На главную сайта     др. номера газеты

БАЛКАРИЯ
Независимая общественно-политическая газета Российской Федерации
Учредитель: Джаппуев Р.С.
Газета набрана и сверстана в ГУП Изд-во "Кавказская здравница",
г. Минеральные Воды, ул. 50 лет Октября, 67. Тираж 2000.

Август 2000 года №2 (8)


1.Информация о 43-й Конгрессе Федералистского Союза национальных меньшинств Европы и принятой на нем резолюции 2000-04.
2.Обращение Государственного Совета Балкарии к депутатам Парламента КБР.
3.Записка о состоянии противоселевой защиты г. Тырныауза после разрушения плотины на Герхожансу кандидата географических наук И. Сейновой от 26 августа 1999 г.
4.Тырныаузская трагедия. Отрывки из хроники. События, факты и мнения.
5.Государственный Совет Балкарии выражает свои глубокие соболезнования всем родным и близким жертв стихийного бедствия в г. Тырныаузе.
6.За время подготовки тырныаузских материалов к печати в нашей стране произошли еще несколько трагических событий: взрыв на Пушкинской площади в Москве и гибель подводной лодки "Курск". Мы выражаем наши искренние соболезнования всем родным и близким жертв этих трагедий.
7.Представляем Вам Б. Лайпанов: "…Но трудно на родной земле поэтам"

Информация

C 1-го по 3-е июня 2000 г. в г. Комарно (Словакия) проходил очередной 43-й Конгресс Федералистского Союза национальных меньшинств Европы.

С докладом о реальном положении балкарского народа в КБР перед делегатами выступил Председатель Государственного Совета Балкарии Р. Джаппуев, принимавший участие в работе конгресса по приглашению его оргкомитета.

В работе названного форума также принимали участие представители Карачаевского и ногайского народов (Б. Лайпанов и Р. Керейтов).

Для ознакомления наших читателей мы публикуем Резолюцию 43-го Конгресса ФСЕНМ по проблемам балкарского народа.

DRAFT 20000515

РЕЗОЛЮЦИЯ 2000-04

Резолюция собрания делегатов Федералистского Союза Европейских Национальных Меньшинств в Комарно / Словакия 1-го июня 2000 г.

О судьбе балкарского народа

Несмотря на то, что ФСЕНМ и собрание делегатов ФСЕНМ уже неоднократно обращали внимание на нерешенные проблемы балкарского народа, развития в этом направлении не происходит. В Кабардино-Балкарской Республике нарушаются права балкарского меньшинства.

Собрание делегатов ФСЕНМ просит правительство Российской Федерации рассмотреть и решить вопрос полной реабилитации и самоопределения балкарского народа в Российской Федерации.

Президент ФСЕНМ
Ромеди Арквинт

ОБРАЩЕНИЕ
Государственного Совета Балкарии к депутатам Парламента КБР

Уважаемые депутаты!

В связи с предстоящей Парламенту КБР работой по приведению всей законодательной базы республики, в т.ч. и в первую очередь ее Конституции от 01.09.1997 года, в полное соответствие с Конституцией Российской Федерации и ее прочим законодательством Государственный Совет Балкарии считает необходимым предложить вам:

1. Обязательно и полностью включить в текст обновленной Конституции КБР положение, ранее предусмотренное Деклараций о Государственном суверенитете КБССР от 30.01.1991 года, четко гарантирующее, что "кабардинский и балкарский народы как суверенные субъекты, образующие единую республику, обладают неотъемлемым правом на самоопределение, вплоть до выхода из республики и образования самостоятельной государственности".

Внесение подобной поправки в Основной Закон КБР будет соответствовать положениям Конституции РФ и общепринятым нормам международного права. Более того, это станет способствовать внутриполитическому согласию республики. К сожалению, Парламент КБР предыдущего созыва, несмотря на многочисленные к нему обращения как со стороны ряда районных и сельских депутатских корпусов, так и национального движения балкарского народа, весьма неосмотрительно проигнорировал (как и многое другое) вышеупомянутую Декларацию, к тому же являвшуюся "основой для принятия Конституции КБССР".

2. Законодательно гарантировать и реально обеспечить полную выборность руководителей местного самоуправления на всех его уровнях.

Как показала существующая здесь практика т.н. "рекомендаций", а по сути безальтернативного навязывания Президентом республики депутатскому корпусу будущих руководителей местного самоуправления с последующим их же назначением главами администрации (Указом того же Президента) явно не соответствует интересам местного населения. Порочность этой практики особенно наглядно проявилась при многодневном стихийном бедствии в г. Тырныаузе, когда органы местной власти, постоянно ожидающие команды "сверху", оказались парализованными и неспособными принимать самостоятельные и эффективные решения даже по спасению на их же глазах гибнущего собственного города, что значительно усугубило масштабы народного бедствия.

Кроме того, мы уверены, что обеспечение и укрепление реального местного самоуправления в КБР будет также способствовать внутриполитической стабильности.

Председатель
Государственного Совета Балкарии
Р. Джаппуев.

ЗАПИСКА
О состоянии противоселевой защиты г. Тырныауза
после разрушения плотины на Герхожансу

Катастрофа с плотиной на Герхожансу наглядно показала большую опасность, которую заключает в себе наличие неустойчивого селезащитного сооружения, расположенного выше города. Безусловно, плотины строятся не для того, чтобы быть разрушенными сразу же после их завершения. Однако в мировой практике селезащиты находится много примеров, когда при гибели плотин энергия стихии увеличивается в десятки раз по сравнению с естественным уровнем. В последние годы количество техногенных катастроф резко увеличилось. Причиной является недоучет природных условий, а в данном случае взаимодействия высокоэнергетического процесса с противоборствующим ему сооружением.

Еще в середине 80-х годов, когда фундамент плотины только закладывался, я обращалась в администрацию Тырныаузского комбината и города с рекомендациями, в которых указывала на конкретные ошибки в проекте конструкции плотины, встречалась с авторами проекта из института АрНИИгипроцветмет. С моими замечаниями, основанными на данных исследований предприятия Казглавселезащита о том, что ступени плотины должны находиться в верхнем бьефе, согласились все, однако конструкцию плотины не изменили (все записки и отчеты с рекомендациями находятся в архивах комбината и Проблемной НИ лаборатории снежных лавин и селей МГУ).

Селевые потоки по р. Герхожансу являются одними из самых катастрофичных на Центральном Кавказе. Объем выноса грязекаменной массы селя 11 августа 1977 года составил 3 млн. м3 , а расход 500 м3 /сек. В таком потоке плывут тяжелые валуны диаметром 3-5 м. Такими валунами, как таранами, была нарушена устойчивость креплений сквозной плотины, что с очевидностью показало ненадежность этих конструкций при взаимодействии с высокой энергией потока, формирующегося в благоприятных для него природных условиях Герхожанского бассейна.

Поэтому в современной обстановке как природной, так и социальной, самым разумным решением является отказ от строительства селезадерживающей плотины. Первоочередными мерами является разборка неустойчивых блоков.

После схода селя 20 августа в селепропускном лотке осталось значительное количество грязекаменной массы, основная же ее часть отложилась в пойме р. Баксан. Лоток необходимо расчистить, так как его пропускная способность существенно уменьшилась. Грязекаменные отложения на конусе выноса Герхожансу можно использовать для обвалования пострадавшего городского района.

Для его защиты желательно построить селеотбойную стенку высотой не менее 6-7 м, если нет возможности изъять эти земли из использования.

И. Сейнова,
кандидат географических наук.
26 августа 1999 г.

Специальный выпуск
Памяти жертв стихийного бедствия в г. Тырныаузе
ПОСВЯЩАЕТСЯ

ТЫРНЫАУЗКАЯ ТРАГЕДИЯ
Отрывки из хроники. События, факты и мнения.

