питать к соседним народам, чтобы решиться на такую человеконенавистническую паршивку?

Позволяет себе даже личные выпады. О книге автора этих строк "Наказанный народ" пишет: "...работа выполнена с националистических позиций", нанося тем самым политическое оскорбление не только автору книги, но и всему карачаевскому народу, поскольку работа была выполнена к 50-летию депортации карачаевцев и носила мемориальный характер.

Спрашивается, как теперь вести себя нам, как реагировать на все эти враждебные выпада, что ожидать от будущих публикаций? Понятно, что мы не можем уподобиться иным и становиться на путь вражды и клеветы, но подавать кому-то бочку меда в обмен на ложку дегтя больше не можем.

Далее, разве к "важнейшим общим вопросам" для трех республик не относится реабилитация и возрождение местного казачества? Или реабилитация жертв политических репрессий? Конечно, относится! Определяя главные и общие вопросы, надо исходить из того, что Северный Кавказ - это страна репрессированных народов, и нет здесь вопроса более важного, чем их реабилитация, умиротворение и возрождение. Но почему же ни один из трех парламентов этого не увидел и не учел в своем тройственном договоре?

К такого рода вопросам относится также вопрос о вынужденной миграции русскоязычного населения и потери этими республиками ценнейших промышленных кадров. Из текста договора не видно, чтобы Межпарламентский Совет был озабочен и этим.

Фактически поставлен один только цыганский вопрос. Но что это за вопрос? Было бы, конечно, хорошо, если бы его раскрыли сами адыги, составители Договора, но они этого не делают, а нам, в свою очередь, не хочется оставаться в дураках, будто мы обязаны его знать и не сметь возражать. Поэтому придется самим разбираться и с этим вопросом.

Никакого секрета не было в нем и нет. Это вопрос с большой и седой бородой. Все мы знаем о его существовании, тем более что он тянется еще с дореволюционных лет. В советский период его называли "пережитком буржуазно-националистической идеологии панадыгизма на Северном Кавказе", ибо еще дореволюционные деятели мечтали о "Великой Черкесии от моря до моря". Остатки этой идеологии в той или иной мере проявляются и теперь. Самый свежий пример - в "Хасэ" за 12.06.1998 г. профессор Аутлев из Краснодара пишет: "По самым строгим подсчетам, адыги, самый многочисленный народ на Кавказе в XIX веке, насчитывали не менее 3-х миллионов человек и занимали территорию более 70 тысяч квадратных верст (раньше они занимали значительно больше). Нет нужды гадать, что без случившихся катаклизмов, в естественно-исторических условиях развития адыги составляли бы в настоящее время государство не менее чем Венгрия, Болгария или Австрия с 10-миллионным населением". Все эти превосходные степени и произвольные экстрапаляции как раз и говорят, что в такого рода заявлениях больше идеологических и политических сентенций, чем объективной истории и науки.

Знали мы об этом вопросе, но никогда его не касались, уважая право адыгов на свое самосознание. Но теперь ситуация изменилась. Мы стали перед фактом межгосударственной (межреспубликанской) интеграции и втягивания нас без спроса в адыгский вопрос и связанные с ним перипетии. Раз так поступают с нами, то и мы используем свое право хотя бы высказаться о том, что нас беспокоит и тревожит.

Сразу и без обиняков скажем, что мы категорически против того, что делается. Не знаем как другие народы, но нам, карачаевцам и балкарцам, совершенно не подходит намечаемая адыго-абхазо-абазинская интеграция. Мы в ней инородное тело, и если уж говорить о геополитических интересах, то нам достаточно интеграции в многонациональном российском обществе или в собственном более чем двухсотмиллионном тюркском мире. В другие мирки и норки входить не будем. Поэтому, если адыгский вопрос задумано проводить через Межпарламентский Совет, то такой совет нам не нужен.

Итак, мы оговорили свое право толковать адыгский вопрос. Но и при этом, проявляя известный в таких случаях такт, не будем допускать никакого субъективизма, не будем говорить ничего от себя, а будем держаться только объективных материалов, по возможности относящихся к самим адыгским авторам, или известных сведений, архивных материалов о них. Возможно, не все, что приведем и скажем, понравится адыгским читателям, но полемики иначе не бывает, а она задана не нами.

Для начала будет достаточно обратиться к следующим двум публикациям из газеты "Хасэ" №4 (168) за сентябрь 1997 г. Первая публикация называется "Важная резолюция". В ней речь идет о Резолюции Комитета непредставленных народов, в которой отражены три важнейшие адыгские необходимости (публикация повторена в №6 от 12.06.1998 г.):

1. Необходимо "признать факт геноцида черкесского народа, совершенного в XIX веке, и придать черкесам статус народа-изгнанника".

2. "Необходимо представить черкесам двойное гражданство, как в странах проживания, так и в России".

3. "Необходимо предоставить черкесам возможность вернуться на историческую родину".

Это и есть адыгский вопрос на сегодняшний день. Он исходит из планов консолидации всей адыгской диаспоры и образования единой адыгской (черкесской) нации. Под это подтягивается и объединение трех "адыгских" республик, первым реальным шагом которого явился Межпарламентский Совет. Мы ничего против не имеем, кроме того, что адыгский вопрос должны решать сами адыги, не пытаясь втягивать в него другие, неадыгские народы.

Рассмотрим теперь саму Резолюцию. Трудно сказать, какова юридическая ценность данной Резолюции и насколько она правоспособна, но с сожалением должны констатировать, что с точки зрения логической она крайне уязвима и никак не обоснована. Покажем это на конкретных примерах.

Начнем с первого, более чем очевидного противоречия. В п. 1 Резолюции рекомендовано Российской Федерации и международному сообществу "признать факт геноцида черкесского народа, совершенного в XIX веке". Читая это место резолюции, нельзя не спросить ее авторов: допустим, что факт геноцида черкесского народа действительно был и Российская Федерация вместе с мировым сообществом приняла это к сведению, но, спрашивается, кто его совершил, кто является виновным в геноциде черкесского народа, кто должен за него отвечать и исполнять требования резолюции? Может быть, Россия? Да нет, она в этом качестве не указана. Может быть, Турция? Тоже не указана. Тогда кто же совершил геноцид, кто должен нести за него ответственность, с кого спрашивать за последствия геноцида?

Ответов на эти вопросы нет. Но они настолько нужны и важны, что, во-первых, ставят под сомнение сам факт геноцида, во-вторых, правомерность Резолюции, в-третьих, серьезность намерений и всего дела вообще.

