На главную сайта          или др. номера газеты

БАЛКАРИЯ
Независимая общественно-политическая газета Российской Федерации
Учредитель: Джаппуев Р.С.
Газета набрана и сверстана в издательстве "Кавказская здравница"
г. Минеральные Воды, ул. 50 лет Октября, 67. Тираж 2500.

Март 2000 года №1 (7)
1. Обращение Государственного Совета Балкарии к балкарскому народу
2. Развод по закону или "по-кавказски"?
3. "Парадоксы" карачаево-балкарского мира (О новой книге С. Червонной)
4. С.М. Червонная. Тюркский мир в центре Северного Кавказа: парадоксы этнической мобилизации

ОБРАЩЕНИЕ
Государственного Совета Балкарии к балкарскому народу

Дорогие соотечественники!

В этот печально-памятный день для балкарского народа мы выражаем наши искренние глубокие соболезнования каждой семье и каждому человеку. потерявшему родных и близких в годы репрессий и сталинского геноцида.

Мы низко склоняем голову перед всеми, живыми и мертвыми, кто сквозь тюрьмы и лагеря, войну, голод и эпидемии с честью пронес свое имя и сохранил человеческое достоинство, ценою собственной жизни отстояв наше неотъемлемое право называться народом.

К сожалению, сегодня мы в очередной раз наблюдаем, как определенные круги и политические деятели, в т, ч. находящиеся у власти, любой ценой жаждущие беспредельного и бесконтрольного правления государством. откровенно и вновь пытаются разделить нас посортно и демонстративно возлагают цветы к постаментам палачей собственного народа, уничтожившим десятки миллионов наших сограждан. Братья и сестры! Как никто другой мы не вправе забывать того, что любое беззаконие, в т.ч. и особенно допускаемое от имени власти, постепенно обретает форму всеобщего государственного произвола, в первую очередь раздавливающего и уничтожающего на своем пути наиболее слабых, т.е. малочисленные народы.

Поэтому именно мы. представители репрессированных народов, должны наиболее активно противостоять любому насилию над правами человека. кем бы. когда бы и в какой бы форме оно не свершалось, независимо от цвета его знамен и какими бы лозунгами оно не прикрывалось.

Именно мы, как никто другой, должны защищать все те общечеловеческие ценности, права и свободы, вместе с жизнью дарованные нам Аллахом, с благодарностью воспринятые и признанные веем цивилизованным человечеством.

Мир вашему дому! Благоденствия и процветания вашей земле! Крепкого здоровья и счастья каждому из вас!

Государственный Совет Балкарии
8 марта 2000 г.

 

Развод по Закону или "по-кавказски"

Недавняя инаугурация генерала Владимира Семенова не сняла напряженности в Карачаево-Черкесии. Она остается в сфере внимания федеральных властей. На днях здесь побывала комиссия Государственной Думы России. В нее вошли представители основных депутатских объединений, а возглавлял комиссию вице-спикер палаты Михаил Юрьев, которого мы попросили оценить нынешнюю обстановку в Карачаево-Черкесии.

- Первое, с чем пришлось столкнуться в республике, - это то, что прошедшие выборы были очень "грязными". Надо признать - с обеих сторон, и никто этого особенно не отрицает. Не буду, впрочем, подменять собой суд и говорить, что они были настолько "грязными", что их надо было бы отменить. Увидели мы и то, что уровень неприязни друг к другу двух народов достиг критической точки, причем, надо признать, процесс этот никем, на наш взгляд, не режиссируется. И неприязнь эта родилась не вчера. Она не является следствием выборов, безработицы или низкого уровня жизни. Безусловно, все это усугубляет ситуацию, но не является первоосновой.

-Так ли взрывоопасна, на ваш взгляд, ситуация, как об этом твердят различные "эксперты", уверяя, что еще немного - и события в республике развернутся чуть ли не по "чеченскому сценарию"?

- Ситуация там действительно взрывоопасная, но мы не увидели никакого серьезного намека на "чеченский сценарий". Хотя бы уже потому, что ни один из народов, проживающих на территории Карачаево-Черкесии, ни в малейшей степени не выступает против России. Другое депо, что каждая из противоборствующих сторон хочет видеть Россию в качестве союзника против своего соперника. Да и лично, как я понял, и у Семенова, и у Дерева с Россией связи самые разнообразные, и никто не желает их рвать или ослаблять.

А вот вероятность внутренней междоусобицы здесь весьма реальна. На Кавказе в основном живут две группы народов. Это тюркская группа и адыгская. Черкесы относятся к адыгейской группе, как кабардинцы или адыгейцы. Карачаевцы - тюрки, как, например, балкарцы или многие дагестанские народы. Потому и страшно столкновение между черкесами и карачаевцами, что оно явно не ограничится масштабами одной республики. Не забывайте, что все это происходит в регионе, где идет сейчас военная операция.

- Не ощутила ли комиссия какой-то попытки "разогреть" ситуацию извне? Проще говоря, нет ли там "чеченского следа"?

- Мы пытались его найти. Но, к счастью, пока никаких "следов" обнаружить не удалось, хотя каждая из сторон другую в этом и упрекает. Более того, даже не ощущается особых симпатий к Чечне.

- А каково влияние русскоязычного казачьего населения? Ведь были же попытки привлечь его к урегулированию ситуации...

- Влияния, надо признать, почти никакого. И эго при том, что русскоязычное население составляет большинство граждан Карачаево-Черкесии. Русские полностью расколоты между двумя другими этническими группами, не сплочены, своих сильных кандидатов с претензиями на впасть у них нет. И хотя должны вроде бы играть основную роль, они ее, увы, не играют, политического веса не имеют. Почему это происходит именно так, я судить не берусь.

- В среде сторонников Станислава Дерева, как известно, сегодня весьма популярна идея отделения черкесской части из состава республики. На взгляд вашей комиссии, это может стать реальностью?

- Из наших встреч и бесед мы ощутили, что черкесско-абазинская часть населения и поддерживающие их русские понимают: даже если прошедшие выборы и признают когда-нибудь незаконными и состоится повторное голосование, то победу все равно одержит Семенов, хотя, конечно, и не с такими результатами. Все, что произошло за последние несколько месяцев, сплотило его электорат, да и, помимо всего прочего, карачаевцев и сочувствующих им ногайцев просто больше по численности. Отсюда и возникла идея отделения.