От редакции: Прошло более трех недель с момента первого удара стихии, частично разрушившей и надолго затопившей селевым потоком город Тырныауз. Сегодня здесь почти не видно многочисленных машин-иномарок высокопоставленных заезжих "спасителей", но зато явно увеличилось количество работающей техники. Вся техника только местная, т.е. мобилизованная в районе.

Наверное, это, в первую очередь, связано с тем, что руководство республики на протяжении всего времени стихийного бедствия в Тырныаузе пыталось всемерно и всюду придать этой поистине трагедии характер некоего заурядного случая затопления колхозной фермы. В частности, даже после ознакомления общественности с масштабам бедствия, отвечая на вопросы журналистов (КБ ТВ 3.08.2000 г.), В. Коков продолжал высказывать мысль) что только от града и засухи республика потеряла во много крат больше) чем от стихии в Тырныаузе, но все почему-то говорят только о нем. Возможно, что с бухгалтерско-агрономической точки зрения это и так, но вряд ли с точки зрения элементарной логики и человеческой морали можно оценить теоретически недополученными мешками комбикормов или тоннами силоса многочисленные и, к сожалению, реальные человеческие жертвы, понесенные Тырныаузом...

Но как бы то ни было) слава Богу, сегодня здесь стало значительно тише, и люди получили возможность самостоятельно вести работы по устранению последствий стихии.

Кроме того, похоже, что, полностью исчерпав за эти дни все свои ценные указания по спасению города и вволю наснимавшись для истории в самых героических ракурсах на фото- и видеопленку, "высокие" представители всевозможных штабов как-то незаметно исчезли из поля зрения горожан, предоставив полуразрушенный и по-прежнему полузатопленный Тырныауз местным хозяйственникам. Пожалуй, это самое разумное решение, предпринятое ими здесь за все дни его "героического спасения".

Будь такое решение принято ими еще до обеда 19 июля, последующих затоплений города могло и не быть...

Морально измученный и растерзанный стихией город залечивает раны. При всей продолжающейся внешней показухе и демонстрации стабильности (типа побелки по-прежнему и ежевечерне затапливаемых тротуарных бордюров, укладки асфальта при въезде в город и даже демонстрации футбольного матча) людям, пострадавшим в беде, местные власти все же пытаются подобрать жилища, а власти республики обещают компенсировать им потерю имущества в рамере то ли восьми, то ли тринадцати тысяч рублей) т.е. от 280 до 450 долларов.

В этой связи пострадавших от стихии тырныаузцев крайне интересует стоимость выходного костюма председателя правительства, принимавшего подобное решение...

Кроме того, теперь, в дополнение всех прочих бед, стало совершенно очевидным и то, что, "спасая" Тырныауз в течение трех недель, его главные "спасители" заложили и оставили здесь мину замедленного действия, длиною в несколько километров и способную "дозатопить" всю западную часть города. Это забитое и поднявшееся из-за не взорванного своевременно селевого затора, - русло реки Баксан, для очистки которого (от района частной заправки до первого висячего моста, наверху города) потребуется годичная работа мощного специализированного управления...

И при всем этом сегодня у любого читателя со стороны, получающего официальную прессу КБР за эти дни, должно появиться непременное желание раздать сразу и всем, особенно высокопоставленным "спасителям" Тырныауза, если не по ордену, то хотя бы по медали...

Тем более, похоже, что начало этому уже положено, т.к. награждавший здесь милиционеров министр ВД РФ В. Рушайло, напоследок вручил часы и главе администрации района - Б. Чеченову, видимо, в качестве приза "За спасение на водах" г. Тырныауза.

Что же здесь было на самом деле?

КАК ЭТО БЫЛО?

В 23.15 ночи с 18-го на 19-е июля из урочища Гирхожан на спящий город Тырныауз хлынул мощный селевой поток. Сметая все на своем пути, эта гигантская грязекаменная масса затопила в считанные минуты несколько жилых многоквартирных домов и, почти сразу уничтожив весь частный сектор по улице Заречной, перекрыла течение реки Баксан.

Иного финала не могло и быть! Как утверждают здесь сегодня, успешно осваивая деньги на берегоукрепительные и противоселевые работы, местная администрация практически не занималась этим всерьез.

Некогда многометровой глубины и ширины гирхожанский противоселевой бетонный лоток, особенно ниже моста, был переполнен прошлыми наносами, и долгое время с улицы Заводской на улицу Заречную, прямо через канал, люди ходили "эки посуху". Расплата за все это пришла только сегодня...

Разбуженные адским грохотом люди, живущие у реки, спросонья выскакивали наружу и прямо попадали в селевой поток. Иные, сразу поняв случившееся, забирались на верхние этажи и крыши 5-этажек, откуда их снимали потом. Слава Богу, что в это время не спал хотя бы дежурный по администрации, который успел оповестить руководителей района и города, первый из которых руководит вверенным ему районом, проживая на расстоянии 100 км от него, в г. Нальчике. Были предупреждены и все службы спасения, вплоть до республиканского МЧС...

...Наверное, не зря государство закрепило за "пожарниками" телефон 01. Именно туда и позвонили в 23.30 жильцы первых же затопленных домов на улице Отарова и Заречной. Получив "не профильный" для своей службы сигнал бедствия, дежурный не растерялся и сразу же позвонил домой начальнику ГППС А. Кумыкову, который приказал объявить тревогу, немедленно выслать дежурный наряд к гибнущим домам и срочно готовить к выезду резерв. Эта команда и все последовавшие за нею действия ГППС спасли жизнь почти полусотни людей. Прибывшие почти один за другим наряды стали снимать с крыш и окон домов сгрудившихся там людей. Более того, вместе с несколькими подоспевшими к тому времени милиционерами они пытались осмотреть даже квартиры.

...Вода нарастала на глазах и назад выбрались с трудом, если не чудом. Но, к сожалению, и как оказалось, это было лишь начало большой трагедии...

ОТРЫВКИ ИЗ СЕМИДНЕВНОЙ ХРОНИКИ

19 июля (среда)

Стихия бушевала всю ночь.

…И все же до рассвета никто из ответственных лиц так и не смог определить и оценить истинные масштабы бедствия, и неоповещенный город продолжал спать. Тем временем, перекрытая у камукского моста река Баксан стала резко подниматься и быстро заливать первые этажи прибрежных домов по улице Баксанской и Эльбрусскому проспекту. Перепуганные жильцы затопляемых домов выскочили на улицу и подняли шум. Бежали, кто куда мог, в том числе на гору, в соседние дома и просто на улицу. Народ стал стихийно оповещать и спасать друг друга, стуча к соседям и обзванивая знакомых в других частях города, чтобы те подымали соседей. Так и не получив от местных органов власти ни единого сигнала тревоги, ни команды покинуть хотя бы дома в затопляемой зоне, народ занялся самоспасением.

Днем из Нальчика прибыл вертолет МЧС со спасателями, а затем появился второй.

Вскоре в Тырныауз прибыл и глава республики Коков, который, ознакомившись с ситуацией и пробыв в городе несколько часов, отдал ряд указаний и уехал.

С первого же дня бедствия многие, ссылаясь на источники из районной администрации, утверждают, что помимо общих, дежурных распоряжений, что даются в подобных случаях, В. Коков категорически запретил взрывать стихийно образованную грязекаменную плотину, перекрывшую реку Баксан. Более того, что после общей оценки (или недооценки) ситуации, когда кто-то попытался возразить столь странному указанию, доказывая, что особенно к вечеру Баксан резко начнет подниматься либо от талых вод, либо от дождя и дальнейшее затопление города неминуемо, Коков якобы сказал, что гораздо проще восстановить в Тырныаузе 5-6 домов, чем восстанавливать автодорогу и весь Баксанский район, который будет неминуемо размыт при взрыве плотины. И наконец, что в качестве последнего аргумента он полушутливо высказал мысль о том, что здесь горы высокие и есть, куда бежать, а там и бежать будет некуда.

Затопление продолжалось...