Второе противоречие вытекает из первого, В том же первом пункте Резолюции записано: "придать черкесам статус народа-изгнанника", но мы хотели бы спросить: если не указана сторона, ответственная за геноцид, если поэтому не установлен сам факт геноцида, то как можно требовать статуса народа-изгнанника?

Кроме того, здесь имеется и другое, не менее странное противоречие. Все мы знаем, что до сих пор у черкесов был другой, очень важный и престижный статус: добровольного присоединения к России, Не знаем, где как, но у нас, в КЧР, он ревностно оберегался и громко афишировался. В отдельных случаях из сопернических соображений кому надо сообщалось даже, что черкесы добровольно присоединились и являются для России братьями навек, а вот карачаевцы не присоединились, а были завоеваны силой оружия, поэтому-де отношение и доверие к тем и другим не может быть одинаковым. На эту удочку попадались многие высокопоставленные визитеры или местные функционеры и создавали в КЧАО и в крае одним тепличные, а другим невыносимые условия жизни. Отсюда все эти антикарачаевские пленумы ОК КПСС, решения, акции вплоть до периодического десантирования в карачаевские районы и населенные пункты крупных милицейских сил, проведение обысков, запугиваний, насильственных действий, создание незаконных устрашающих административно-политических комиссий, шельмование карачаевцев на пленумах обкома, в печати и по радио как преступников, спекулянтов, дебоширов, враждебно настроенных к России, КПСС и к Советскому государству, заслуживающих повторного выселения, на этот раз "к белым медведям".

На эту идею-фикс было положено немало сил, средств и стараний. Что стоит один "Монумент дружбы" в Черкесске, нанизавший на русский штык кольцо адыгских (кавказских) народов? Или статуя Марии Темрюковны в Нальчике, как голубка перо, несущая в руках грамоту о добровольном присоединении к Ивану розному, другие подобные сооружения, художественные произведения, монографии, диссертации, иные знаки внимания к этому важнейшему в жизни адыгов историческому событию, и вообще, вся эта идеология добровольного присоединения, прожужжавшая нам все уши и влетевшая государству в копеечку, если сегодня в условиях демократии и кажущегося ослабления центральной власти она брошена как ненужный хлам и не стоит теперь ломаного гроша?

Эволюция взглядов адыгов на добровольное присоединение к России отражена во многих публикациях. Есть она и в вышеприведенной статье профессора Аутлева. Сошлемся на нее: "В недавно прошедшее время мы взахлеб кричали о "прогрессивном значении" присоединения к России. Но мы стыдливо молчали, что "присоединились" (конечно же, силой оружия) лишь осколки, жалкие остатки народа. Но ведь "присоединились" как "инородцы", как "колониальные рабы". Вот что осталось от некогда громкой, важной и пышной идеи. Спрашивается, куда теперь все это девать, если перестало быть нужным? Вчера был один статус, сегодня давай другой, прямо противоположный, вчера были добровольно присоединившимися, а сегодня стали насильственно изгнанными, жертвами геноцида, вчера были братьями навек, а сегодня стали врагами, которых безжалостно истребляли. Все это как-то не вяжется и не воспринимается по-доброму и честному, кому-то тешит честолюбие, но компрометирует народ.

Конечно, станут возражать, по-прежнему идеализировать событие и уходить от очевидной истины, заявляя, что вначале добровольно присоединились, а потом стали изгнанниками. Но так не бывает, добровольно присоединившихся, братьев навек никто изгонять, истреблять не станет, ибо это свои, а своих, преданных и любящих, никто трогать, обижать, тем более истреблять, изгонять, подвергать геноциду, не станет. Это аксиома. Значит, было одно - либо добровольное присоединение, либо истребление и изгнание. Третьего, как говорится, не дано (нельзя быть одновременно и чертом и ангелом).

Но тогда как быть со статусами? Соединить их вместе и строить политику на компромиссной основе не получится, ибо это противоположные, взаимоисключающие статусы и никакой позитивной политики они в соединенном (эклектическом) виде дать не могут. Можно утвердить второй статус, но тогда нужно отречься от первого. А как это сделать? Россия же не флюгер, не будет вертеться как кому вздумается. Неслучайно обращение к Б. Н. Ельцину от имени Генерального секретаря ООН ван Праага с просьбой "официально признать акт геноцида черкесов (адыгов) со стороны царского самодержавия" осталось без ответа. По этому поводу Б. X. Акбашев в своем докладе на IV Конгрессе "Международная черкесская ассоциация" (в дальнейшем МЧА) отметил: "Ответы мы получили только от Министерства РФ по делам национальностей и федеральным отношениям, а также из Совета Федарации Федерального Собрания РФ. К сожалению, эти ответы ничего общего не имеют ни с названным обращением Президента (имеется в виду "Обращение к народам Кавказа" в связи со 130-летием окончания Кавказской войны - К. Ч.), ни с нормами международного права". Вот и получается тупик, "бермуд", в который заплывать мы не хотим и обижаться на нас за это не надо.

III. ПРОБЛЕМЫ РЕПАТРЕАЦИИ

Как видим, не только резолюции и договоры, но и сама история имеет для адептов черкесского геноцида серьезные подвохи. Но на них хотят строить стратегию, которая может привести к серьезным осложнениям, Ведь одним из пунктов резолюции является необходимость "предоставить черкесам возможность вернуться на историческую родину". Таковой, как известно, является побережье Черного моря, т, е. районы Анапы, Новороссийска, Сочи, Адлера, Геленджика и др. Насколько реально такое возвращение, никому объяснять не надо. Оно просто невозможно. Если же настаивать или радеть за это, по крайней мере на обозримое будущее, то оно ни к чему хорошему не приведет. Не для того кубанские казаки создали свое Всекубанское войско, чтобы давать кому бы то ни было себя притеснять. Вспыхнет война, и не учитывать этого реальные политики не могут.

Тогда зачем вся эта возня с договорами, резолюциями и т.д. по прошествии почти полутора веков? Дошло до того, что Адыгейская Республика уже приняла "Закон Республики Адыгея о репатриантах", в котором, в частности, записано: "Репатриантам гарантируется осуществление всех прав и свобод, закрепленных правовыми актами Российской Федерации и Республики Адыгея"; "право владеть движимым и недвижимым имуществом "в собственности репатриантов в Республике Адыгея могут находиться все предусмотренные действующим законодательством объекты собственности"; "в Республике Адыгея признается и защищается равным образом собственность репатриантов и граждан Республики Адыгея".