На наш взгляд, идея эта совсем не абсурдна. Потому что при таком уровне взаимной неприязни стороны, пока не поздно, как-то надо разводить. Согласно действующей Конституции это должно регулироваться соответствующим законом, который пока не принят. Но такой документ уже стоит в календарном плане палаты на эту сессию и, судя по всему, будет одобрен Думой, так как в его разработке и согласовании принимали участие все фракции и депутатские группы. Так вот, в этом документе образование нового субъекта Федерации путем дробления уже существующих не допускается. Поэтому развести противоборствующие стороны так, как это предлагают сторонники Дерева - путем формирования нового отдельного субъекта РФ (типа Черкесской республики) или образования - автономной области в составе соседнего края, - нельзя. Не говоря уже о том, что для этого нужна победа на референдуме во всей Карачаево-Черкесии, о чем не может быть и речи.

Однако попытка поиска такого варианта разделения, который не вел бы к дроблению и который бы удовлетворил все стороны, на мой взгляд, не безнадежна...

Беседу вел
Николой ДОРОФЕЕВ
"Труд" от 13.10.99 г.

 

"ПАРАДОКСЫ" КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКОГО МИРА
(О новой книге Светланы Червонной)

В конце 1999 года вышла в свет и тут же стала библиографической редкостью книга С.М. Червонной "Тюркский мир в центре Северного Кавказа: парадоксы этнической мобилизации".

Издание академическое и тираж был крайне ограничен, несмотря на то, что книга была подготовлена к печати весьма солидным Центром по изучению межнациональных отношений (ЦИМО) Российской Академии наук. Потенциальные читатели книги (карачаево-балкарцы и ногайцы) ее даже не видели (за редким исключением).

Учитывая сложившуюся ситуацию, редакция журнала "Ас-Алан" решила во втором номере своего журнала (готовится к изданию) полностью переопубликовать из названной книги разделы "Карачай" и "Балкария", чтобы сделать ее достоянием нашей общественности.

Однако многие читатели, каким-то образом сразу узнавшие о книге, уже в течение двух месяцев постоянно обращаются к нам с одной и той же настоятельной просьбой - опубликовать в газете "Балкария" хотя бы краткие из нее отрывки, касающиеся карачаево-балкарского народа, что мы и делаем.

Пожалуй, в этом нет ничего удивительного, ибо в отличие от изредка ретушируемых, но неизменно штампованных, ежегодных отчетов, перебрасываемых в столицу нашими чиновниками, автор книги изложила живой и конкретный материал о реальном положении ряда народов, живущих в важнейшем центрально-кавказском регионе. Мы уже писали о том, что, находясь в Балкарии, экспедиция работала от зари и до зари, без выходных.

В результате встреч со многими сотнями людей самого разного социального и образовательного уровня, сбора и обработки множества документов было накоплено громадное количество материала.

И если к тому же добавить ту обширную, многолетнюю информацию, имеющуюся у С.М. Червонной (по крайней мере по карачаево-балкарским проблемам), то скорее возникает вопрос: "Почему настолько сжата книга и не использован весь материал?".

Это объясняется просто. Примерно двести страниц авторского текста С. Червонной предваряется шестьюдесятью страницами вступительной редакторской статьи, по сути ставшей некой монографией "на вольную тему" в сфере межнациональных отношений.

В отличие от живого языка и фактического материала, присущего самой книге, вступительная статья М. Губогло скорее напоминает попытку всеобщего теоретического анализа с диапазоном от монгольского периода и Османской империи до мысли: "Можно предположить, что И. Сталин неплохо понимал суть национальной идентичности и ее соотношение с гражданской идентичностью и принадлежностью лиц различных национальностей к единому государству"... и т. д.

В общем, выходит, что главный секрет национального вопроса предельно прост, и как гласила надпись на печально известных воротах: Edem das seine!, т.е. каждому свое!

От подобного ощущения не избавляют даже семь пунктов, перечисленных автором вступительной статьи в качестве рецепта "спасения отечества".

Но избави нас Бог от того, чтобы ведущие российские политики, от коих зависят судьбы народов и государства, стали бы вновь реанимировать сталинский принцип посортного подразделения нас на народы и граждан...

Хотя, если исходить из того, что мы давно и почти официально именуемся не народами, а "лицами" и, судя по высказываниям небезызвестного "сокола Жириновского" - депутата Госдумы РФ А. Митрофанова, по сути публично предлагающего спокойно сжечь напалмом "чеченскую старушку", т.е. гражданку России (т.к., по заявлениям самого Митрофанова, Чечня - это часть России), потому что другой гражданин РФ - контрактник, воюющий там за деньги, представляет для государства (в качестве производителя) большую ценность, убеждает нас в реальном существовании этой опасности, несмотря на некоторые т.н. демократические реверансы, скорее предназначенные для ОБСЕ и СЕ...

Но вернемся к главному предмету обсуждения, т.е. к книге С.М.Червонной, которая и побудила нас ко всем этим размышлениям, хотя было бы куда лучше, если бы она столь же сильно воздействовала на высших должностных лиц Российской Федерации, в чьем непосредственном ведении находится окончательное законодательное разрешение карачаево-балкарских проблем...

Первые же два десятка представителей балкарской интеллигенции (не обремененные чиновничьими портфелями, а потому независимые в собственном мнении), успевшие поочередно прочитать единственную у нас книгу, заявили, что за исключением отдельных статей (светлой памяти А.И. Коваленко и Хаджи-Мурата Ибрагимбейли), ни один автор либо общественно-политический деятель извне еще ни разу не излагал столь откровенно и реалистично нынешнюю балкарскую действительность.

Нет никакого сомнения, что после публикации в журнале "Ас-Алан" и массового прочтения книги, столь же высокое мнение о ней будет высказано и абсолютно подавляющим большинством нашего народа, от имени которого мы вправе и обязаны поблагодарить ее автора и ученого, правозащитника и просто замечательного человека - Светлану Михайловну Червонную, пожелав ей дальнейшей удачи, крепкого здоровья и творческих успехов в новом 2000 году.

Пресс-группа
Государственного Совета Балкарии.

