На главную    Назад: статьи из "Брокгауза"    Комментарий к ст. из Энциклопедии Брокгауза

Кумыки

— народ тюркского племени, принадлежащий к понтийской его ветви, живет в Дагестанской обл., к С от Дербента, вдоль берега Каспийского моря, и в Хасав-Юртовском окр. и Кизлярском отделе Терской обл., между р. Тереком и Сулаком. Некоторые полагают, что К. издревле занимали побережье Каспийского моря и были известны Птолемею под именем ками, камаки, Клапрот видит в них потомков хазар, а Вамбери ("Das Türkenvolk", Лпц. 1885) допускает, что они поселились в занимаемых ими теперь местах еще во время процветания хазарского царства, т. е. в VIII веке. В отношении языка и образа жизни все К. представляют в настоящее время одно этнографическое целое, но едва ли это можно сказать относительно их происхождения. Местные сказания, в связи с множеством сохранившихся этнографических терминов, приводят к заключению, что по крайней мере та часть К., которая занимает Кумыкскую плоскость (см.), сложилась из весьма разнообразных элементов, что отчасти подтверждается и физическим обликом обитателей этой плоскости. В важнейшем селении К., ауле Эндрей (Эндери; у русских Андреево) до 700 дворов, на самой южной оконечности Кумыкской плоскости, у жителей каждого из 4 кварталов, на которые оно делится, сохранились различные сказания о их происхождении, отчасти подтверждаемые и другими данными. Разнородные элементы встречаются и в друг. аулах К. плоскости. О том, что в состав К., занимающих Кумыкскую плоскость, вошли кабардинцы, свидетельствует их история. Хотя еще в 1559 г. Агим, князь тюменских К., принял подданство России, а при царях Федоре Иоанновиче и Борисе Годунове здесь построены были крепости для защиты от чеченцев, тем не менее местные сказания утверждают, что лет 300 тому назад К. управлялись шамхалом города Тарки (ныне Петровск). По смерти шамхала Андия, старшие его сыновья не допустили к участию в наследовании третьего его сына Султан-Мута, рожденного от кабардинки, не принадлежавшей к княжескому роду. Султан-Мут бежал в Кабарду, набрал там отряд в несколько сот человек и принудил братьев уступить ему часть отцовских владений. Со своими кабардинцами Султан-Мут поселился в Эндрее, который быстро разросся до размеров большого восточного города; расположенный близ пути из Персии в Крым, он получил значение торгового центра, главным образом, по торговле рабами-детьми. В 1604 г. К. возмутились и заставили русский гарнизон удалиться за Терек; во время этого возмущения пал, по преданию, Султан-Мут. В 1722 г., во время похода Петра I в Персию, русские разрушили Эндрей, который уже не мог оправиться от этого удара; в 1725 г. опустошен был русскими г. Тарки. Тогда же заложена была на Сулаке крепость св. Креста. В XIX столетии К. вообще принадлежали к числу мирных горцев, оставаясь верными России. Прежде К. делились на множество сословий. Во главе их стояли бuu или князья; за ними шли чанка или княжеские дети от неравных браков, далее сала-уздени или независимые дворяне, уздени или дворяне, находившиеся в вассальных отношениях к князьям, чагары или землепашцы, из которых одни были вольными, другие находились в зависимости от князей и узденей и платили им оброк или обрабатывали их земли; наконец, кули или рабы. В 1860-х годах уничтожена была зависимость одних сословий от других, а представители непривилегированных сословий наделены землей на общинном праве. В настоящее время К. делятся на класс землевладельцев — собственников и народ. К. — все сунниты, ведут оседлый образ жизни и занимаются хлебопашеством и скотоводством. Обычаи и нравы К. в общем сходны с обычаями и нравами других кавказских горцев, но К. не смотрят на обычаи, как на неприкосновенную святыню и легко допускают отступления от них. Примирение по кровным делам устраивается довольно просто и легко. Куначества у К. почти не существует; влияние родства ограничивается пределами двух-трех поколений. Традиционные взгляды кавказских горцев на хищничество, как на акт молодечества, не пользуются среди К. непоколебимым авторитетом. Они живут в саклях обще-горского типа, но во внутреннем их убранстве господствует полное смешение стилей, начиная от чисто персидского и кончая чисто европейским. Традиционная горская одежда местами вытесняется платьем европейского покроя. В кумыкской песне отражается нравственный облик К. — рассудительного и наблюдательного, со строгими понятиями о чести и верности данному слову, отзывчивого к чужому горю, любящего свой край, склонного к созерцанию и философским размышлениям, но умеющего и повеселиться с товарищами. Как народ более культурный, К. всегда пользовались большим влиянием на соседние племена. Ср. Дагестан, Кавказские языки. См. ст. Н. С. в газ. "Кавказ" 1886 г. (№№ 141, 142, 178, 179); " Собрание юридических обычаев кумыкского народа по делам кровным", Н. С. Семенова ("Юридическое Обозрение", 1881 г., №№ 29 и 30); "Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа" (вып. XVII, Тифлис, 1893), где помещены кумыкские песни, русско-кумыкский словарь М. Г. Афанасьева и кумыкско-русский словарь М. В. Мохира.