Все это хорошо, но только непонятно, кто такие репатрианты и как они могут наделяться такими неограниченными правами? В ст. 3 Закона дается следующее определение понятия репатриантов: "...репатриантами признаются иностранцы - представители адыгской диаспоры, независимо от их национальности, прямые предки которых в результате Кавказской войны вынужденно покинули историческую территорию Адыгеи (Черкесии), получившие право возвращения в Республику Адыгея в порядке, предусмотренном настоящим законом" ("Хасэ", сентябрь 1997).

Нельзя и не хочется критиковать законы, чьими бы они ни были, пусть даже таких молодых и неопытных республик, как Адыгея или Карачаево-Черкесия, но уйти от массы самоочевидных юридических ляпсусов нельзя и в отношении их. Коснемся только некоторых очевидных недостатков этого закона.

Начнем с того, что сам закон называет репатриантов иностранцами и тем выбивает из-под себя правовую почву. Если бы их назвали хотя бы соотечественниками или соплеменниками, то это куда бы еще ни шло, но даже такой простой идентификации не предусмотрено. Далее, репатрианты - это не просто иностранцы, а иностранцы любой национальности и им дается право владеть всеми предусмотренными действующим законодательством объектами собственности, значит, наверное, и землей, недрами, объектами особого назначения и т. д. Особенно интересным является то, что репатрианты получают право на возвращение в порядке, предусмотренном настоящим законом. На юридическом языке оно прозвучало бы так: иностранцы вселяются в пределы Российской Федерации в порядке, предусмотренном законом Адыгеи. Что это нонсенс, никому доказывать не нужно. И, наконец, как намереваются устанавливать для каждого переселяющегося адыга в отдельности юридический факт вынужденного оставления его предками исторической территории Адыгеи? Это нам вообще не понятно.

Но все это мелочи по сравнению с тем местом закона, которое дало нам повод усомниться в его юридическом качестве. Речь идет о дихотомии "Адыгея (Черкесия)". Тут всем надо хорошенько призадуматься. Ребус заключается в том, что неизвестно, что такое Адыгея во времена Кавказской войны и что такое Черкесия на сегодняшний день. По смыслу закона это тождество по аналогии: "Российская Федерация - Россия". Но дело в том, что тогда не было Адыгеи, а сейчас нет Черкесии. Что же тогда означает это сдвоенное название, куда вселять репатриантов, если они по замыслу идеологов репатриации начнут в массовом порядке переселяться на Кавказ? Настораживает то, что под Адыгеей имеют в виду Черкесию, а под Черкесией, очевидно, минимум все три республики. Значит, туда и собираются вселять репатриантов сотнями тысяч и миллионами, как это часто приходится слышать, но это означает намерение их слить.

Закон Адыгеи это только первая ласточка, уверен, что такой же появится и в КБР, а через Межпарламентский Совет надавят и на КЧР. Поскольку же те, на кого надо надавить - люди особо мягкие и податливые, то труда и в этом большого не будет. Так рассуждает, в частности, Б. X. Акбашев в своем докладе на IV Конгрессе МЧА: "Реально на состояние репатриации могут повлиять органы власти и управления КБР, РА, КЧР. Есть возможность создания для этого, правовой базы. В частности, в Республике Адыгея уже принят Закон "О репатриантах", проект аналогичного закона давно разработан и рассматривается в КБР. Мы надеемся, что принятие аналогичного законодательного акта в КЧР тоже не за горами".

Таким образом, вся проблема в целом нам представляется настолько нецелесообразной и неосуществимой, что постановка ее кажется либо ненужной, либо недопустимой. Причем настораживает и отталкивает далеко не то, что адыги должны вернуться на Кавказ, если захотят, а то, как и какими методами это собираются делать. Со стороны кажется, что нужно это только определенным кругам и личностям, и они данный вопрос сильно политизируют. Что стоит один закон Адыгеи и репатриантах? В нем больше политико-правовых эмоций и национально-патриотических порывов, чем собственно права или хотя бы здравого смысла. Но этот-то напор, форсаж как раз и отталкивает. Кто-то тешит свои иллюзии и амбиции большой нации и отдельного государства, а кому-то боязно и тревожно от такой затеи, которая может плохо кончиться. Отсюда отторжение самой идеи и неминуемая конфронтация с ней, поскольку предполагаемый ареал репатриации затрагивает жизненные интересы других народов и национальных групп.

Не знать этого идеологи репатриации не могут, но идут напролом, не учитывают пока возможного сопротивления и осложнений. Наверное, думают, что все будет так, как с Межпарламентским Советом. Увы! Парламент - это еще не народ. Главное - что скажет и как поведет себя он. Игнорировать же это, договариваться с верхами и на этом успокаиваться - большое и серьезное заблуждение.

Если же отвлечься от иллюзий и амбиций, то сама проблема не может вызывать ничего, кроме сочувствия и поддержки. Какой нормальный человек скажет "нет" тому, кто захочет вернуться домой, жить на земле отцов и дедов, находиться со своим народом?

Никому это не воспрещается и ни одному адыгу в этом отказа еще не было. Яркий пример - недавнее переселение адыгов Косово в Адыгею. Другое дело, что "процесс не идет", соизволивших приехать мало, а многие из тех, кто попробовал, возвращаются назад. Кстати, об этом тоже говорилось в докладе Акбашева: "За период с 1990 г. переселились (получили паспорта) в Кабардино-Балкарию только 236 человек и 1357 получили вид на жительство, в Республику Адыгея переселились всего 200 человек, 895 получили вид на жительство, в Карачаево-Черкесию переселились 4 человека и 12 получили вид на жительство. Многие, не сумев адаптироваться, вернулись обратно".