P.S. Будем надеяться, что в отличие от случая с профессором X.-М. Ибрагимбейли, наши штатные "интернационалисты" во власти не попытаются устроить всероссийского скандала С.М. Червонной и не станут писать жалоб в федеральные органы, обвиняя ее и "попытке развала единой и неделимой, братской и райской КБР или К.Ч.P.", а сделают правильные выводы.

ТЮРКСКИЙ МИР В ЦЕНТРЕ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА:
ПАРАДОКСЫ ЭТНИЧЕСКОЙ МОБИЛИЗАЦИИ

С.М. Червонная

Введение

Тюркский мир как конфликтное поле Северного Кавказа

Болевые точки этнополитической ситуации на Северном Кавказе концентрируются, согласно представлениям российских политологов, прежде всего вокруг Чечни и Дагестана, в меньшей степени в зоне осетино-ингушского конфликта. Таков "приоритетный" ряд, заслуживший внимание политиков и исследователей и обеспеченный к концу 1990-х годов обширной аналитической литературой.

Между тем, тот узел нерешенных проблем, те зоны конфликтности, которые обнаруживаем мы при анализе этнополитической ситуации в тюркском мире Северного Кавказа (в настоящем исследовании в качестве первого и основного его звена выделен карачаево-балкарский и ногайский мир, сосредоточенный в центральной части Северокавказского региона), - это не просто очередная "горячая точка", не заметная до сих пор и дополняющая еще одним примером и фактом внутренней напряженности картину кипения страстей на одной из многонациональных окраин Российской Федерации.

...Дело не только в том, что количество острых противоречий на Кавказе с учетом нерешенных, горящих проблем Карачая, Балкарии и Ногайской степи переходит в иное качество, создавая новые геополитические трудности для федеральной власти, которой нужно теперь держать в поле пристального внимания и тюркский центр Северного Кавказа. Дело еще и в том, что здесь локальные противоречия имеют особо ярко выраженную тенденцию глобализации на основе того, еще недавно казавшегося мифическим "единства в языке, вере, делах и мыслях", которое составляет идеологическую основу возрождающегося тюркизма.

К тому же уязвленные интересы карачаевцев и балкарцев (ногайцы в этом отношении стоят несколько особняком) вызывают цепную реакцию раздражения со стороны всей общности "репрессированных народов", хотя и утративших свои прежние весьма эффективные рычаги влияния на государственную политику, которыми располагала в конце 1980-х - в начале 1990-х годов, но все же представляющих собой объединенную крупную политическую силу, имеющую международную поддержку...

"Попытки добиться согласия, - писал в этой связи, оценивая российскую политику, балкарский общественный деятель архитектор М. Каркаев, - не видя, что краеугольным камнем общего Северо-Кавказского Дома является мощный блок вопросов, связанных с реабилитацией карачаевцев, балкарцев, ингушей, чеченцев и калмыков, не что иное как имитация серьезной деятельности"...

Показательно, что проблемы "реабилитации репрессированных народов" крупным планом выделяются в современных разработках и инициативах, в частности, в проекте "Основные направления государственной национальной политики Российской Федерации на Северном Кавказе", парламентские слушания по которому состоялись в Москве 13 апреля1999 года. В федеральном "центре" России подавляющее большинство политиков и экспертов вполне отдает себе отчет в том, что процесс реабилитации репрессированных народов, несмотря на все принятые законодательные акты и практические меры, остается незавершенным, и растущее на этой почве недовольство целого ряда народов и этнических групп, ощущающих солидарность друг с другом, может стать источником серьезных политических потрясений, прежде всего на Кавказе, где сосредоточено большинство этносов, пострадавших от репрессий и депортаций.

Глава 1. Социально-экономическая ситуация

1.1. Карачай

Социально-экономическое положение карачаево-балкарского народов можно характеризовать как национальное бедствие. И в Балкарии, и в Карачае нам не раз приходилось слышать от представителей научной интеллигенции, идеологов гражданских движений: "По отношению к нашему народу продолжается политика геноцида только физический террор, проводившийся при депортации, сменился террором экономическим. Народ обречен на вымирание".

Отнюдь не только на уровне субъективных (как может показаться некоторым скептикам, "панических" или преувеличивающих реальные бедствия) высказываний, но и на уровне выводов ответственных правительственных структур федерального ранга констатируется тревожное положение в экономике и экологии этого кавказского региона, крушение социальной базы политической стабильности. "Затяжной экономический, социальный и экологический кризис, переживаемый Северным Кавказом, - говорится в проекте "Основных направлений государственной национальной политики Российской Федерации на Северном Кавказе", разработанном Миннацем России, - стал результатом и следствием общероссийского кризиса и дезинтеграции, разрыва хозяйственных связей, недостаточной эффективности проводимых в стране реформ. Падение производства и, как следствие, снижение уровня жизни основной массы населения... само по себе является существенным фактором обострения как межэтнических отношений, так и отношений между субъектами Федерации и Федеральным центром. Кроме того, все это порождает борьбу за ресурсы, финансы, доступ к ключевым постам в управлении экономикой, становится питательной почвой роста коррумпированности и криминализованности общества, которые зачастую приобретают ярко выраженную этническую окраску".

1.2. Балкария

Даже авторы явно тенденциозных публикаций... вынуждены признать неблагоприятное положение в экономике и социальной сфере по республике в целом и по районам компактного проживания балкарского населения в особенности.

Общий потенциал безработицы, включая лиц, работающих в режиме неполной занятости и активно ищущих работу, в 1996 г. оценивался в 89,4 тыс. чел. (29,5% экономически активного населения)... По степени напряженности на рынке труда особо выделяются Черекский и Эльбрусский районы (места традиционного проживания балкарского населения). Здесь безработными фактически являются до 90% трудоспособного населения".

В субъективной интерпретации, в теории самого балкарского национального движения, формируется концепция национальной катастрофы, абсолютной невыносимости, нетерпимости того социально-экономического положения, в котором оказался балкарский народ...

Глава 2. Этнополитическая панорама 1990-х годов.

2.1. Карачай рубежа 1980-90-х годов: движение за "территориальную реабилитацию" ("Карачай, который мы потеряли")

Политический статус Карачая, определяемый в соответствии с правом карачаевского народа на самоопределение (или, напротив, при грубом игнорировании этого права), на протяжении 20 века менялся неоднократно, и в этих сменах отразилась драматическая история национальных стремлений и жестоких разочарований...