Тем временем существующий на подобные случаи жизни штаб заседал непонятно над чем, т.к. не были приняты соответствующие моменту предупредительные и эвакуационные меры, в результате чего около двух часов дня с Гирхожана ударил второй селевой поток и развалил часть 9-этажного здания, похоронившего под собой очередные жертвы. В городе полностью отключились свет и газ, вода и телефонная связь. Людей, кинувшихся искать, если не спасения, то хотя бы успокоения, в администрацию не допускали "пред светлые очи" и выгоняли. Вместо того чтобы параллельно с работой штаба по спасению города (хотя в данном случае его точнее было бы назвать штабом по затоплению) начать массово-разъяснительную и эвакуационную работу среди населения, администрация решила попросту и как всегда в нежелательных случаях оградиться от жителей нарядами милиции.

Кстати, говоря о районной милиции и особенно о ее местных кадрах, следует отметить, что она достойна всяческих похвал, т.к. на протяжении всего стихийного бедствия эти люди, понимающие, что защищают свой город, родных и близких, работали на самых разных участках и круглые сутки не за страх, а за совесть,

Кроме того, если кто-то и заслуживает самых высоких похвал и поощрений, то это работники рудника Молибден, ТШСУ, Доруправления и другие, которые сразу же начали и безостановочно, в течение суток, пробивали объездную дорогу по левому берегу Баксана. Пробили! Именно эта дорога и выручала до массового затопления города (24 июля) не только Тырныауз, но и все ущелье, обеспечивая завоз всех необходимых населению продуктов...

Говоря с чувством удовлетворения и даже гордости о тех, кто действительно спасал свой город и помогал людям, невозможно не сказать и о "грязи", проявленной некоторыми "спасателями".

В частности, в первый же день стихийного бедствия с приземлившегося белого вертолета с бортовой надписью "МЧС КБР" некие ловкие ребята начали торговать привезенным хлебом вначале по 15, затем (после скандала толпы) по 10 и наконец по 5 рублей (на случай "обиды" МЧС у нас есть несколько свидетелей, которые купили хлеб по 10 рублей). Правда, на следующий же день глава администрации Чеченов оправдывался перед окружившими его женщинами словами: "Мы их отстранили"…

Решили, видимо, выжать из хлебного бизнеса все, что можно, и некоторые местные торгаши, запустившие в реализацию хлеб из полусгнившей муки, с плесенью снаружи и пластилинообразной консистенцией изнутри.

Появилась еще одна форма бизнеса. Бегущие из города, либо потерявшие и разыскивающие родных за 100 рублей могли без очереди перелететь на вертолете через реку Гирхожан, а за тысячу долететь до Нальчика Не отказались от этого вида услуг и несколько групп застрявших здесь туристов.

И наконец. Словно грязная пена на воде, тут же появились и неизменные "спутники" всякого народного бедствия - подонки-мародеры.

20 июля (четверг)

После вчерашнего повторного удара селя, развалившего 9-этажку, грязекаменная плотина на реке наросла и вширь, и ввысь, резко подняв при этом уровень воды. По городу носятся толпы людей, измученных бессонницей, жаждой и голодом. Плачут дети, на всех языках требующие есть и особенно воды. Вертолетов стало больше. Страшно смотреть, как тысячи людей на стадионе прорывают милицейскую цепь и кидаются на вертолет, садящийся на футбольное поле, из которого прямо в набегающую толпу швыряют охапками хлеб, как собакам (вспомнились кадры из старых советских фильмов, показывающие "кормление" узников фашистских концлагерей.

Из очередного такого вертолета швыряет хлеб сам глава районной администрации Б. Чеченов, который уже через час ругается с толпой женщин, говоря; "Я дал городу 5 вертолетов хлеба, куда вы его деваете?!".

Ему, видимо, трудно разделить в уме десять тысяч буханок хлеба (единственного, что эти люди могли получить в течение двух суток) на более чем двадцатитысячный город плюс несколько тысяч отдыхающих в Приэльбрусье (не считая местного населения), которые тоже хотят есть. Нет света и газа, но самое парадоксальное и даже жуткое в том, что в тонущем городе нет питьевой воды. Больше всех страдают старики и дети, не выдерживающие 35 градусную жару. Днем сюда прилетел X. Чеченов - глава правительства республики, также проведший со штабом очередное совещание и вместо принятия эффективных мер по безотлагательному спуску накопившейся воды и спасению города создавший во главе со своим заместителем комиссию по подсчету экономического ущерба, нанесенного стихией.

Здесь же находится и министр внутренних дел КБР X. Шогенов, как утверждают, категорически не допускающий взрыва плотины и спуска воды, все больше и больше затапливающей город. Уже на третий день стихии группа женщин рассказывала оператору, как на их требование немедленно взорвать плотину министр недвусмысленно ответил: "Что, если вам плохо, то и остальным должно быть плохо?!"... Тут комментарии излишни!

Невероятно, но после всего увиденного за два дня складывается такое впечатление, что руководство республики и района и в самом деле целенаправленно топят город, чтобы, как уже откровенно говорят здесь люди, "затопить старые грехи" и "по новой" максимально "урвать" под стихийное бедствие из федерального бюджета.

Не иначе, как в пользу подобного вывода свидетельствует вечернее выступление Кокова по федеральному ТВ, где он во всеуслышание заявил, что опасность миновала и ситуация находится полностью под контролем, что Тырныаузу выделено огромное количество техники для ликвидации последствий стихийного бедствия, а люди находятся в безопасности и обеспечены всем необходимым, вплоть до горячего питания... Это заявление вызвало бурю возмущений и гнева и "подлило масла в огонь".

(Кроме того, выступая через несколько дней на одном из очередных заседаний штаба, В. Коков говорил о предполагаемых 200 миллионах рублей возможного бюджетного кредита, 55 миллионах рублей, обещанных Ю Лужковым, отметил необходимость выдачи пенсий и сделал несколько конкретных указаний по ликвидации последствий стихийного бедствия перечень этих указаний опубликован в местной прессе 1 августа с.г., и нет необходимости его повтора". Но самое странное заключается в том, что, говоря о чем угодно и делая при этом какие угодно поручения штабу, Коков и на сей раз почему-то не поставил перед штабом казалось бы самой основной и главной задачи, т.е. немедленного взрыва плотины и спуска воды, затопившей город??! - Ред.)

Вместе с тем, об истинной ситуации в городе Тырныаузе на 20-е июля могут весьма красноречиво рассказать не только тысячи свидетелей, но и совершенно беспристрастные, широко растиражированные здесь видеопленки. На самом деле, к тому времени тут не было организовано не только палаточных городков и горячего питания, но в течение первых трех дней люди не могли получить достаточного количества хлеба и воды, которую возили и носили на себе с расстояния от трех до восьми километров. Ночевали и вовсе где попало и как попало. Ну а самым лучшим свидетельством "огромной заботы" органов республиканской власти о жителях Тырныауза, наверное, все же являются те уникальные, а точнее, жуткие и позорные кадры "раздачи хлеба" на стадионе именно 20 июля.

Что касается громадного количества техники, якобы выделенной руководством республики Тырныаузу, то за исключением вертолетов, которые, как свидетельствуют многие, попутно продолжали заниматься платным извозом, вся эта техника на 20-е июля состояла из действительно огромного числа "Волг" и иномарок, на которых прибыли в Тырныауз всевозможные высокопоставленные "спасители".

Между тем, по истечение целых суток никто еще не только не начал спасательные работы, но даже и не подходил к рухнувшей 9-этажке, под которой до сих пор находятся заживо погребенные люди.

Единственный шахтный погрузчик, убого выглядевший на фоне стихии, сиротливо тарахтит возле управления ТВМК, пытаясь хотя бы расчистить дорогу к дому, находясь от него на расстоянии 100-150 м. При его мощности, чтобы добраться до руин разрушенного дома. нужны как минимум еще сутки. Останется ли кто-то под завалом живым через двое суток, похоже, мало кого волнует. После всего этого вечернее выступление Кокова выглядит откровенным издевательством над народом и кощунством.