Ничего удивительного в том, что "процесс не идет" нет, ибо такова человеческая сущность этого непростого дела. Каждый должен решать за себя сам, сделать индивидуальный выбор, ибо жить и испытывать судьбу на новом месте, в чужой стране придется ему самому. Из этого и исходит определенный юридический стандарт въезда в Россию и выезда из нее, получения гражданства или вида на жительство. Он решается во всех случаях индивидуально. Этим порядком и надо пользоваться. К такому выводу, хотят того или нет, но приходят и сами идеологи репатриации. В частности, он нашел свое четкое отражение в том же докладе Акбашева: "В 1991 г. мы все были во власти радостных ожиданий, во власти эмоционального восприятия наших проблем. Нам казалось возможным их разрешить в ближайшее время... Однако жизнь преподнесла нам суровый урок, еще раз показав, что для нас в истории никогда не было простых решений". И далее он заключает: "Думаю, большой безответственностью с нашей стороны будет дальнейшее продолжение разговоров о массовой репатриации на фоне реально происходящих процессов". Не знаю, можно ли назвать эту правду суровой, но реальной и отрезвляющей назвать можно и нужно.

Но индивидуальность и постепенность переселения многих не устраивает. Хочется массовости и темпа, чтобы успеть осуществить свою мечту при жизни. Поэтому мириться с реальным положением не хотят, изыскивают и используют все новые изощренные методы и приемы. В частности, прибегают к религиозному фанатизму, пробуют воспользоваться тем, чем пробивали себе дорогу когда-то жрецы и пророки мировых религий, т. е. стремятся объединить и разрозненных, и дезинтегрированных черкесов верой в особое и близкое им божество и преданностью канонам новой религии. Доходит до того, что, разуверившись в рациональных средствах воздействия на разум и совесть "инертных адыгов", начинают воздействовать на подсознательную, иррациональную сферу, стремясь вызвать у своих просвещенных соплеменников инстинкт стадности и погоняемости. С этой цепью выдают известный морализатор "Адыге-хабзэ" за Катехизис новой веры и предают анафеме тех, кто не хочет ехать на "землю обетованную" и увеличивать своим присутствием численный состав находящейся здесь национальности. Так, в брошюре под названием "Черкесский путь Хабзэ" (международный общественный фонд "Возрождение черкесов", М., 1998, вып. 1) пишут: "Эта книга - голос тех, кто преисполнен духом Хабзэ,.. кому путь указан ЕДИНЫМ ТХА. Раскройте душу, примите Хабзэ! Наш путь - в исполнении заповеди ТХА...".

Какова же эта заповедь? О ней пишут так:

"У нас одно прошлое, и мы должны сделать так, чтобы у нас было одно настоящее и одно будущее.

Черкесы зарубежья сохранили многое из Хабзэ и пытаются остаться черкесами, но эти усилия тщетны и обречены.

Только на Кавказе черкес может быть настоящим черкесом.

Если ты живешь на чужбине и называешь себя черкесом, то поезжай домой и будь там черкесом".

Можно было не обращать внимания на эти переусердствования современных грамотеев, пытающихся имитировать канонический стиль, тем более, что основная часть брошюры, посвященная нравоучениям и правилам поведения, безвредна. Но именно эта вступительная часть сильно политизирована и в ней явственно проглядывают тенденции, о которых можно сказать, что они есть проявления этноцентризма, проповедуют национальную исключительность адыгов, изоляционизм, самовосхваление и другие пороки национального эгоизма и тщеславия. Что стоит, например, такой призыв: "Черкес должен быть всегда и во всем победителем", или такое откровение: "Зараза сначала губит соседа, а затем приходит в твой дом, потому что и ты, и твой сын, и твоя дочь общаются с другими".

Но самые главные и вредные мотивы этой части брошюры - национализм и экспансионизм - зовут черкесов на землю "Ошхомахо". "Земля Ошхомахо - бастион Хабзэ и Тха", "Вершина Ошхомахо - символ цели и крепости духа Черкесии". "Ошхомахо" - кабардинское название горы Эльбрус. Но когда говорят о "священной земле Ошхомахо", почему-то забывают, что между Эльбрусом и Кабардой расположена древняя страна Балкария, как и между этой вершиной и Черкесией еще большая и столь же древняя страна Карачай. Двуглавый Эльбрус, Минги-тау - символ двуединой карачаево-балкарской нации. Только карачаевцы и балкарцы, как всемирно известно, являются аборигенами этого горного региона. Поэтому, когда говорят о "Земле Ошхомахо" не надо забывать, что Приэльбрусье было, есть и вечно будет родной землей неотчуждаемой этнической территорией карачаевцев и балкарцев, ибо они и есть здесь подлинные горцы, населяющие Приэльбрусье с доисторических времен. Хочется спросить: кому это неизвестно и кто пытается делать вид, что этих народов не существует, что сними можно не считаться, за них решать и даже присваивать их территорию, как это было в 1943 - 1944 годах? Авторам и распространителям брошюры полезно было бы напомнить, что черкесы-адыги не такие уж великие и могущественные, чтобы позволять себе выступать в отношении других народов России столь высокомерно и опрометчиво Вот почему, в частности, нам особенно неприятны все эти бредни о великой Черкесии. Кто хочет ее делать, пусть делает там, где она была "великой", а "Землю Ошхомахо", т. е. Приэльбрусье, или Балкарию и Карачай, не надо трогать.

Мы сожалеем, что, называясь братьями, говорим в таком тоне. Но что поделаешь, дали повод, да и законы полемики таковы, что приходится вести ее в заданном режиме. Но лучше бы не только не говорить, но и не думать в таком напряженном ключе. Мы готовы принять добрососедский, дружеский и миротворческий подход ко всем проблемам и вопросам, связывающим нас, и строить с адыгами и со всеми другими соседями, как было всегда до сих пор, братские отношения, причем отнюдь не давая повода считать, что это есть проявление слабости с нашей стороны. Но это зависит не только от нас.

Нас тревожит и настораживает воинственный и, я бы сказал, подстрекательский дух выступлений и заявлений МЧА, касающихся, в частности, нынешних относительно мирных и конструктивных грузино-абхазских отношении. До Кабарды, Черкесии и Адыгеи от Грузии и Абхазии достаточно далеко, а нам они прямые соседи, и мы не хотим, чтобы через дорогу шла война, ибо она неизбежно перекинется к нам - запылают Домбай, Теберда, Карачаевск, ибо они, а не Нальчик, Майкоп или даже Черкесск стоят на пути от Клухорского перевала.

Вот некоторые характерные заявления МЧА:

"Международная черкесская ассоциация... заявляет о своей решимости сделать все возможное для спасения братской Абхазии, для защиты свободы, чести и достоинства ее народа" ("Хасэ", 19.06.1998).

"Ясно одно: адыгский и абазинский народы не останутся в стороне, когда решается судьба братского народа, других народов Абхазии. Международное право предоставляет добровольцам возможность выезжать в другие страны (не наемниками, а именно добровольцами) для защиты соплеменников, единоверцев своих идеалов" (Там же).