В ходе экспедиции 1998 года нам пришлось убедиться, что... люди боятся новых потрясений, не верят в успех демократических начинаний, а социальное положение значительных групп интеллектуальной, научной, технической, политической карачаевской элиты, оказавшихся в Черкесске, где еще существуют более-менее нормальные условия, в то время как в заброшенном, разрушающемся, охваченном массовой безработицей Карачаевске жить и работать просто невозможно, заставляет их уже в чисто эгоистических интересах забыть о национальных идеалах и требованиях разделения. Сегодня карачаевский народ, составляющий относительное большинство населения Карачаево-Черкесии (около 40%), вынужден довольствоваться менее чем четвертью прав, льгот... "по-братски" деля все, чем богата (а по нормальным меркам, не богата, а бедна Республика, занимающая едва ли не последнее место по уровню социально-экономического развития среди всех регионов и субъектов Российской Федерации), с "национальными меньшинствами". Практически карачаевцы, в массе своей, с этим смирились, хотя на вопрос нашей анкеты "Удовлетворены ли вы современным политическим статусом Вашего народа?" 98% опрошенных карачаевцев ответили отрицательно...

2.2. Балкарский синдром

Иное положение - в Балкарии, где завязан сегодня сложнейший узел политических противоречий центрального региона Северного Кавказа. Там осознанная и элитой (прежде всего творческой интеллигенцией), и массами невозможность, невыносимость дальнейшего существования балкарского этноса а рамках Кабардино-Балкарской государственности толкает людей на крайние, решительные меры и легальной, и подпольной политической борьбы. Развитие событий проходит при этом достаточно драматично. Современный период (1997-1999 годы) можно характеризовать как этап глубокого поражения, глухой обороны, в которую вынуждено было перейти национальное движение, выдвинувшее требования самоопределения балкарского народа (отделения от Кабарды), как период жестокого преследования его лидеров и активистов. Тем не менее, нам кажется это поражение временным, ибо никакого политического равновесия не достигнуто, никаких эффективных средств, которыми можно было бы или успокоить, или отвлечь, или хотя бы насмерть запугать балкарский народ, не найдено, борьба продолжается, и требования свободного самоопределения нарастают...

В ходе экспедиции в Балкарии в 1998 году буквально в каждом районе, на каждой заранее запланированной или стихийно возникающей встрече с балкарцами разного возраста, разного социального и образовательного статуса - от пастухов в далеких горах до известнейших художников, писателей, журналистов в Нальчике - нам говорили одно и то же - о невозможности, о противоестественности, о безнадежности самого существования балкарского народа "под кабардинским диктатом". Лишь в нескольких кабинетах избранных, высокопоставленных балкарских чиновников мы слышали дежурные фразы о дружбе народов и о том, что все нормально и спокойно в Кабардино-Балкарии. Разумеется, со стороны кабардинских функционеров и со страниц официальной кабардино-балкарской печати речь может идти только о "кучке экстремистов-провокаторов", толкающих балкарский народ на дикие, во вред ему самому решения, и о гуманной и благородной политике Президента В. М. Кокова и всего руководства Республики, где "реабилитация балкарского народа идет опережающими темпами"...

...Тем не менее проблему своей незавершенной "территориальной реабилитации" балкарцы ощущают еще более остро, чем карачаевцы, поскольку в Кабардино-Балкарии не были восстановлены те "национальные районы", в которых традиционно проживало, занимая предгорные ущелья, балкарское население. Болезненное ощущение своего неравноправного положения в качестве дискриминируемого меньшинства ...вдохновило лидеров балкарского национального движения на довольно решительные шаги и смелые инициативы, возможно, прямо или косвенно санкционированные теми силами российской политической элиты, которые (во всяком случае, до перелома ситуации в конце 1992 года) не знали, чем обернется тенденция к укреплению адыго-кабардино-черкесской солидарности, и искали способы уравновесить ее сопротивлением тюркского мира...

...Ощущение собственного бесправия, моральной и экономической ущемленности балкарского народа нарастало на всем протяжении 1990-х годов.

17 ноября 1996 года продолжил свою работу Первый съезд балкарского народа, который вернулся к рассмотрению Декларации "О провозглашении Республики Балкария и национального суверенитета балкарского народа". Нервозная обстановка, созданная властями Республики вокруг этого съезда (хотя на его проведение было получено официальное разрешение, но делегатам не давали пройти в здание, целые автобусы и машины, следовавшие из балкарских районов в Нальчик с делегатами съезда, милиция задерживала на дорогах), только накалила атмосферу, в которой проходил съезд, и подтолкнула к радикальным решениям даже наиболее осторожных участников процесса. Было принято постановление по реализации прежней Декларации, определены границы новой Республики Балкария в пределах существовавших до депортации Эльбрусского, Черекского, Чегемского, Хуламо-Безенгиевского районов и нынешних населенных пунктов компактного проживания балкарцев - Кичималка, Хабаз, Ташлы-Тала; сформирован Государственный Совет Балкарии и образован его Исполком; приняты решения о предстоящих выборах Президента Республики Балкария и об обеспечении порядка на ее территории, в том числе о формировании народных дружин. В Обращении съезда к Президенту РФ Б. Н. Ельцину как гаранту прав и свобод человека и гражданина подчеркивалось, что решения съезда являются волеизъявлением балкарского народа.

После закрытия съезда в Республике начались преследования его делегатов, аресты, допросы, обыски в квартирах. В Обращении делегатов Съезда в Палату по правам человека при Президенте РФ... указывалось на то, что руководство Кабардино-Балкарии избрало по отношению к балкарскому народу "путь запугивания, угроз и насилия". "Силовое давление стало применяться сразу же после проведения референдума среди балкарского народа, - указывалось в этом Обращении. - Неоднократные вооруженные акции, повсеместное использование силовых структур, инициируемые руководством Республики, - далеко не полный перечень противозаконных средств и методов, направленных против балкарцев. В частности, сразу же после завершения съезда, 18 ноября с. г. подразделения ОМОН КБР ворвались в помещение Общественно-политического центра балкарского народа и устроили там погром. Все это сопровождалось глумлением и избиением находившихся там (в том числе и женщин) делегатов съезда...