(Именно подобные и к тому же неоднократные выступления руководства республики во всех СМИ, в том числе и федеральных, дали основание не только для обвинения его во лжи, но и в преднамеренном затоплении Тырныауза. - Ред.)

21 июля (пятница)

Бедствие продолжается. Местные власти парализованы и не способны принимать самостоятельных и эффективных решений. Все пущено (в лучшем случае) на самотек. Люди крайне обозлены и готовы на все. Кое-кого из представителей власти они уже брали за грудки, обещая растерзать за содеянное. Ажиотаж среди населения (особенно после вчерашнего выступления Кокова) нарастает. Многочисленные беженцы, "затопленцы", с которыми мы встречаемся всюду, уже откровенно требуют у нас проведения митинга и немедленного отстранения местной власти. Они горячо и искренне при этом уверяют, что защитят нас перед любыми федеральными органами власти, вплоть до В.В. Путина, и разорвут в клочья местную, если та попытается противостоять.

Прекрасно понимая, что при малейшем "толчке" все это может быть вылиться в самый примитивный и жестокий бунт, мы пытаемся осторожно и аргументированно объяснить людям, что ни в коем случае именно этого сейчас нельзя делать, ибо подобный шаг внесет еще больший хаос и беспорядок в ситуации и формально поставит всех нас вне закона перед органами федеральной власти, которым республиканское руководство уже в течение двух суток рассказывает красивый сказки о том, как оно героически спасает город Тырныауз. Более того, что при подобном повороте событий республиканские и местные власти "с легким сердцем и с чистой совестью" спишут всю свою бездеятельность, граничащую с преступлением, на "очередные козни "балкарских национал-экстремистов и бандитов", якобы воспрепятствующих им спасению гибнущего города, и "умоют руки", т. e. уйдут от ответственности за содеянное.

Но что и как можно объяснить голодному и обозленному человеку, в миг выброшенному на улицу, потерявшему не только кров и имущество, но и беспомощно взирающему на бетонные плиты разрушенного дома, под которыми погребены его родные и близкие, для спасения которых в течение двух суток органами власти не предприняты надлежащие меры.

Именно в этот день здесь часто вспоминали, как ровно четыре года назад для уничтожения всего лишь четырех подсудимых-балкарцев из так называемой банды Малкандуева (которым вначале спокойно дали бежать из зала Верховного суда КБР, беспрепятственно добраться до родного села и засесть в одном из его домов) власти республики только за одну ночь нагнали в с. Нижний Чегем не только все подразделения своего собственного многотысячного МВД и вертолеты, но и войска с таким количеством бронетехники, которая начисто уничтожила гусеницами все огороды этого села.

Сегодня же, на третьи сутки стихийного бедствия, в целом городе "огромная техническая помощь республики" Тырныаузу реально возросла только на одну резиновую лодку-катамаран (теперь их стало две) и единственный старый бульдозер, у которого, еще при въезде в город, безнадежно вышел из строя двигатель! Тем не менее, к исходу вторых суток после его развала, к разрушенному дому добрались два подъемных крана и два погрузчика, и наконец-таки спасатели начали разбирать руины...

После упомянутых неоднократных попыток успокоения взбудораженных людей и в то же время прекрасно понимая, что беда не только не миновала, но и неотвратимо, прямо на глазах усугубляется бездействием властей, мы сразу же обратились к нашим представителям во всех балкарских селах, чтобы те разъяснили на местах истинное положение дел в Тырныаузе и безотлагательно озвучили бы идею оказания ему всенародной помощи, т.к. бедствие обретало затяжной характер. Анализ трехдневной ситуации в городе давал все основания полагать, что Тырныауз явно обречен на затопление "до конца" и что власти спасать его не намерены. Поэтому нам срочно пришлось передать через Нальчик очень короткую, но вполне объективную информацию в Москву и Черкесск нашим друзьям. И слава Богу, ибо ровно через пару часов, едва не похоронив самих спасателей, ударил еще один грозный селевой поток на Гирхожане, заливший до кабин работающие кран и погрузчик. Двое других успели отъехать. Началась очередная паника, в т.ч. и среди части "спасателей" при виде быстро нарастающего среди домов уровня воды...

И смех, и грех! Две "бездомные" женщины из затопленных в первую же ночь домов, начисто позабыв о собственном горе, буквально покатывались от хохота, когда рассказывали, как они вдвоем попытались остановить на мосту через Баксан трех бегущих милиционеров (из числа подброшенных сюда для оказания помощи и наведения порядка). Женщины, набрав в пластмассовые бутылки воду из пробитой трубы, шли через мост ночевать в сторону насосной, как вдруг на них налетели три милиционера в пятнистых формах, бегущих из города с криками; "Атас! Делаем ноги! Ну их ..!". Они успешно прорвали наспех организованный женский кордон (в свою очередь вопящий: "Стой! Куда бежите, сволочи! Идите в город!") и ринулись по южному склону вниз.

...День завершился тем. что народ. понявший, что от властей не приходится ожидать ничего хорошего (а за эти три дня здесь побывали со всех концов республики), стихийно начал оказывать помощь Тырныаузу. Первая подобная помощь, организованная жителями селений Эльбрус и Хасанья, пришла почти одновременно к вечеру 21-го. Людям раздавали дрова, воду и продукты, доставленные из Хасаньи, а эльбрусцы, сняв с машин мешки, кастрюли и фляги, прямо тут же на траве начали кормить толпы горожан...

Инициатива сработала. В последующем помощь стала нарастать изо дня в день…

К сожалению, местные власти даже в этом оказались некомпетентными и не организованными и в течение трех дней не использовали свой огромный кадровый и административный потенциал, в т.ч. свой многочисленный и явно недееспособный депутатский корпус, который уже на второй день стихии должен был бы собрать свою чрезвычайную сессию, отстранить от занимаемой должности всех, кто до сих пор не предпринял надлежащих мер для спасения затопленного города, и, приняв всю полноту власти на себя, начать спасательные работы. В крайнем случае, он морально был обязан объявить о самороспуске. Увы! "Карманная" власть не способна и не в силах защищать не только интересы народа, но и собственную честь...

Только на четвертый день бедствия и после столь наглядно преподанного им простыми крестьянами урока власти начали очередную кампанию по оказанию помощи городу через местные сельсоветы. К тому времени, несмотря на все официальные радио- и телебасни о палаточных городках и горячем питании, активно начали оказывать гуманитарную помощь многие села республики, отдельные лица, целые коллективы и даже соседние регионы, среди которых первыми сюда добрались карачаевцы, проскочившие милицейский кордон и прямо с машин раздававшие населению Гирхожана муку и мясо. (Следует отметить тот факт, что помощь из КЧР поступала и в последующие дни, неоднократно. - Ред.)

Спасибо всем вам, люди!

22 июля (суббота)

Кто сказал, что чудес не бывает?! Казалось бы, в затонувшем не только в воде, но и во мраке Тырныаузе вдруг неожиданно вспыхнул свет (в незатопленных районах), а затем появилась и холодная вода. Чего это стоило людям, безостановочно работавшим круглые сутки, но давшим городу свет и воду, знают только они сами. Мы же можем сказать, что они дали не только свет и воду, но и были одними из тех, кто реально предотвратил массовую панику и как ее последствия, неизбежные в городе беспорядки с малоприятным для всех финалом. Увидев свет и воду, измученные и до предела взбудораженные люди повеселели.

Конечно, стихия выплеснула наружу не только все грязное, но и ярко проявила, кто чего стоит и кому, что здесь нужно. В этом отношении стоит сказать, что руководители второго эшелона (хозяйственники} оказались на голову выше властной "верхушки", которая, даже в эти дни, кажется, была озабочена не столько спасением города, сколько организацией "высокопоставленных шашлыков" для самых высоких заезжих "спасителей".