Особый интерес представляет последняя фраза: выходит, что абхазцев собираются защищать как своих единомышленников, а не соседей и родственников, попавших в беду.

Да и есть ли чем защищать, ведь не будет, наверное, больше ни военной поддержки России, ни Абхазского батальона Шамиля Басаева, не будет, скорее всего, и самой войны, ибо люди поняли и решительно заявляют: хватит, навоевались! Раз так, то зачем бряцать кастрюлями, махать палками, пугать ворон?

Характерно, что пытаются без спроса затянуть в свои амбиции и интриги и другие народы. В одном случае пишут: "В этой связи национальные движения народов Карачаево-Черкесии не останутся безучастными к судьбе братского абхазского народа", решая за нас. В другом решают уже за все народы Северного Кавказа: "Предупреждая этот вариант развития событий, исполком МЧА заявляет, что абхазский народ ни прежде, ни сейчас, ни в будущем не останется без всесторонней поддержки народов Северного Кавказа" (Там же).

Понятно, что МЧА блефует и бравирует. Но, пожалуйста, без нас. Нам одинаково дороги и грузины, и абхазы. Мы не хотим, чтобы они убивали друг друга и будем поддерживать как тех, так и других, но исключительно только на миротворческой основе. Карачаевцы и балкарцы хорошо понимают, что по их территории проходит самая протяженная на Кавказе граница России с Грузией и Абхазией и недооценивать этого геостратегического фактора не собираются. Поэтому они только за мир и никаких бравад от своего имени никому позволять не будут.

IV. ОБЩЕКАВКАЗСКИЙ ДОМ

Итак, никаких углов и чуланов, никаких Бермудских островов нам не надо. Ни в какую адыго-абхазо-абазинскую интеграцию, осуществившую в г. Черкесске уже несколько объединительных конгрессов, мы, как уже говорили, не пойдем. Полагаем, что если в какой-то форме и на какой-то позитивной основе и надо объединяться, то только на общесеверокавказской, а еще лучше - на общекавказской основе. Отделяться или даже отдаляться от братских народов (осетин, вайнахов, дагестанцев, русских) и противопоставлять себя им мы не желаем, и было бы хорошо, если бы адыгские лидеры из КБР и АР оставили нас в своих планах и намерениях в покое.

Наше кредо - Общекавказский Форум и Общекавказский Дом. Он существует в природе, имеет тысячелетнюю историю и должен существовать в нашей сегодняшней реальной жизни. У карачаевцев, например, масса грузинских, армянских, азербайджанских, русских, дагестанских, осетинских, чеченских, ингушских, черкесских и абхазских фамилий. Но разве это не родство, не единство, даже по крови, куда и зачем от него бежать?

Если мы братья и если у нас будет общий дом, то все вопросы и проблемы, в т. ч. застаревшие, трудные, скандальные и даже кровопролитные, можно будет решать самим по-домашнему и родственному на основе тысячелетних кавказских традиций, без оглядки на север или на юг. Ведь до чего досадно и позорно сейчас получается на Кавказе: два кавказских народа - азербайджанцы и армяне - отвернулись друг от друга и поглядывают кто на Россию, а кто на Турцию, грузины балансируют между ними и сами испытывают острые противоречия, Дагестан колеблется в трех-четырех измерениях, Осетия использует свое христианское отличие, адыги хотят соперничать с вайнахами и поделить Северный Кавказ на восточный и западный. Что же в этих условиях остается нам, тюркским народам Северного Кавказа, например балкарцам и карачаевцам? Увы, ничего, кроме того, чтобы стать плацдармом для глобального общетюркского влияния на Северный Кавказ.

Вот к чему может привести сепаратизм, индивидуальный или групповой например, Межпарламентский с его договорами, программами, планами и намерениями. Где-где, а на Кавказе, в т. ч, и на Северном, дезинтеграция не допустима. Путь только один - общекавказская интеграция на основе национальной независимости и суверенитета республик и государств. Иначе геополитическая ситуация на Кавказе такова, что он быстро потеряет свое место в мире и будет разделен на многочисленные сферы влияния и объекты столкновений. Общекавказское единство - вот что должно стать решающим геополитическим законом у нас. Только оно может связать кирпичи и блоки нашего здания. Если мы потеряем окончательно и без того еле теплящийся дух кавказского единства, то прекратим свое существование как особый глобальный регион, как его величество Кавказ -географический и антропологический корень европейских народов.

Вот к чему, т. е. к общекавказскому единству, мы стремимся и готовы горячо поддержать. Что же касается отдельных углов и группировок, то мы не зря одну из них окрестили Бермудским треугольником и попросили нас туда не затаскивать. Более того, все эти официальные межпарламентские, межреспубликанские и иные формальные объединения считаем фиктивными, действующими до тех пор, пока они нравятся их создателям. Как только одному из шефов Межпарламентского Совета он перестанет нравиться, его тут же закроют, ибо так его и создавали, по межличностной договоренности,

V. ТАЙНА ДОГОВОРА

В конце изложения вернёмся к началу и спросим: что же такое Межпарламентский Совет, как он возник и чему служит? Из сообщений в печати, выступлений по телевидению и радио шефов и служителей этого межреспубликанского органа знаем, что это Договор, возникший по инициативе парламентов трех республик, заключенный на благо их народов и не нарушающий суверенитета ни одной из них. Но это на словах и на бумаге, а на деле имеем следующее - приведем еще одно место из доклада все того же Б. X. Акбашева на IV Конгрессе МЧА: "В июле 1997 года мы с удовлетворением отметили, что идеи III Конгресса МЧА о создании межпарламентских структур управления нашли воплощение в Договоре об образовании Межпарламентского Совета Республики Адыгея, Кабардино-Балкарской Республики и Карачаево-Черкесской Республики. Огромная благодарность руководителям трех республик: В. М. Кокову, В. И. Хубиеву и А. А. Джаримову за эту инициативу, спикерам и депутатам законодательных органов трех республик за реализацию этой прекрасной идеи".

Получается, что в Межпарламентском Совете реализованы не объективные потребности республик, не нужды и чаяния их народов, не даже ведомственные заботы парламентов, а "прекрасная идея МЧА"! Что это за идея, выше было показано. Отсюда вопрос: кто нами руководит, под кем мы ходим, кто решает нашу судьбу? Возможно, для КБР и АР МЧА является вышестоящей надгосударственной структурой, указания которой для них обязательны, но мы-то причем, почему нашей республикой должно руководить чье-то национальное движение, командовать ею какая-то общественная организация? Почему КЧР должна быть послушной служанкой МЧА?