В целях разгрома национального движения, выступающего за самоопределение балкарского народа, Парламент КБР принял постановление, запрещающее деятельность общественно-политических структур балкарского народа, включая и выборные органы съезда".

"От имени Национального Совета балкарского народа, который с 1994 года является членом Федерального Союза народов Европы, - писал в декабре 1996 года Расул Джаппуев, - от имени созданного Первым съездом балкарского народа 17 ноября 1996 года Государственного Совета Балкарии обращаюсь в Президиум ФСНЕ, в Евросовет, ко всем правозащитным, демократическим организациям Европы с убедительной просьбой принять участие в судьбе нашей организации, которая подвергнута разгрому силовыми структурами Министерства внутренних дел Кабардино-Балкарии. В Республике развернуты преследования делегатов съезда и активистов Национального Совета балкарского народа. Заведены уголовные дела на членов Госсовета, проводятся незаконные обыски, много случаев избиений и издевательств над людьми балкарской национальности.. Осуществляется

политика террора против балкарского народа. Ему закрыт доступ к средствам массовой информации. Наскоро сформированные из послушных властям чиновников или запуганных обывателей собрания "представителей балкарского народа" фальсифицируют подлинную волю народа, выраженную на референдуме 29 декабря 1991 года и подтвержденную 17 ноября 1996 года съездом балкарского народа о самостоятельной Балкарии в составе Российской Федерации. Ущемляются конституционные права балкарского народа. Наш народ терпит национальное бедствие?"...

Надо отметить, что это Обращение не осталось безответным. 42-й Конгресс народов Европы, созванный ФСНЕ в Пёртшах-ам-Вёртерзее (Австрия), принял 10 мая 1997 года специальную Резолюцию (1997-06)...

...Особый, печальный, по своей остроте почти детективный сюжет современной политической жизни Балкарии связан с судьбой генерала Суфьяна Узеировича Беппаева, который с 1993 года стоял во главе Национального Совета балкарского народа и был одним из организаторов последнего созыва Первого съезда балкарского народа в 1996 году.

О своей роли в балкарском национальном движении и нынешней позиции он сам рассказывает достаточно красноречиво:

"Я сам приостановил деятельность Национального Совета, чтобы избежать суда и запрета... Я несу ответственность за все решения съезда балкарского народа, которым я руководил.

Эти решения были приняты на волне эмоций...

...Я думаю, что для разгрома балкарского национального движения была устроена специальная провокация: делегатов задерживали, не пускали на съезд, зал кипел от возмущения. В такой обстановке все были за Декларацию о суверенной Балкарии... И я, и Премьерминистр Республики Черкесов, присутствовавший на этом съезде, голосовали за нее; иначе нас бы просто растерзали. На съезд было выдано 728 мандатов. До Нальчика добрался в этот день 541 депутат. Мы объявили съезд открытым только тогда, когда стало ясно, что он правомочен, кворум есть (71,5% избранных на съезд делегатов находилось в зале). Но решение мы приняли нереальное. Съезд закончился нормально, никто его не разгонял. Погромы начались на второй день. Я вынужден был скрываться, меня хотели арестовать. Потом, когда балкарская номенклатура, принимавшая участие в работе съезда, начала каяться и отрекаться от его решений, я потребовал делегацию из Госдумы. Из Москвы приехали 3 человека - ингуш Мухарбек Аушев от ЛДПР (нефтяной король, прилетел на личном самолете), кабардинец Темиржанов (от КПРФ) и русский - казак из Карачая Якуш. Им так все представили, что они сделали вывод, будто балкарский народ не поддерживает решения съезда, и доложили об этом в Москве. Я получил сигнал из Москвы (от кого, не скажу, но все свои поступки я согласовывал) всю деятельность по созданию суверенной Балкарии прекратить. Мне с трудом удалось удержать ситуацию под контролем, уберечь страну от войны.

...В ночь на 23 ноября 1998 года российское телевидение (ОРТ) показало, как в центре Нальчика генерал Беппаев раздает оружие добровольцам. Это была фальшивка, использовались кадры съемки эпизодов чеченской войны. Я понял, что готовится крупная провокация. 28 ноября я выступил по телевидению с обращением к гражданам Кабардино-Балкарии, вынужден был заявить, что мы снимаем (приостанавливаем) решения съезда. Текст моего выступления был согласован с Президентом Коковым, и я не имел права изменить в нем ни одного слова. После выступления по телевидению я предложил председателю партии "Тёре" Бахаутдину Этезову собрать конференцию, убрать из программы пункт "Восстановление Балкарской Республики". Он отказался. Верховный суд после этого запретил партию "Тёре". С марта 1997 года я занялся созданием новой партии - "Голос народа", или "Балкар авасы". Президент Коков дал добро на создание этой партии..."

Сегодня Беппаев считает себя героем и спасителем, который уберег свой народ от войны. Балкарский народ считает его предателем и не прощает ему отступничества.

Практически все балкарские общественные организации в ноябре-декабре 1996 года были закрыты, их офисы опечатаны. В доме, где размещался Общественно-политический центр балкарского народа, хозяйничали отряды республиканского ОМОНа. Национальная балкарская партия "Тёре" была запрещена. Против всех членов избранного на съезде Государственного Совета, возглавленного Расулом Джаппуевым, были заведены уголовные дела. На скорую руку организованные политические акции типа "собрания балкарских депутатов всех уровней" или "собрания балкарской творческой интеллигенции" (куда настоящих представителей интеллигенции не пускали, а библиотекарей и клубных работников заставляли зачитывать заготовленные тексты, осуждающие решения национального съезда от имени интеллигенции) должны были дезавуировать решения съезда...

12 января 1997 года состоялись выборы Президента Кабардино-Балкарии, которые имели демонстративно безальтернативный характер: в бюллетени для тайного голосования была внесена одна-единственная кандидатура действующего Президента В. М. Кокова. Результаты этих выборов, поразившие, как гром, демократическую общественность России и прежде всего балкарский народ, упорно продолжавший бойкотировать президентские выборы, были подобны результатам "единодушных" выборов в классические времена советского застоя или даже сталинского террора. По официальным данным, в выборах приняло участие 97,5% избирателей, и за В. М. Кокова проголосовало 99,35% принявших участие в выборах...