В частности, находясь вечером на том же стадионе, можно было отчетливо слышать радиопереговоры, доносящиеся из близстоящего уазика. когда один из местных руководителей в авральном порядке начал разыскивать чуть ли не самого главного "спасителя". Его столь же хорошо узнаваемый собеседник из районной администрации ответил: "Ты знаешь, он уже спит, и его навряд ли возможно поднять. Он в состоянии выше средней тяжести. Ты меня понял?!". "Понял", - ответил запрашивающий и после небольшой паузы, видимо, забыв выключить рацию, разразился такой отборной тирадой, которой позавидовал бы любой портовый босяк. Стоявшие рядом заулыбались. Не было сказано вслух ни одного слова, но, судя по этажности и искренности сказанного в эфир, люди поняли, что не все спят среди ночи и на самых разных участках есть те, кто не покладая рук пытается спасти свой город.

23 июля (воскресенье)

Пятый день продолжается бедствие... И вдруг, утром зазвонил телефон. Работал он только в пределах одной АТС, но уже можно было не бегать хотя бы по целому городскому району. С первого же дня "потопа" весь коллектив полузатопленного узла связи работал безостановочно, протягивая какие-то воздушки, времянки и все что угодно, пытаясь обеспечить хотя бы местную связь в сухих кварталах города (как объяснили потом сами связисты, в эти дни действительно огромную помощь всем необходимым им оказали республиканское управление связи, чьи руководители поочередно жили в Тырныаузе, и узлы связи других районов).

Ближе к полудню на реке Баксан, у селевого затора, впервые прохлопали три небольших взрыва, скорее всего предназначенных в качестве шумового эффекта для успокоения общественного мнения, уже пятый день требующего немедленного взрыва образовавшегося затора и спуска воды, затопившей город. Что это шумовой эффект, в лучшем случае способный глушить рыбу, говорило то, что над плотиной поочередно поднимались три темные дымки и ни капли воды. Похоже, что запаленную взрывчатку просто бросали на воду...

...Сегодня наши ребята, уже второй раз за эти дни прибывшие из Нальчика (на сей раз со своей аппаратурой), снимали на пленку все эти "чудеса". Вечером они вновь перебросят информацию в Москву.

В городе, в местах наибольшего скопления и передвижения людей появились "медицинские посты" для оказания первой помощи. И не зря... Но, пожалуй, самое заметное явление сегодняшнего дня - это первое и реальное проявление действий временных администраций и факт начала кормления бездомных людей в местном профилактории. Не всех, конечно, но, слава богу, хотя бы какую-то часть - наиболее беспомощную.

В этом отношении, как никогда, с самой наилучшей стороны проявила себя и часть мусульманской молодежи. Собирая по собственным домам все, что могли, и купив на все свои личные деньги хлеба в Нальчике, эти ребята начали не только кормить людей у мечети, но и стали развозить и разносить еду для беспомощных по домам. Первая их помощь началась с пластмассовой бутылки айрана и буханки хлеба на семью. Дальше она возросла и приняла хорошо организованный характер. Но самое главное - в отличие от официальной гуманитарки, разгружаемой на складах (и, как уже жалуются люди, рассортировываемой, растаскиваемой и откровенно распродаваемой дельцами), она попадала сразу и непосредственно нуждающимся. В первую очередь, она доставалась наиболее беспомощным и всем подряд, без различий религий и национальностей.

В некоторых кварталах города появились полевые кухни, и их жители стали готовишь себе горячую пишу.

И наконец, сегодня впервые и вопреки многодневной официальной дезинформации, подаваемой органами власти республики в российские СМИ, появилась достаточно объективная информация Киселева в "Итогах" о событиях в Тырныаузе.

24 июля (понедельник)

"Чудеса в экстремальной ситуации" продолжаются...

С 11 часов утра мы наблюдали, как перед управлением ТВМК. Словно наперекор стихии, бригада рабочих безостановочно сваривает водопроводные трубы и вторично навешивает на уцелевшие перекидные тросы подвесной мостик через Гирхожан... Чуть выше от площади в своих униформах мелькают спасатели, взобравшиеся на стены и крышу разрушенной 9-этажки и висящие на веревках в самых цирковых позах. Снизу их снимает оператор в синей форме МЧС, видимо, свой.

Часть спасателей работает внизу на разборке руин, среди них сразу видны местные - в обычных спецовках и сапогах. Сегодня исполнилось пять дней с момента обвала дома, и вряд ли кто остался под его обломками живым. Наверное, поэтому, частично загружая в машины, а большей частью просто перебрасывая вниз ковшом погрузчика руины дома вперемежку с землей, спасатели скорее пытаются избавиться от этой страшной груды, чем надеются кого-то спасти.

Чуть ранее по этому поводу один из представителей МЧС России (навыки которых власти не только не сумели использовать, но, похоже, что в течение суток их пребывания здесь даже и не накормили) с горечью сказал: "Я был во всех концах света, до Тайваня, но такого бардака, равнодушия и цинизма не видел нигде! Имея такое количество погибших, они не объявили траур даже в Тырныаузе!?"

...Одновременно и отсюда же мы наблюдаем за подготовкой к взрывным работам на камукском мосту, которые ведутся уже второй день. Мы были свидетелями того, как ровно два с половиной часа лодка с взрывниками не могла заплыть на середину реки, к точке закладки взрывчатки. Похоже, что единственная и к тому же зацепившаяся в реке страховочная веревка не позволяла запустить лодку сверху, под острым углом к течению, чтобы доплыть до середины. При попытке же заплыть поперек течения, ее быстро уносило вниз. После более чем двухчасовых усилий веревку просто напросто перерезали и группа ушла с моста. Но и здесь постоянно маячил оператор с камерой, видимо, снимавший для истории наиболее "героические моменты спасения Тырныауза".

Интересно, снял ли кто-либо из этих операторов-баталистов ту потрясающую картину на мосту, когда на глазах у изумленной толпы два полковника шнуровали ботинки, видимо, плотно пообедавшему генералу?! Если нет, то жаль! Подобный снимок был бы лучшим фотодокументом, отображающим лицо и суть нашей местной власти.

Все эти дни невольно наблюдая со стороны за работой наших операторов и корреспондентов, непременно сопровождающих почти всех высокопоставленных лиц, мы уже знали, в какой позе и с какой надписью в газете или с каким возгласом на телеэкране появится завтра тот или иной. Обычно это были кадры с монументально протянутой и указующей рукой и с непременно суровым, мужественным лицом на фоне бушующей стихии...

...А время шло и очередная беда надвигалась, Уже ближе к вечеру стало ясно, что повторный селевой удар почти неизбежен. На сей раз, в отличие от прошлого, по всей наиболее селеопасной зоне города ходят и ездят наряды милиции с динамиками. Они требуют у населения не спать, собрать самое необходимое и срочно покинуть дома, идти в безопасную зону к склонам гор. Этa акция продолжается до ночи. Вдруг неожиданно затрещала рация и раздался чей-то истерический крик: - Полк ППС, бросайте все и бегите к ... матери!". Стихия ударила сразу и страшно, сведя на нет почти все, что было сделано за эти дни. Догадывались об этом только по шуму все нарастающей воды и селевому грохоту.

25 июля (вторник)

Рассвет начал проявлять истинные масштабы ночного бедствия. Как оказалось, теперь уже вся прибрежная часть соцгородка (до Баксанской 10-12) затоплена. Более того, резко поднявшаяся ночью река слилась г, городским озером и теперь от района аптеки до "пожарки" все превратилось в одно сплошное озеро на ширину ущелья. Город вновь "разорван" на три части. Оказалась напрочь отрезанной временная автодорога (или, скорее, ее подобие), по которой, тем не менее, в город уже в течение нескольких дней доставляли хлеб, а мелкие торговцы, приспособившиеся к ситуации, как могли, обеспечивали все ущелье и прочим товаром. Отрезана и единственная пешеходная улица Нагорная. Затоплены десятки домов. В общей сложности (не считая объектов соцкультбыта и частного сектора) их уже не менее полусотни. Не говоря уже о моральной стороне дела, это социально-экономическая катастрофа для такого городка, как Тырныауз. Сотни семей останутся без крова, появятся тысячи беженцев...