Эти вопросы мы задаем не руководителям, сдавшим КЧР, а ее народу. Пусть он теперь скажет свое решающее слово о нашем дальнейшем пребывании в Межпарламентском Совете. Очевидно, что пресловутый Договор о МПС должен быть денонсирован, а депутаты НС КЧР, подписавшие и проголосовавшие за него, предстать хотя бы перед судом своей совести, должны знать, что надежд народа и своих избирателей они не оправдали и не могут больше рассчитывать на их уважение и доверие. Не будет так, мы и на самом деле уплывем в бермудский треугольник, откуда назад не возвращаются.

Вот и все, что хотелось сказать о Межпарламентском Совете. Разговор получился длинный и трудный, но и вопрос - не пустяк. Он затронул и не мог не затронуть очень много важных и сложных проблем. Я далек от мысли, что сделал что-то важное, чтобы их осветить. Высказал только свое субъективное мнение, так что ни обижаться на автора за это, ни злиться не надо. Лучше высказать тоже свое мнение, и когда их наберется много, тогда и прояснится вопрос в должной степени.

(Печатается с сокращениями)

Оперативное задание
для проведения командно-штабного учения на картах с офицерами
Оперативного штаба МВД Кабардино-Балкарской Республики.

I. Общая обстановка.

Общественно-политическая обстановка в РФ продолжает оставаться сложной.

Государства Ближнего Востока при поддержке спецслужб США разжигают межэтническую напряженность в целях вытеснения России из регионов Закавказья, Северного Кавказа и акватории Каспийского моря. По просьбе Конфедерации народов Кавказа (КНК) готовы оказать финансовую и экономическую помощь в целях решения задач образования единого Кавказского государства.

Обстановка еще больше усугубляется систематической, многомесячной задержкой заработной платы работникам бюджетной сферы, мизерными размерами пенсионных и других социальных выплат, что привело к повсеместным забастовкам и другим акциям протеста.

Вышеуказанные причины привели к резкому ухудшению криминогенной обстановки в стране, особенно на Северном Кавказе. Опасное развитие криминальной ситуации определяется высокой степенью организованности, вооруженности и специальной подготовки, развитием межрегиональных преступных связей, вооруженным противостоянием преступных группировок как между собой, так и с правоохранительными органами. Все чаще жертвами их преступной деятельности становятся работники милиции, прокуратуры, налоговой службы, военнослужащие и работники таможенных органов.

Значительно увеличилось число хищений и краж оружия, боеприпасов со складов МО, МВД, военных учебных заведений, РОВД, ГОВД.

II. Частная обстановка.

В августе - сентябре текущего года обстановка в Кабардино-Балкарской Республике продолжает оставаться сложной и взрывоопасной.

Руководство, правоохранительные органы и духовенство КБР принимают меры, направленные на недопущение распространения реакционных течений ислама, в частности ваххабизма. Подтверждением этому является уничтожение в августе с. г. банды ваххабитов (6 человек), действующей под руководством некоего А. Атабиева.

Влияние представителей реакционного течения ислама на балкарское население республики постоянно возрастает. Ими открыты небольшие школы по обучению идеям "чистого ислама". В этих школах отмечается присутствие чеченцев, которые выступают в роли наблюдателей.

По полученным сведениям, в г. Нальчик для проведения совещания с лидерами реакционного течения ислама прибыл один из лидеров панисламской террористической организации "Братья мусульмане" гр. Египта А. X. М. Моавад. Он провел встречу с одним из имамов Нальчикской мечети - спонсором данного течения в КБР.

В республике отмечается процесс консолидации различных общественно-политических организаций с целью сохранения мира и стабильности.

Так, в сентябре с. г. национальные организации "Адыгэ хасэ" и "Малкар аузы" вступили в Кабардино-Балкарское отделение общественного движения "Мир и согласие".

15.09.98 года в г. Нальчик состоялось заседание обновленного совета общественного движения "Мир и согласие", на которой было принято обращение с призывом к единению всех государственных, политических, общественных и религиозных сил по выходу из кризиса.

III. Силы и средства МО, ВВ, МВД и КОПО.

В условиях нагнетания напряженности МВД КБР, 143 МСП СКВО МО РФ, 8 брОН СКО ВВ МВД РФ, 43 ПОГО ФПС РФ, занимаясь повседневной плановой деятельностью, проводят подготовительные мероприятия по сокращению сроков приведения в высшие степени боевой готовности и занимаются боевой подготовкой.

По мере нарастания угрозы безопасности планируется усилить группировку войск с задачей не допустить вооруженного конфликта.

Организационно-штатная структура, численность, вооружение, места дислокации органов внутренних дел, внутренних войск, федеральных войск МО, пограничных отрядов и застав КОПО - реальные на день учения.

Метеорологические, физико-географические и астрономические условия, состояние коммуникаций и санитарно-эпидемиологическая обстановка - реальные, время - местное.

IV. Исполнить.

1. Изучить оперативное задание, общественно-политическую обстановку в КБР, Северо-Кавказском регионе и тактику действий незаконных вооруженных формирований.

2. Быть готовыми к выполнению должностных обязанностей согласно штатной структуре.

3. Подготовить рабочую карту руководителя ОШ МВД КБР масштаба 1:200000 (на карту нанести: границы республик СКР, пункты управления ОВД, соединений и частей МО РФ, ВВ МВД РФ, ФПС РФ, особо важные объекты КБР, районы особого внимания).

V. Руководства и пособия:

1. Временный Устав ВВ МВД РФ.

2. Боевой устав сухопутных войск (часть 1).

3. Методика тактико-специальной подготовки ВВ.

4. Наставление по службе штабов МО и ВВ.

5. Приказ МВД РФ №20-96 г.

6. Приказы и директивы ОШ при МВД РФ.

И. о. заместителя руководителя ОШ при МВД РФ –
начальник Управления по СК генерал-лейтенант милиции
В. Медведицков.

"Криминальная" нация?!
Или "охота на ведьм" возобновляется.

Судя по несколько детективному способу доставки нам ниже публикуемого документа (был подброшен в почтовый ящик), мы хотели было попросту отмахнуться от него, восприняв это либо за обычную провокацию, либо за глупую шутку.