Укрепив свои позиции на посту Президента, В. М. Коков направил свои дальнейшие усилия на разработку нового проекта Конституции Кабардино-Балкарской Республики, на законодательное обеспечение своей диктатуры на долгие времена. В новой Конституции КБР, которая была принята Парламентом 1 сентября 1997 года (без народного референдума), исчез имевший место в прежних редакциях пункт о том, что одно и то же лицо не может быть избрано Президентом Республики более двух сроков подряд. Из этой же Конституции были изъяты всегда фигурировавшие в прежних Конституциях Кабардино-Балкарии наименования этносов, образующих данное государство, или субъект Федерации, прежде всего само упоминание балкарского народа, что чрезвычайно болезненно было воспринято балкарским этническим меньшинством населения Республики, которого вовсе не вдохновляла перспектива полностью раствориться в "народе Кабардино-Балкарии"...

Более года в Республике практически не существовало никаких балкарских общественных организаций и политических партий.

...Лишь спустя год для видимости была создана балкарская общественная организация "Голос Балкарии" (сначала планировалось назвать ее "Голос народа/ Халкъ ауазы" - неизвестно какого народа, даже слово "Балкария" вызывает аллергию у руководителей Республики), которую возглавил, крайне неохотно, проректор Сельскохозяйственной Академии Мусса Ахматов.

18 января 1998 года состоялась под строгим контролем властей учредительная конференция этой организации. В состав ее Президиума были избраны (практически назначены) 10 человек, в основном, государственные чиновники, хотя внешне этот Президиум выглядит довольно представительно (среди его членов - генерал Беппаев, зам. главного врача Республики Малкаров, архитектор Каркаев и другие известные лица; рядом с 9-ю мужчинами - одна женщина, завуч школы города Тырныауза). Но всюду, где мы бывали, балкарцы говорили нам: "Это не наша организация, она говорит не нашим голосом, а голосом Президента Кокова".

В нашем распоряжении находится чрезвычайно интересный документ - "Устав общественной организации балкарского народа "Халкъ ауазы", ксерокопию которого мы получили в Парламенте КБР. В правом верхнем углу на титульном листе "Устава" напечатано "Принят республиканской учредительной конференцией 18 января 1998 г." (известно, что в таком виде даже эта, полностью послушная президентской воле конференция "Устав" не приняла и переименовала "Голос народа" в "Голос Балкарии / Малкаръ ауазы"). Однако "Устав" был готов уже заранее. В нем была сформулирована как первая из "главных задач Организации" (статья 2,2.а) "...упрочение государственности балкарского народа в составе Кабардино-Балкарской Республики". Далее шли "успокаивающие" положения...

...Но даже эту согревающую балкарские души иллюзию они готовы были допустить, лишь бы только решительно закрепить в "Уставе" не подлежащее сомнению дальнейшее существование балкарского народа "в составе Кабардино-Балкарской Республики". Именно в этом вопросе сконцентрированы главные противоречия, разводящие в разных направлениях, с одной стороны, волю подавляющей части балкарского народа, ясно выраженную на референдуме 29 декабря 1991 года и в решениях Первого съезда балкарского народа, с другой стороны, интересы правящей в Республике группировки (даже чисто экономически распространяемые на все балкарские земли с их минеральными источниками, природными сокровищами и уникальными ценностями Приэльбрусья) и очень небольшой, послушной (запуганной или дезориентированной) части балкарского общества, формирующей нынешний корпус "Голоса Балкарии" - очень странной партии, у которой есть руководство (Президиум, Совет представителей, сеть районных Советов), но практически нет рядовых членов...

Надо признать справедливыми те выводы, какие сделал незадолго до своей смерти профессор Хаджи-Мурат Ибрагимбейли в статье, опубликованной в "Независимой газете" в полемике с Президентом КБР В.М. Коковым, пытавшимся представить нынешнюю Кабардино-Балкарию как некую "народную опору" российского федерализма - зону мира, согласия и "дружбы народов": "...Несмотря на истекшие 40 лет после возвращения на историческую родину, вопреки множеству законодательных актов реабилитационного характера, балкарский народ до сих пор так и не реабилитирован в надлежащей мере ни политически, ни экономически, ни территориально. За истекшие 40 лет так и не восстановлены реально все четыре административно-территориальных района и три балкарских селения - Кичмалка, Хабез и Ташлытала, даже название которых свидетельствует об их балкарском происхождении. Символическое возвращение старого названия - Черекский бывшему Советскому району и переименование территории бывшего Тырныаузского горсовета в Эльбрусский район фактически не восстановило эти районы в пределах их землепользования на момент депортации балкарского народа. ...Не имея своих территориально восстановленных национальных районов, а соответственно и избирательных округов, балкарский народ лишен возможности быть представленным как народ не только на федеральном уровне, но и на республиканском. Балкарцы сегодня не имеют права прямым и тайным голосованием избрать даже главу сельского Совета и администрации. Их "рекомендует" и назначает Президент Республики. 1 сентября 1997 г. уже принята новая Конституция, в которой не только не гарантируется реальное равноправие и право на полное самоопределение одного из титульных народов, образующих эту Республику, - балкарского народа, но в ней вовсе отсутствует понятие "балкарский народ", Именно это положение вызвало обиду в балкарской среде и довольно резкую критику в кавказской и общероссийской печати.

...Мы имеем здесь точно такую степень отчуждения, до какой дошло дело между ингушами и осетинами в соседнем Северокавказском регионе. ...Поэтому жесткие требования воспрепятствовать "разделу и дроблению" этих республик, закрепить на вечные времена нынешние государственные структуры, может быть, далеко не отвечают долгосрочным, стратегическим интересам Российского государства, заинтересованного в мире и стабильности на Кавказе,

Заключение

Итак, подводя итоги, мы можем сказать:

1. Тот узел нерешенных проблем, который обнаруживаем мы при анализе этнополитической ситуации в тюркском мире Северного Кавказа, - не просто очередная "горячая точка", но сюжет, способный коренным образом изменить перспективы российской политики на Кавказе. Создавая почти невыносимые условия существования для карачаевского, балкарского и ногайского этнических меньшинств, государство неизбежно входит в противоречие с мощной силой общетюркской солидарности...