Это один из самых социально опасных дней в городе, т.к. доведенный до предела народ с утра "ищет виновных"...

Только что толпа жителей очередного затопленного нынешней ночью микрорайона едва не устроила жестокий самосуд над главой районной администрации Чеченовым.

С большим трудом и на скорости прорвав перегородившую дорогу толпу и провезя несколько метров на капоте своей машины парня, кинувшегося на него, Чеченов оторвался от бросившихся наперерез ему людей и на минуту исчез из поля их зрения. Это и спасло его. Через минуту гнавшиеся за ним догнали и чуть не перевернули такую же, но другую машину. Только тщательно обшарив ее, они оставили в покое хозяина.

Через час, поднявшись на угловой склон и при ярком солнечном свете, мы могли оценить истинные масштабы повторного бедствия. Картина была страшная. Слева город, почти полностью затопленный до канатной дороги, справа - окончательно уничтоженные здания ДОСААФ, многочисленных хозпостроек и гаражей. Рядом в очередной раз залиты печально известная 9-этажка, детсад и здание управления ТВМК. На площади вновь настигнут селем подъемный кран. Ниже памятника уничтожены еще несколько домов. Река Гирхожан круто поменяла русло и теперь уже течет прямо по бывшей улице Заречной, полностью уничтоженной.

У горловины гирхожанского ущелья торчат прижатые к склону ажурные остатки того, что ранее гордо именовалось гидростроителями Тырныаузской селезащитной плотиной. Словно клочья прогнившей марли, на много метров вниз с нее свисают рваные куски бетона. Прямо по середине этого сооружения, словно в насмешку над гидростроителями, и прошел сель, прорывший в глубину не менее чем 15-метровый канал, ниже его бывшего бетонного основания. (Как оказалось, ряд специалистов заранее и не единожды предупреждали органы власти не только о малоэффективности этого сооружения, но и о его потенциальной опасности. В частности, выяснилось, что неоднократно об этом предупреждал и даже официально обращался по этому поводу в различные инстанции, в т.ч. в правительство КБР и В. Кокову, известный ученый, академик М. Залиханов. Но, увы, похоже, что и он не был "услышан" властью. Кроме того и в подтверждение сказанного, мы публикуем еще одну экспертную справку (записку в рукописном варианте), подготовленную менее года назад И. Сейновой. Но кто же станет слушать кандидата наук там, где не слышат академика?! Результаты налицо. - Ред.)

Ниже, смыв сотни метров бетонной стены противоселевого лотка, река вплотную приблизилась к домам Верхнего Аула, Следующий удар стихии будет для них последним,

На противоположной стороне реки Баксан, у камукского мocтa, вновь копошится бригада взрывников, которая прекрасно понимает всю бесполезность собственных занятий, но согласно полученной "сверку" команде добросовестно делает вид, что спасает город. Хлопают очередные взрывы...

За сотню метров от нас, на правом берегу реки Гирхожан, мобилизованная на помощь чужая милиция (в бинокль хорошо видны их лица) гоняет дубинками всех неместных корреспондентов. У некоторых даже пытаются вырвать камеры. Впечатления от всего увиденного угнетающие.

Тысячи носящихся по городу людей, пытающихся уйти и улететь из города (выехать из него вниз невозможно). Забитый до отказа стадион, на который одновременно садятся 3-4 вертолета, осаждаемый толпами.

И все же есть нечто отрадное, Видимо, не на шутку испугавшись наехавших сюда чужих корреспондентов, власти наконец-таки пытаются более и менее организованно вывезти в Нальчик, Приэльбрусье и разместить в городе людей. Это "распихивание и раскидывание бездомных" все же несколько сняло опасность стихийного взрыва...

После полудня слушаем радио. Диктор ровным голосом и со ссылкой на республиканские власти в очередной раз сообщает, что "ситуация в Тырныаузе под контролем, люди обеспечены всем необходимым", а со всех концов страны идет гуманитарная помощь, "хотя республика сама в состоянии справиться с последствиями стихии". Число человеческих жертв с первоначальных шести уже снизилось до "четырех с половиной". Пусть простят нас родные и близкие погибших, которым было несоизмеримо больнее слышать подобную ложь, если они могли вообще ее слышать.

Странно, но на целую неделю куда-то исчезли вечерние теленовости КБР, хотя причина вполне объяснима. В новостях надо о чем-то говорить, но власти нечего сказать народу, который все видел своими глазами.

Утренние же теленовости КБР ежедневно демонстрируют в качестве "огромной помощи республики Тырныаузу" один и тот же кадр и все ту же упомянутую резиновую лодку местных спасателей, развозимую на крыше уазика.

Ни один руководитель, утверждавший в те дни, что в помощь Тырныаузу выделены многие десятки единиц техники, не сможет сегодня назвать и трех единиц таковой по наименованию, госномером, с названием фамилии водителя и конкретного участка работы. Ее здесь просто не было! Спасался Тырныауз только собственными силами... И спас его остатки только Всевышний, изменив погоду, но не власти.

К сожалению, весь этот недельный балаган по "героическому спасению" с демонстрацией вертолетно-спасательных и пиротехнических кадров внешне напоминает съемочные площадки киностудий. По сути же, его можно охарактеризовать только лишь двумя словами В. Путина - "о государственной лжи". Весь этот процесс, начиная с доселевой имитации расчистки русла, а затем послеселевой команды "не взрывать затор", практически уничтожившей полгорода, как и всю официальную информацию, подбрасываемую органами власти в СМИ, можно уместить в эти два слова...

До сих пор нам удавалось избегать прямых стычек с представителями власти и публичной оценки их действий, но, видимо, всякому "везению" есть предел. Днем, случайно столкнувшись на улице, мы поругались с депутатом парламента республики, который, появившись в собственном избирательном округе через неделю после его затопления, чуть ли не радостно задал риторический вопрос: "Ну, как дела?" Пришлось показать вниз на затопленный город и очень коротко высказать несколько вполне обоснованных соображений по поводу всех здешних дел... Однако беда, как известно, одна не приходит!

...Вечером, около 20 часов, придя на стадион, чтобы услышать у штаба временной администрации официальную местную информацию (здесь давно не работает радио, затоплена редакция газеты, нет общей внутригородской связи), мы вновь столкнулись с очередным депутатом, теперь уже районного масштаба и в образе полупьяного академика, к тому же состоящего в чине начальника райдепартамента.

Поскольку наши оценки здешних событий явно расходились, то с трудом удалось предотвратить далеко не академическую ситуацию, при которой могли быть помяты мантии...

Но, похоже, что наши "душевные" встречи с депутатами не остались без надлежащего внимания и административной оценки", т. к поздно вечером в эфире прозвучала радиокоманда о необходимости принятия самых жестких мер для недопущения и предотвращения всевозможных митингов и беспорядков в городе, якобы организуемых балкарским национальным движением. Однако для нас, хорошо изучивших повадки "родимой власти", это не стало неожиданностью. Мы видели и не такое. Более того, теперь уже стало совершенно очевидным, что, оказавшись в роли голого короля перед толпой, то бишь перед народом, органы власти вынуждены усиленно искать "козла отпущения" для отвлечения общественного внимания и "списания" крайне плачевных итогов собственной деятельности (или бездеятельности).

Об этом свидетельствует и то, что уже утром следующего дня на Тырныаузском стадионе появился кто-то из помощников прокурора республики и держал там краткую речь перед собравшимися. По свидетельству очевидцев, основная суть этой речи состояла в том, что сей высокий правоохранитель начал сразу горячо и страстно призывать голодных и бездомных людей не слушать "источника всех народных бедствий - балкарских националистов, экстремистов и сепаратистов", называя при этом ряд конкретных фамилий...

Бред о том, что "по вине Балкарского Национального Совета резко упали надои молока на колхозных фермах", мы слышали еще в августе 1992 года из уст замминистра КБССР. Но чтобы еще и город затопить селем!.. Это уж слишком круто даже для нас!