И, только узнав, что эти штабные учения все же состоялись в сентябре 1998 года, и еще раз внимательно прочитав весь текст документа, мы поняли, что это не просто очередная милицейская "Зарница", предпринятая для профилактического устрашения голодного и нищего населения республики, а нечто более серьезное и намного опасное, чем предполагают даже сами авторы этого документа.

Делать подобные выводы нас заставило не множество и разновидность генеральских погон, участников этой "игры", а конкретный и ярко выраженный антибалкарский характер этого документа.

Именно поэтому мы решили полностью опубликовать его и сделать достоянием широкой общественности, показав тем самым на конкретном примере, кто здесь занимается политическим экстремизмом, переходящим в вооруженное насилие над народом.

При этом ставились две цели. Во-первых, чтобы "бывший братский" балкарский народ, наконец-таки, взаимоувязал хотя бы столь очевидные итоги своей "реабилитации", закон о местном самоуправлении и Конституцию КБР с ходом приватизации в республике и настоящим документом, и перестал бы строить иллюзии по поводу своего "светлого будущего".

Во-вторых, чтобы как руководство РФ, которое, как мы надеемся, предпримет все необходимые в данном случае меры, так и вся российская и мировая общественность, заранее знали об уже заготовленном и даже разыгрываемом штабами силовых структур провокационном военном сценарии и сделали бы соответствующие выводы о возможных вариантах последующего развития событий в регионе со всеми вытекающими из этого последствиями для балкарского народа, которому в этом документе однозначно отведена роль заведомого и потенциального виновника предполагаемого развала Юга России. И сделано это для того, чтобы в последующем именно на него можно было бы переложить всю ответственность за полную несостоятельность местных органов государственной власти в решении поставленных перед ними задач, как это уже было сделано в Кабардино-Балкарии дважды (в 1942 и 1944 гг.), т. е. при массовом уничтожении войсками НКВД населения Черекского ущелья и поголовной депортации балкарцев...

Конечно, нам вовсе не хотелось бы проводить подобных параллелей и будоражить измученный и запуганный народ, но мы не вправе молчать, т. к. в данном случае очень похоже на то, что по крайней мере среди командного состава базирующихся здесь войсковых подразделений России органами государственной власти республики в усиленном порядке ведется соответствующая идеологическая обработка в части вновь изобретенного ими "балкарского ваххабизма", и в очередной раз здесь целенаправленно подготавливается печально известная нам трагическая ситуация начала 40-х годов. Т. е. балкарцы; публично обвиняемые ранее руководством республики в национал-экстремизме, сегодня уже обвиняются в новом "грехе", т. е. в так называемом и нынче "модном" - исламском фундаментализме. Более того, они планомерно вовлекаются в локальный конфликт, специально провоцируемый силовыми структурами, и, как утверждают почти все, ознакомившиеся с данным документом, для того, чтобы вновь подставить балкарский народ под очередное военное "усмирение", а "еще лучше" под очередное выселение, чтобы беспрепятственно и окончательно, а что самое главное - руками России заполучить Балкарию без балкарцев.

Видимо, только ради столь значимой цели, и когда дело коснулось необходимости поиска и заблаговременного создания образа конкретного врага, высокопоставленные стратеги МВД, т. е. сами же представители государственной власти, начисто забыли о собственной официальной теории, о так называемом едином и неделимом "кабардинобалкарском народе". И сразу же вспомнили, если не о балкарском народе, то по крайней мере о так называемом "балкарском населении", к тому же, по их мнению, явно "неблагонадежном", и, как можно понять из этого документа, являющемся единственным мусульманским народом этой "райской" республики, т. к. о существовании здесь каких-либо иных мусульманских народов в нем вовсе не упоминается...

Крайне странно, но штабисты начисто "забыли" даже то, что именно репрессированный балкарский народ является одним из тех очень немногих народов и не только России, но и всего бывшего СССР, который в годы Великой Отечественной войны отправил на защиту родины свыше четверти всей своей численности.

Как известно, на фронтах ВОВ достойно сражалось свыше 16 тысяч балкарцев, чем мы всегда, и по праву, гордились, считая народный патриотизм одной из высших форм проявления морали.

Автором документа не следовало забывать и того, что в первую очередь, благодаря именно "балкарскому населению", которое сегодня они обвиняют в склонности к ваххабизму, Кабардино-Балкария стала четырежды орденоносной. Но подобные "мелочи", похоже, во внимание ими не брались.

Прочитайте внимательно этот документ и вы поймете, что его составители, со всех официальных трибун заявляющие о нашем братстве, единстве и неделимости, уже откровенно разделили не только народы, то бишь население республики на "чистых" и "нечистых", но и, казалось бы, действительно единое и неделимое мусульманское духовенство. Более того, что он (документ) является прямым ориентиром и боевой задачей не для условных "красных" и "синих", а для реальных и многочисленных сил МВД КБР, войсковых подразделений МО России, подразделений внутренних и погранвойск, все заставы которых, кстати, расположены на территории Балкарии.

Вне всякого сомнения, что любой смоленский, калужский и т. д. двадцатилетний лейтенант, естественно не знающий всех "тонкостей" 77-летней "балкарской политики" руководства КБР, ознакомленный с этим или другим подобным ему документом, без задних мыслей и не задумываясь примет его к исполнению и пойдет "защищать Россию", абсолютно уверенный в том, что шпионы всех мастей и континентов, нацеленные на отторжение Кавказа от России, используя мешки с американскими и ближневосточными нефтедолларами, разжигая межэтнические конфликты и под видом мусульманских миссионеров, почему-то "так и прут" именно в Балкарию и только к балкарцам. Поэтому, как далее утверждают авторы документа: "Влияние представителей реакционного течения ислама на балкарское население республики постоянно возрастает", и якобы в открытых здесь спецшколах, под наблюдением чеченцев, ведется соответствующая обработка населения... „

В то же время, как следует из документа, руководство, правоохранительные органы и, что для нас стало полной неожиданностью, духовенство КБР рука об руку предпринимают самые решительные меры по борьбе с ваххабизмом, вплоть до уничтожения так называемой банды Атабиева (как известно - балкарца).