Кроме фактора тюркской солидарности, следует учитывать, что уязвленные интересы карачаевцев и балкарцев вызывают цепную реакцию раздражения со стороны всей общности "репрессированных народов". Локальные карачаево-балкарские проблемы в контексте с мощным блоком вопросов, касающихся всех "репрессированных народов", обретают иную масштабность, в концентрированной форме выявляя незавершенность "реабилитации", кризис реформ в этом направлении, недееспособность "Закона о реабилитации репрессированных народов" (1991). В таком контексте отчаянная и до сих пор безуспешная борьба национальных движений под лозунгами права на территориальную реабилитацию и права на самоопределение становится одним из мощных факторов, с которым нельзя не считаться.

2. Современное социально-экономическое положение карачаево-балкарского и ногайского народов можно характеризовать как национальное бедствие. Безработица (достигающая в отдельных районах 90%), разрушение традиционных связей и систем народнохозяйственного комплекса, резкое обнищание масс создают базу общей напряженности и нестабильности...

4. Если карачаевцы в массе своей с этим не удовлетворяющим их статусом, можно сказать, все же смирились, то в Балкарии накал борьбы за "отделение" от Кабарды и создание суверенной Балкарской Республики в составе Российской Федерации во второй половине 1990-х годов достиг своей наивысшей точки, что проявилось в решениях 1-го съезда балкарского народа, провозгласившего (17 ноября 1996 года) создание этой Республики. Последовавшие за этим репрессии, роспуск и запрет балкарских общественных организаций, жесткое подавление народной воли к самоопределению, укрепление власти нынешнего Президента Кабардино-Балкарской Республики В. М. Кокова создали ту атмосферу отчаяния, в какой разворачивается сегодня балкарское национальное движение, загнанное в подполье, в новый диссидентский андерграунд.

Ныне оно находится в состоянии глухой обороны, однако его поражение представляется временным, ибо никакого политического равновесия не достигнуто, никаких эффективных средств, которыми можно было бы успокоить, отвлечь или насмерть запугать балкарский народ, не найдено, борьба продолжается.

О НАЦИОНАЛИЗМЕ, НЕВЕЖЕСТВЕ И ... ДЕМАГОГИИ

В ноябре прошлого года на читательском рынке республики появилась новая (и непонятно чья) газета "Малкъар ауазы" ("Голос Балкарии"), первый же номер которой едва не стал последним.

Дело в том, что далеко не популярные в народе издатели газеты, решив любой ценой заполучить сразу и всех балкарских читателей, в очередной раз "повесили лапшу на уши" нашему обществу, публично выдав себя за всенародно избранный и полномочный орган балкарского народа.

Для этого, как всегда, недолго думая, они назвали свое новое детище "газетой Национального Совета балкарского народа" и чуть не подрубили под собой тот административный сук, на который, как шутят в народе, их посадили в музыкальной клетке и даже подкармливают. Одним словом, ситуация вокруг газеты сложилась печальная, и чем-то напоминала неосмотрительно каркнувшую крыловскую ворону, по собственной глупости лишившуюся заветного сыра.

Правда, после резкого хозяйского окрика, осознав, что за подобные политические шашни может быть прикрыта вся контора, а не только газета (здесь это делается быстро), второй же ее номер сообщил уже откровенно хохочущим читателям о скоропостижной смене собственной принадлежности.

Однако, даже будучи вынужденной немедленно снять чужое платье, эта весьма "легкомысленная дама" не удержалась от очередного "воровства". На сей раз она "украла" с титульного листа газеты "Балкария" национальный флаг балкарского народа и гордо нацепила его на собственную грудь, совершенно забыв, что этот флаг олицетворяет символ свободы и независимости и утверждался полномочным съездом балкарского народа, решениям которого, как известно, активно противостоят новоявленные издатели и их хозяева во власти.

В связи с изложенным: Во-первых. Оставив в стороне моральный аспект этого дела, мы хотели бы напомнить главному редактору "Малкъар ауазы", которая, в отличие от других горе-издателей, являясь профессиональным газетчиком, должна понимать, что подобная деятельность именуется плагиатом, за который придется отвечать персонально ей, а не "великим сыновьям Большой Медведицы", похоже, щедро дающим ей бесплатные советы в сфере редакционной и издательской деятельности.

Кстати, для нормального человека это может показаться невероятным и даже диким, но у нас есть информация о том, что "самый великий" из этих "великих" занялся самым низкопробным шантажом некой гражданки Ж. (насколько нам известно, рыночной лоточницы), на которую он пишет доносы в ОВД, в числе прочего обвиняя ее якобы в финансировании балкарского национального движения и, в частности, газеты "Балкария"!!!

Во-вторых. О степени народности ее "голоса" и актуальности новой газеты для балкарского народа. Следует отметить, что, начав с несколько непонятного и помпезного самопоздравления Президиума сих издателей в первом номере "Малкъар ауазы" и со всеакадемического рассуждения на тему (генетического?) интернационализма (что, несомненно, может потянуть на уникальное научное открытие), четвертый номер газеты, увы. завершается второсортными анекдотами, но первосортным советом "взять себя в руки", "если шалят нервы" и "мучает бессонница", и почаще пользоваться травкой от всякой печали. Весьма оригинально!

Особенно, если учесть реальное, по сути бедственное положение балкарского народа и попытаться разрешить его проблемы столь "глубокомысленными" советами.

В-третьих. Читатели и "благодарные власти", видимо, заметили, либо (в отличие от читателей) сделали вид, что "только что заметили" на страницах "Малкъар ауазы" новую "звезду" пера и НОО "Халкъ ауазы" - некоего Т. Моллаева, которого, похоже, приводят в истерику не только публикуемые нами материалы, но и само название нашей газеты - "Балкария" и чью статью: "Национализм - форма невежества и бескультурья" можно демонстрировать как классический образчик демагогической помеси, абсолютно взаимоисключающих радикального большевизма и ислама.

Трудно представить себе подобный симбиоз. но, когда читаешь материалы этого "пролетарского интернационалиста и мессии в едином лице", складывается впечатление. будто столкнулся с человеком, работающим сразу на две полставки: секретарем партячейки и штатным муллой захудалого колхоза, который одновременно призывает собратьев к мировой революции и освобождению от рабства всего угнетенного человечества и тут же проповедует полное смирение и покорность тоталитарной власти, граничащие с рабством, ибо "всякая власть от бога"!?!