Не менее оригинальной оказалась и вторая "спасательная" часть этой речи, т.к. в ее заключение оратор призвал всех свободных мужчин города немедленно двинуться к берегу бушующего Баксана и выдергивать (слава Богу, что не топиться!) из его русла лес-топляк, который якобы и является основной причиной затопления города. Однако то ли из-за отсутствия бурных оваций стадиона, то ли не имея при себе сапоги и спецовку выступавший не стал лично возглавлять колонну "речников" и отбыл на "Волге" в неизвестном направлении...

P.S. К сожалению, мы давно и на личном горьком опыте убедились, что еще с начала 90-х годов (особенно к их середине) республиканская прокуратура превратилась из главного правоохранителя в главное орудие политической борьбы, особенно со всевозможными и умело сочиняемыми в местных властных коридорах "балкарскими" "измами". (Очередной виток которой, надо полагать, начнется сразу же после выхода в свет настоящего номера "Балкарии". - Ред.)

Ни одно беззаконие и даже явный произвол. проявленные органами власти по отношению к балкарскому народу за эти годы, не были пресечены республиканской прокуратурой, обязанной вести надзор за исполнением законов.

Наверное, если бы наша прокуратура, по сути являющаяся прямым федеральным подразделением, в должной мере отстаивала бы здесь Конституцию России и требовала бы неукоснительного соблюдения всего ее законодательства, мы бы сегодня имели несколько иную Конституцию КБР, иные республиканские законы и иное местное самоуправление, способное принимать самостоятельные решения хотя бы в момент пожара в собственном доме.

В конкретном же данном случае, наверное, вполне логично было бы предположить, что уж на сей-то раз прокуратура республики непременно и сразу задастся главными и даже неизбежными вопросами: "Почему это случилось? Почему не было своевременно расчищено русло реки, и, если были, то куда ушли деньги, выделенные на эти цепи? Почему в первый же день стихии не был взорван селевой затор, в связи с чем намного увеличились сроки и масштабы народного бедствия? Кто несет ответственность за гибель людей и т.д.

Вместо этого, как мы видим, высокопоставленный представитель республиканской прокуратуры прибыл в полузатопленный Тырныауз для объявления очередной публичной анафемы "балкарскому национал-экстремизму" и предложил собравшимся "ловить бревна в мутной воде", хотя сам в душе, возможно, и понимал, что надо бы заняться теми, кто предпочитает "ловить в ней рыбку", даже ценою гибели многих десятков людей…

ГЛАС НАРОДА - ГЛАС БОЖИЙ?!

Еще изначально, т.е. с момента прихода этой всенародной беды, имеющей как объективные, так и субъективные корни, каждый из нас четко понимал, что вряд ли всем нам удастся избежать последующей публичной оценки причин и последствий этих трагических событий с точки зрения моральной и экономической, правовой и даже политической.

Мы разговаривали за эти дни с сотнями людей как индивидуально, так и с целыми группами до 60-70 человек, ютящихся то на мусульманском кладбище Гирхожана, то в чужих домах и гаражах, а большей частью на северных склонах гор и верхней окраине города. Обобщив все их высказывания, мы решили опубликовать их в качестве некоего "гласа народа".

А выводы таковы:

Во-первых, абсолютное большинство наших собеседников, в т.ч. даже те, кто потерял родных и близких, считают, что "сель - это стихийное бедствие, предотвратить которое почти невозможно". Вместе с тем, эти же люди и столь же категорично утверждают, что дважды (до схода селя и после него) местные органы власти совершили должностное преступление с особо тяжкими последствиями, повлекшими за собой многочисленные человеческие жертвы. Это стало возможным только потому, считают они, что "здесь ни на одном уровне нет реально самостоятельной местной власти и при нынешнем режиме в КБР быть ее не может. Ни один руководитель местного самоуправления, будь то районный, городской или сельский, на прямую не избранный народом, никогда не будет служить этому народу и не сможет опереться на него в нужный момент. Поэтому основная задача нынешних руководителей нашего местного самоуправления. назначаемых только "сверху" - это не защита интересов народа и вверенного им региона, а максимальное угождение "хозяину", назначающему их на эти должности. Система образования органов местного самоуправления в КБР должна быть незамедлительно изменена и приведена в полное соответствие с положениями Конституции РФ и ее Закона "О местном самоуправлении". (С подобным выводом трудно не согласиться. - Ред.)

Что касается обвинений непосредственно в адрес органов республиканской власти, то люди обвиняют их:

В первую очередь, в отдаче категорического распоряжения органам местной власти не взрывать селевой затор, образовавшийся на реке Баксан.

Во-вторых, в неоказании надлежащей технической и продовольственной помощи Тырныаузу, особенно в первые 4-5 дней.

В-третьих. В явно демонстративной лжи, подаваемой в российские СМИ в течение всего продолжения стихийного бедствия, сокрытии его истинных масштабов и многократном занижении количества человеческих жертв.

В-четвертых. В том, что именно в результате деятельности (или бездеятельности) высших органов республиканской власти сегодня здесь создалась реальная угроза для дальнейшего и теперь уже полного затопления всей западной части города, т.к. за все эти дни бездействия властей перекрытое русло Баксана поднялось на 1.5-2 метра под канатной дорогой и на 8-10 метров в районе камукского моста...

Мнения людей о подобном, мягко говоря, более чем равнодушном отношении к народному бедствию в Тырныаузе также оказались достаточно близкими и сформулированы ими нижеследующим образом:

Мнение первое.

"Накануне перевода штаб-квартиры Международной Черкесской Ассоциации в Нальчик и проведения ее конгресса в КБР будущий президент МЧА Коков не мог допустить даже случайного затопления какого-нибудь огорода в Баксанском районе Кабарды и меньше всего его при этом интересовало то, что будет не только с Тырныаузом, но и со всей "Балкарией". (...Нам ничего неизвестно о будущем президентстве Кокова, но то, что конгресс МЧА организовывался и проводился здесь на уровне высшего и общегосударственного мероприятия республики, свидетельствует об этом, так же как и Распоряжение Правительства КБР от 07.07.2000 г. № 233-р, за подписью X. Чеченова, об образовании оргкомитета конгресса, а также участие в его работе А. Джаримова, В. Кокова и почти всего высшего руководства республики и избрание президентом МЧА спикера Палаты Парламента КБР З. Нахушева. - Ред.)

Мнение второе:

"Сегодня вдобавок к сказанному выше Тырныауз стал городом весьма проблемным, т.к. превратился в город пенсионеров. Поскольку в период расцвета здесь градообразующего комбината его основной национальный состав по численности выглядел как - русские, балкарцы, кабардинцы и прочие национальности, то и состав его нынешних пенсионеров имеет подобную структуру. Поэтому при основательном уничтожении инфраструктуры города русские рассеются по другим районам, а скорее - предпочтут уехать за пределы республики, кабардинцы устроятся дома, на равнине, а балкарскую часть, у которой нет другой родины и некуда будет выехать, можно будет превратить в некий полностью приватизированный хутор Диканьку, назначив там нового старосту, который будет служить у наезжающих гостей в роли мальчика на побегушках...

Для этого власти решили, максимально используя стихийное бедствие, как можно сильнее ударить по центру наиболее "непокорного" Эльбрусского района, который к тому же "самовосстановился" в 1994 году, против их воли, путем референдума. Именно поэтому в качестве очередного главы администрации этого района, т.е. для его развала, и был назначен в свое время Б. Чеченов, заведомо являвшийся ярым противником даже законного восстановления балкарских районов, к тому же сразу "на радостях" передавший из Эльбрусского района ущелье Тызыл и территорию лечебных исючников "Жылы-суу" Зольскому району Кабарды".

Мнение третье:

"Если взять всю нашу советскую историю, т.е. только сугубо научные и документальные факты без всяких эмоций и "измов", то становится совершенно очевидным, что каждый очередной руководитель республики, со дня насильственного объединения Балкарии с Кабардой в 1922 году, делал все для уничтожения Балкарии как таковой и низведения на нет стaтуса балкарского народа. Об этом ярко и бесспорно свидетельствует вся "балкарская политика" Калмыкова, Кушхова и Мальбахова.