 

 Комментарий: В этом описании интересна социальная иерархия и названия сословий у кумыков. Точнее сказать идентичность социальной иерархии и названий сословий у кумыков и карачайбалкар. Полное совпадение сословий: Бий, чанка, сала узден (т.е.сыйлы-сырма узден), узден (кара узден), чагар, кул. Это не простое совпадение- это напоминание об едином в прошлом, об единых корнях и об алано-хазарском государстве. см.  ст. Осетины- об узденях осетин

Нагаи

нагайцы (ногайцы) — так называлось татарское население южно-русских степей, получившее будто бы это название от известного темника Ногая (см.). Их разделяли у нас на Больших, живших на В от реки Волги, и Малых — на З от нее. Большие Н. — это потомки татар Золотой орды, вместе с покоренными ими тюркскими народами. Малые Н. из приазовского края были вытеснены нашими казаками далее на З, где разделились на несколько орд, подчинявшихся крымским ханам, а через них — турецким султанам: буджакская орда (от Днепровского лимана по берегу Черного моря к устьям Дуная, т. е. от Аккермана до Измаила), едисанская (в Очаковской области), джамбуйлукская и едичкульская (в северных уездах нынешней Таврической губ. и отчасти в Екатеринославской), азовская (в бывшем Таганрогском градоначальстве) и кубанская (в бывшем Черноморском округ). Большие Н. вступили в русское подданство еще при Иоанне Грозном, причем сравнительно надолго сохранили своих ханов, как подручников Белого царя. Русское влияние на Малых Н. началось лишь во второй половине XVIII ст. По мысли гр. Панина, командовавшего нашей армией в Новороссийской губ. и Очаковской области, начались в 1769 г. попытки привлечь Н. на сторону России; в 1770 г. изъявили готовность принять русское подданство орды едисанская и буджацкая, часть которых (11794 д.) вслед за тем были водворены, для временного кочевания, в степях от р. Каменки до г. Азова, т. е. на прежних их землях. Так как война с Турцией тогда же возобновилась, то из предосторожности Н. были переведены в степи между Доном и Кубанью. Там они оставались до 1783 г., когда их решили, вопреки обещанию, еще раз перевести в новые места, далее на С, в приуральские степи, в кочевья киргизов и калмыков. Узнав об этом, Н. разом собрали свои кибитки и бежали на Кавказ. Потемкин поспешил успокоить их и вернуть их в Россию. При помощи влиятельного мурзы Баязет-бея удалось, в 1784 г., возвратить в ейские степи до 1000 семейств беглецов, а потом, до 1790 г., вернулось еще до 2000 семейств. В 1790 г. Потемкин, опасаясь присоединения Н. к туркам, с которыми тогда произошли у нас столкновения на Кавказе, перевел едисанскую орду частью к туркменам, а Н., кочевавших в низовьях р. Кумы по Каспийскому морю — частью на левый берег Молочных вод, где им достался обширный треугольник, образуемый устьем р. Берды, оз. Молочным и верховьем р. Токмак. Здесь число Н. постепенно увеличивалось — между прочим, выселенцами из Анапы и из Кизлярской степи. В начале XIX ст. числилось в едисанской орде 4655 мжч. (26 аулов), в джамбуйлукской 1922 мжч. (11 аулов), в едичкульской 1188 мжч. (6 аулов). В 1806 г., во время войны с Турцией, бывшая еще под ее властью буджацкая орда, среди которой находились и едисанцы и джамбуйлуки, изъявила покорность России и переселилась к своим единоплеменникам. В 1807 г. состоялся переход их из-за Днестра на Новороссийскую сторону; всего перешло тогда в Таврическую губ. 6404 души обоего пола. В 1801 г. имп. Павел I разрешил Н. нести конную военную службу, причем они вызывались содержать за свой счет 1000 чел. Это продолжалось только до 1804 г.; регулярная служба оказалась несвойственной натуре Н. В конце XVIII ст. стали приниматься меры к обращению Н. к земледелию; администрация раздавала им хлебные семена и старалась, согласно предписанию Екатерины, убеждать "примером кротости"; но, когда приставом нагайских орд был назначен французский эмигрант граф де Мезон, он, чтобы обратить весь народ к земледелию, сжег все их кибитки. При устье реки Обыточной был основан, в 1821 г., в 3 в. от моря, город Ногайск, где заведены были плантации: лесная и садовая. Хотя город получил значительные льготы, но развиваться не мог, так как место для него было выбрано неудачно: по мелководью здесь моря нельзя было построить пристань, а речка летом пересыхала. Требовалось избрать новый пункт, вследствие чего в 1830 г. был заложен, на устье р. Берды, г. Бердянск. По бухарестскому трактату было постановлено, что татары едисанской орды, перешедшие в Россию из Бесарабии, могут, если пожелают, возвратиться в пределы Отоманской империи; на этом основании 1892 кибитки буджаков и едисанцев в 1812 г. вернулись в Турцию. После крымской войны началось переселение Н. в Турцию. Полагают, что к 60-м годам их ушло 180000 душ. Причины выселения неизвестны; вероятно, ему способствовали действия местной администрации. Остальные Н. ушли из России в Турцию после восточной войны и были турецким правительством поселены в. Малой Азии. Теперь не осталось у нас ни одного Н. в северных уездах Таврической губ.

Н. В. (Николай Григорьевич Вальтер)

Рейтинг@Mail.ru
Сайт управляется системой uCoz