Однако нас больше удивило другое. Когда в этой же самой статье, слегка подправленной и, как ни странно, но переопубликованной аж через три месяца да еще в жестко подконтрольной административной газете "Эльбрусские новости", он... переориентировался и благодарит уже, видимо, другого Всевышнего, т.е. не того, "который уберег наш народ...", а того, "который уберег нашу республику от националистического безумия"?! Странно, но похоже, что этот многопрофильный деятель стал подозревать в возможном безумии теперь уже не только балкарцев, но и все народы республики и во имя их спасения молится разным богам и низкопоклонно благодарит наших земных "спасителей", почему-то предпочитая не называть их имена "спасенному" ими народу. Впрочем, сколько у него Всевышних - дело его совести, знает он сам, и ведомо это только Аллаху. Поскольку наших читателей больше интересовал его мирской образ, то сообщаем, что сегодня среди местной балкарской молодежи он больше известен под кличкой "Таха - ваххабист". С чем одновременно поздравляем и руководство НОО "Халкъ ауазы", ибо в его "звездном ожерелье" не хватало только академика от теологии с явно пролетарским уклоном...

Но все же нас крайне поразила столь быстрая и горячая привязанность, казалось бы, двух непримиримых антиподов, т.е. клятвоотступника, через неделю назвавшего ерундой собственную клятву на Коране, и так называемого лидера мусульманской молодежи района, для которой Коран - это, несомненно, высшая святыня...

Зная достаточно хорошо "набожность" Беппаева, можно только предположить, что либо реальное мусульманство новоявленного общественного деятеля и религиозного лидера равноценно генеральскому, либо он чувствует, что грешен перед властями не менее, чем пред небесами и остро нуждается в казенной "крыше". Возможно и банальное - третье, т.е. он попросту собирается попросить кредиты для собственного бизнеса (это его третья ипостась), которые обычно щедро обещаются генералом всем завлекаемым и активно используемым им новичкам. Причем это делается с названием самых высоких имен в правительстве и министерствах, а потому часто и безотказно срабатывает, ибо жажда легкой наживы, как и глупость, беспредельна.

Тут крайне интересно другое. Что думает об этом сомнительном союзе истинно правоверная часть мусульманской молодежи, среди которой, между прочим, упорно циркулируют слухи о том, что т.н. лидер якобы давно и тесно сотрудничает с органами, будто бы заранее внедрившими его в эту сферу?!

Конечно, в подобном случае становятся легко объяснимыми не только его "лидерство", но и пламенный союз с Беппаевым, переопубликация его явно заказной статейки административной газетой и даже его заведомо безнадежное выдвижение кандидатом в "народные депутаты".

И наконец, интересно, что даже человек. проживший в КБР всего лишь десять дней (Червонная С. М.), к ее чести сумела не только реально оценить всю катастрофичность положения балкарского народа (законодательно здесь закрепленную). но и определить при этом истинную роль всякого рода заказных балкарских балаганов. В частности. используя в первую очередь монолог самого С. Беппаева. она убедительно показала в своей книге, что у "Халкъ ауазы", ныне именующей себя "Малкъар ауазы", нет ни реальных сторонников в народе, ни будущего, т.к. это порождение режима.

Так оно и есть. Ни один себя уважающий человек никогда не станет добровольно сотрудничать с т.н. "народными" лидерами, неоднократно предававшими его национальные интересы. Более того, люди в основном прекрасно понимают, что все нынешние "объединительные" и прочие благородные лозунги этой довольно призрачной организации - не что иное, как очередная попытка властей вдохнуть жизнь в собственное и мертворожденное детище...

Сегодня, после того беспрецедентного политико-правового и даже вооруженного произвола, ими же учиненного в 1996-1998 гг., власти республики поняли, что потеряли не только собственный авторитет в глазах широкой общественности, но и всякую возможность дальнейшего влияния (если исключить полицейские методы) на национально-демократическое движение балкарского народа.

Поэтому (осознавая абсолютную бессмысленность откровенно грубого силового сколачивания марионеточных организаций) они пытаются уже не только через "интеллигентов", но даже через духовенство и подконтрольные советы ветеранов (как это происходит в Эльбрусском районе) создать на местах первичные ячейки для "Халкъ ауазы", чтобы привычно "добровольными" методами согнать в нее наиболее аморфную часть балкарского народа, а затем вновь и "за нос" водить его между "трех сосен", вслед за какими-нибудь "лампасами" или "шляпой" (лидер не догма!) "героически разрешающими" очередные, т.н. "программы социально-экономического и культурного развития балкарского народа", под которые снова можно будет качать федеральные деньги, к сожалению, имеющие свойство миллиардами и бесследно тут исчезать.

КОММЕНТАРИЙ

Дорогой читатель! Сегодня мы, не случайно, предлагаем вашему вниманию интервью пятимесячной давности (от 13.1033 г.). данное бывшим вице-спикером Госдумы РФ Михаилом Юрьевым Корреспонденту газеты "Труд" К. Дорофееву.

Дело в том, что, по нашему мнению, М. Юрьев оказался одним из тех немногочисленных высокопоставленных российских чиновников, способным не только правильно оценить всю критичность сложившейся к тому времени в КЧР ситуации, но и сумевшим увидеть настоящие, более глубокие и многолетние корни этого конфликта.

Более того, вопреки кабинетным сюсюканьям о вечном единстве и неделимости, он имел мужество откровенно сказать, что при наличии доброй воли этот вопрос разрешим раз и навсегда законодательным путем.

Об этом же, в принципе, говорит в своей Книге Светлана Червонная. Т.е. тут налицо близость мнений одного из руководителей высшего законодательного органа РФ и известного ученого о возможности цивилизованного разрешения Карачаево-балкарских проблем.

Стремление народов общеизвестно.

Кто и что. почему и Как противостоит этому процессу, хорошо изложено в упомянутой Книге С. Червонной, основная ценность Которой заключается в том. что она написана незаинтересованным лицом и независимым ученым, к тому же признанным специалистом в этой области.

Рейтинг@Mail.ru
Сайт управляется системой uCoz