В. Кокову, который активно продолжил этот же курс с последующими "поправками на перестройку и демократию", помимо всего прочего. удалось и вовсе "законодательно упразднить" к 1997 году весь балкарский народ, "конституционно" превратив его в некую безымянную часть так называемого "кабардино-балкарского населения".

И наконец. Пора бы понять балкарскому народу (и, в первую очередь, марионеточной части его чиновней интеллигенции), что пока, опираясь на федеральное законодательство и нормы международного права, он не реализует своих конституционных прав на самоопределение и не выполнит решений собственного съезда и общенационального референдума (в части образования Республики Балкария в составе Российской Федерации), его "братская" участь в т. н. "единой и неделимой братской и райской" Кабардино-Балкарии иной быть не может.

Событий в Тырныаузе это всего лишь очередной трагический кадр нашей новой истории с яркой демонстрацией т. н. "балкарской политики" в действии"...

Комментарий.

Если не уйдет в неизвестность очередная целевая финансовая помощь России, то, наверное, многомиллионный экономический ущерб, нанесенный стихией Тырныаузу, за годы можно и восстановить, раз к тому же высшие руководители республики обещают в своих выступлениях, что "город станет еще краше" (хотя вряд ли для этого его нужно было вначале топить). Но можно ли залечить ту огромную морально-психологическую травму, нанесенную его жителям, многие из которых потеряли родных и близких?

Сегодня первые лица местного самоуправления Эльбрусского района (не говоря о руководителях республики) даже не сочли для себя обязательным принести публичные извинения жителям затопленного города. Более того, именно они и обвиняют жалующихся жителей в неблагодарности!!!

Сегодня стало совершенно очевидным и то, что уже задним числом местные и особенно республиканские власти ищут любые оправдания своей деятельности, а точнее бездеятельности во время стихийного бедствия в Тырныаузе и развернули целую пропагандистскую кампанию.

В частности, на прямой вопрос корреспондента газеты "Эльбрусские новости" (от 01.08.2000 г.). почему еще 19 июля не был взорван селевой затор, который и стал основной причиной дальнейшего затопления города, глава райадминистрации Б. Чеченов ответил, что первая партия взрывчатки, предназначенная для взрыва плотины, оказалась в машине, утром застрявшей, а потом и полностью затонувшей в районе городского рынка, и что в дальнейшем она доставлялась по линии МВД.

(Судя по ответу, очень похоже на то, что при соответствующем желании властей, первым и основным (после селя) виновником многодневного затопления города, т.е. "стрелочником", может оказаться шофер застрявшего "Урала", а вторым - несколько туманная и слишком длинная, т.н. "линия МВД", по которой якобы впоследствии доставлялась взрывчатка, т.к. только на пятый день стихийного бедствия прохлопали первые и уже абсолютно бесполезные взрывы. - Ред.)

Вместе с тем, по нашей информации, с первых же дней стихийного бедствия здесь негласно началась акция сбора "свидетельских", а точнее лжесвидетельских подписей лиц, готовых подтвердить, что к моменту схода селя гирхожанский противоселевой поток был очищен.

Опять появились в республиканском радио- и телеэфире то в качестве "экспертов" по стихиям, то в качестве "национальных авторитетов" политиканствующие шуты балкарской национальности, потомственно прислуживающие любому властному режиму.

Эти разномастные "специалисты на все случаи жизни" сегодня всерьез пытаются уверить не только жителей пострадавшего города, но и всю общественность в том, что затопление Тырныауза было не только естественной неизбежностью; но и чуть ли не необходимостью.

Воистину жалкое зрелище глядеть на то, как каждый из этих "специалистов и авторитетов" как обычно, начиная свою речь с дежурных и обязательных здесь проклятий (в лучшем случае предостережений) т.н. "балкарским националистам", затем надолго переходит к рассказам об огромном и неоценимом вкладе руководства республики, в т.ч. и лично...", на сей раз, естественно, в дело спасения Тырныауза.

При этом одни из них в порядке своего личного вклада "в это святое дело" (по их же словам) неделями льют крокодиловы слезы у собственных телеэкранов в Нальчике, глядя на кадры затопленного города, другие готовы предоставить свой персональный (там же, в Нальчике) кабинет для сбора в нем гуманитарной помощи. Ну а третьи (прямо и все из того же Нальчика, т.е. с расстояния в сто километров) готовы грудью перекрыть тырныаузский сель - трехнедельной давности.

Одно только непонятно. Почему при том "огромном и неоценимом вкладе руководства республики", к тому же дополненном не меньшим "личным вкладом" каждого из этих "мудрецов", спустя месяц после начала стихии в центре "спасенного" ими Тырныауза не ходят автомобили, а плавают лодки и тонут бульдозеры?!

Материал подготовлен к печати
пресс-группой
Государственного Совета Балкарии

От редакции. Редакция газеты 'Балкария" искренне благодарит Алана Исламова (Москва), предоставившего нам возможность издать очередной номер, 2(8), и довести до общественности правду о тырныаузской трагедии.

Представляем Вам

Б. Лайпанов: …Но трудно на родной земле поэтам...

Дорогой читатель! По негласно установившейся традиции, редакция газеты "Балкария" старается без крайней необходимости не "популяризировать" на страницах собственной печати деятельность членов своей редакционной коллегии. Но, прочитав во втором номере журнала "Ас-Алан" потрясающие душу стихи Билала Лайпанова "Палестинским поэтам" (в не менее великолепном переводе Аркадия Тюрина на русский язык), мы не могли удержаться от их публикации, даже без ведома автора, за что приносим свои извинения.

Кто такой Билал Лайпанов, судить вам, мы же дадим лишь несколько штрихов к его портрету...

Он совершил паломничество в Мекку и поклонился святыням мусульманского мира. Профессиональный литератор, который пишет прекрасные стихи о любви, и человеку, впервые читающему его философские строки остается только поражаться контрастности поэзии и многогранности ее автора. До предела загруженный деятельностью в московских издательствах, он несколько лет выпускал еще и собственную газету "Мир дому твоему", а два года назад, начав по сути с нуля, создал и возглавил редакцию нового и ныне популярного карачаево-балкарского журнала "Ас-Алан"...

В это, наверное, трудно поверить, но при всем этом, он успел издать свой 10-томный поэтический сборник и уже в течение 12 лет является одним из самых известных общественно-политических деятелей в национально-демократическом движении Карачая, последовательно и принципиально отстаивающим конституционные права своего репрессированного народа, вплоть до международного уровня.

Следует с благодарностью отметить, что в дни стихийного бедствия в Тырныаузе Билал был одним из тех, кто предпринимал самые активные действия в Москве по организации действенной помощи затопленному городу.

Зачем ему вся эта бесплатная, беспокойная, а порой и крайне опасная деятельность? Вряд ли даже он сам ответит на это сразу. И все же, наверное, отчасти потому, чтобы по полному праву называть себя Человеком, а главное, как это он объяснил стихами, потому, что:

Когда в наш дом захватчики пришли,
Когда нас гонят прочь с родной земли,
Я людям должен рассказать об этом!
Но наша речь родная под запретом...
Когда нет справедливости нигде,
И оказался мой народ в беде.
Когда в тоске сжимаются сердца –
Воззвать к свободе - это долг певца.
Но трудно на родной земле поэтам,
Когда и песни под запретом!
Заплакал, но послышались угрозы.
Так, значит, под запретом даже слезы"
Хотел к земле припасть, еще не зная,
Что под запретом и земля родная!
Но надо мной раздался голос Бога.
Иди! Пусть нелегка твоя дорога.
Тому, кто Родину свободной хочет видеть,
Не запретишь любить и ненавидеть!

Рейтинг@Mail.ru
Сайт управляется системой uCoz