Не менее удивительно и то, что по данным оперативного штаба, даже одинокий шпион и террорист, один из лидеров "Братьев мусульман", и тот, безо всяких блужданий, прибыв из Египта, прямиком направился в Нальчикскую мечеть для встречи с исламскими реакционерами. Ну, а если учесть конкретно указанный в документе адрес т. н. "реакционеров" и тот факт, что в реальной жизни раис-имамом г. Нальчика является опять-таки балкарец, то только остается диву даваться "нюху" этого шпиона, благодаря которому он, видимо, и не стал "брать быка за рога", т. е. не пошел сразу же в духовное управление мусульман республики, руководителем которого является небалкарец...

То есть, ситуация с "общенациональным балкарским панисламизмом" в документе обрисована более чем однозначно. И все же уж очень странно и сомнительно выглядит ситуация, при которой несмотря на то, что более 90°/о всего государственного и административно-хозяйственного аппарата республики составляют небалкарцы, более того, во всех существующих здесь разнопартийных и, казалось бы, откровенно противоборствующих политических движениях, начиная от КПРФ и НДР до лужковского "Отечества", нет ни одного первого руководитепя-балкарца, и, наконец, несмотря даже на то, что руководитель духовного управлений мусульман республики тоже небалкарец, все ближневосточные шпионы и диверсанты, экстремисты и фундаменталисты почему-то "упорно идут именно к балкарцам?!"...

Подобный парадокс, на наш взгляд, можно объяснить только двумя причинами. Во-первых, массовым идиотизмом в среде всех, действующих здесь, закордонных спецслужб, которые, с точки зрения элементарной логики, должны были бы в первую очередь "покупать" наиболее многочисленную и мощную часть населения республики и ее самых влиятельных государственных деятелей, строящих не только местную и региональную политику, но и серьезно влияющих на государственную политику России, которую и пытаются развалить эти шпионы. Но они вместо этого почему-то совершенно бездумно "швыряют свои денежные мешки" под ноги абсолютно беспомощным и малочисленным балкарцам, которые не только не влияют на большую политику, но и настолько бесправны на собственной родине, что "конституционно" лишены даже своего этнического имени, вследствие чего не могут избрать не только ни одного своего депутата парламента - в качестве народа, но и главу собственной деревенской администрации - в качестве ее населения! Но согласитесь, что этот вариант очень сомнителен уже хотя бы потому, что за кордоном, как известно, денег идиотам не платят.

Во-вторых. Если, следуя здравому смыслу, все же исключить вышеупомянутый "массовый идиотизм" среди столь высокоинтеллектуальных структур, как спецслужбы, то остается сделать единственный вывод о том, что кем-то демонстративно, упорно и очень профессионально подбрасываемый "балкарский след" является ничем иным, как обычной "дымовой завесой" для прикрытия настоящей резидентуры этих спецслужб на Кавказе...

Кроме того, стратегам-штабистам необходимо хорошо знать историю хотя бы собственного государства, в т. ч. и такие "мелочи", как то, что балкарский народ является автоохтонным, а не выходцем из ближнего востока и не имеет там большой диаспоры, через которую можно было бы на него сколь-нибудь серьезно влиять из зарубежья.

На наш взгляд, было бы также крайне полезным тщательно изучить весь контингент выезжающих (хотя бы за последние пять лет) на Ближний Восток, а равно и приезжающих оттуда, как и состав их встречающих, что даст убедительную возможность ответить на вопросы: "Кто, куда, к кому и зачем едет?". Мы абсолютно уверены, что картина при этом будет явно "небалкарской".

Вряд ли стоит забывать штабным аналитикам и тот факт, что именно балкарцы и карачаевцы изначально отказались войти в Конфедерацию народов Кавказа, прекрасно понимая, кому и для чего она служит...

В связи со всем изложенным балкарский народ, наверное, вправе задать несколько вопросов и потребовать публичных объяснений либо генерала В. Медведицкова, чья фамилия значится на документе, либо конкретных его исполнителей, скорее всего в последний момент услужливо положивших на генеральский стол этот документ.

На основании чего и кем конкретно составлялись и формулировались вводные данные оперативного задания, в котором в качестве основного и потенциального источника опасности для России (т.е. ее врага) обозначено т. н. "балкарское население", то бишь балкарский народ?

Может быть, генерал и оперативный штаб руководствовались старым, но, похоже, что доселе так и недевальвированным сталинским списком "народов-преступников", которые, как известно, были подвергнуты депортации и геноциду как раз-таки на основании подобных документов?!

А может, у авторов этого документа уже имеются некие новые "научные" доказательства того, что балкарский народ генетически является народом-преступником?..

Но в любом случае всегда сомнительной будет выглядеть попытка финансового обоснования так называемого "балкарского криминала". Дело в том, что, как издревле известно, балкарский народ всегда был народом-производителем материальных благ, а не торгашом. Более того, в истории балкарского народа неоднократно упоминается о его многочисленных боях с захватчиками, но не зафиксировано ни одного случая, чтобы он "торговал" собственной родиной или хотя бы раз нарушил взятые на себя обязательства, в т. ч. и по отношению к России, в составе которой находится с 1827 года...

И наконец. Если учесть, что балкарцы составляют около 15% от всего населения КБР и менее четверти от ее мусульманской части, то получается, что 85% по большей части голодного и нищего населения этой республики, в т. ч. и более трех четвертей ее мусульман-небалкарцев (а потому, видимо, и "больших патриотов"), добровольно отказались от заокеанских шпионско-диверсионных денег в пользу т. н. "балкарского населения"?..

Странное возникает ощущение, когда после прочтения подобного документа смотришь публичное выступление очередного высокопоставленного "миротворца", бойко сыплющего с трибуны заученными еще в комсомоле лозунгами о нашем братстве, единстве и неделимости и словно в насмешку у кого-то громогласно требующего закона, запрещающего политический и национальный экстремизм, и даже не задумывающегося при этом, что обществу, которое он поучает с трибуны, давно и хорошо известен элементарный факт, что прародительницей всяких "измов", начиная от мелкобытового проявления национализма и вплоть до фашизма, является в первую очередь неспособность действующей власти четко и на строго Правовой основе регулировать взаимоотношения в обществе и с обществом.

Отчего в конце концов из-за полной несостоятельности и недееспособности политиков решение проблемы перекладывается на различного рода оперативные штабы, которые, как известно, создаются не для политической и административно-хозяйственной деятельности, а для войны, и которые, взяв под козырек, в силу своего уразумения и порождают стратегические и тактические опусы подобного типа с общеизвестным финалом.

Рейтинг@Mail.ru
Сайт управляется системой uCoz